Сандра Байрон
Мой дом превратился в сборище жнецов. Да, я всегда знал, что когда-нибудь дойдет и до этого! Не поместье, а проходной двор какой-то!
Ти Спирс, увидев обезглавленное разорванное на части тело, сначала побледнел, потом минут пять отходил от шока.
- Ты тоже будешь на его месте, если не уберешься отсюда, - с усмешкой кинул я шишигами, проходя мимо него. Уильям нервно дернулся и побледнел еще сильнее. Видимо, мой тон говорил о том, что я не шучу.
Ладно, плевать, что в моем доме весь этот сброд, хоть какая-то от них польза будет - уберут отсюда остатки от этого отродья.
- Мой лорд?
Я оглянулся. Себастьян с теплой улыбкой и с закрытым бинтовой повязкой правым глазом поклонился.
- Вы были великолепны.
Я усмехнулся, театрально изображая лёгкий поклон. Себастьян никогда не врет.

После того, как метка в одном из темно-карих глаз дворецкого вспыхнула фиолетовым светом, наши души словно пришили друг к другу. Я чувствовал и видел абсолютно всё, что происходило с ним. Сидя в своем кабинете, я мог наблюдать, как Себастьян сидит на лавочке в саду и гладит кончиками пальцев лепестки белых роз. Я мог увидеть, как он готовит, как разговаривает со слугами, как сервирует стол... Я мог видеть каждое его движение, при этом, не выходя из своего кабинета или гостиной. Так же сильно и ярко я чувствовал его эмоции. Горечь, грусть, восхищение, удивление, отчаяние... Если у него что-то не получалось, он злился и беспомощно ударял руками по стене или столу. Когда он следил за Мейлин, то его охватывало раздражение или досада, когда он вспоминал, что стал всего лишь человеком, он чувствовал унижение, когда, занимаясь чем-то, вдруг возбуждался при мысли обо мне, то чувствовал неловкость и смущение, а потом гнев и раздражение - от того, что не может себя контролировать.
Я знал каждый его шаг, каждую эмоцию... И вся моя жизнь вдруг стала посвящена только Себастьяну... Я теперь не нуждался во сне. И ночами видел я, какие кошмары мучают моего дворецкого, видел обрывки из его жизни, видел Ад, Белета… и…
Ревность охватывала меня, если Себастьяну снились те воспоминания, где они были вместе с Белетом, не важно, в одной кровати или же где-то ещё.
Тогда, чтобы успокоить себя, я уходил в сад, стараясь отвлечься от Себастьяна, но не мог… Договор скреплял нас так, что я видел все и не мог от этого сбежать.
Но самое трудное - находиться с ним рядом… Нет, я любил его по-прежнему, просто… когда он был совсем рядом, чувства его были намного сильнее. Если даже на расстоянии я мучился от его эмоций, то вблизи они становились невыносимы, охватывали меня, сковывали, от этого было то больно, то печально… Я боялся их силы… Слишком обострено мое чутье к ним. И все же, каждый раз, когда он был совсем близко, я радовался этому.

Я не хотел видеть сейчас Себастьяна. А в сердце ощущал его тоску по мне. Тоску и непонимание того, почему я не зову его. Отчаяние в нем отдавалось болью во мне. Но я не хотел просто не мог его видеть сейчас. Эти его сны... жгучая ревность съедала меня изнутри, лишая покоя.
От безвыходности я стал перебирать свои книги, которые читал раньше, будучи человеком. С верхней полки я достал одну, очень понравившуюся мне когда-то в детстве книгу «Ангелы и Демоны». Теперь я смеялся над ней, помня ее содержание. Написанное в ней было полнейшим бредом. Может, мне стоит написать правду про демонов и ангелов, а потом ткнуть этой книгой в лицо автора? Эта мысль заставила меня усмехнуться. Я раскрыл книгу, решив, что выброшу ее, но из страниц вдруг выпало что-то. Наклонившись, я подобрал с пола какой-то лист, тут же замерев. Фотография. Я, спящий за столом, рядом за моим креслом - Себастьян. Плуто в окне.
Черно-белая фотография моей прошлой жизни. Легкая улыбка Себастьяна, такая ласковая и теплая. Тут я был простым Сиэлем, а Себастьян - простым дьявольским дворецким. И Плуто - живой. Сейчас нет ни Плуто, ни меня, ни Себастьяна. Все так резко изменилось…
Спрятав фотографию во внутренний карман камзола, я отправился обратно к столу, садясь в глубокое кресло Сиэля Фантомхайфа – человека, которого уже нет. Все казалось мне и родным, и одновременно чужим. Вроде это мое поместье, но ведь меня уже нет в этом мире...
Кто я?
Книга раскрылась от одного взмаха руки: Сиэль не смог бы так сделать. Взмах - и шторы задернулись сами, а свечи тут же вспыхнули. Солнечный свет меня раздражал. Хочу, чтобы все было во тьме. Сиэль бы этого не хотел. Он боялся темноты. Наверное…
Я стал перечитывать старую, любимую с детства книгу. Сиэль боялся ее читать. А я нет. Все в ней книге стало смешным и нелепым.
Это уже не мой мир. Меня здесь нет, но я остаюсь тут.
Когда я пропустил свои похороны? И почему я не видел вокруг себя белых цветов, когда умер?
Все это становилось тяжелым грузом. Я умер в этом мире. А Себастьян родился тут.
Смерть леди Ред - помню. Смерть Плуто - помню. Смерть мамы и папы - помню. И еще десятки смертей. И еще... А свою не помню.
Страницы, сюжет - книга не отвлекала меня и затягивала, как бывало прежде. Я, хороня неизвестного мне мальчика Сиэля Фантомхайфа, помнил только сон Себастьяна.
Сны. Да теперь это тоже вошло в жизнь разжалованного демона.
- Мой лорд…
- Да? - я оторвался от книги, устремив свой взгляд на растерянного дворецкого. Я слышал, что он шел ко мне, чувствовал его приближение, его эмоции ворвались в кабинет намного раньше него самого. Но я не обратил на это внимания.
- Что-то случилось, мой лорд? Вы, кажется, избегаете меня сегодня…
Я усмехнулся и откинулся на спинку кресла, закрывая книгу и откладывая ее в сторону.
- Тебе снятся сны, в которых ты с Белетом. Вполне однозначно, могу заметить.
Себастьян мгновенно напрягся и побледнел, даже метка на его глазу, кажется, потускнела, а сердце забилось быстрее. Он тут же упал на колени передо мной.
- Мой лорд! Прошу, простите меня... я не могу контролировать свои сны, я…
- Помолчи.
Я раздраженно взмахнул рукой.
- Почему ты не рассказывал, что спал с ним?
Себастьян с грустью смотрел на меня, в его глазах отразилась глубокая боль, которая разрядом передалась мне.
- Я не успел, господин. И... Мой лорд, я не хотел, чтобы вы видели это. Я и сам мучаюсь от этих снов, просыпаясь с болью и страхом по утрам. Как же сложно быть простым человеком...- последнюю фразу он сказал сам себе и я не смог сдержаться.
- Ладно, забудь. Нам обоим слишком тяжело.
Он все еще сидит передо мной на коленях. Нам и правда тяжело… может быть, пока не стоит делать "предложение" как выразился Гробовщик? Может, стоит проверить временем все это... моя ревность поставил какой-то барьер.. И почему я ревную, ведь это было до меня!
- Я нашел кое-что, Себастьян.
Дворецкий поднимает на меня взгляд, метка в его глазу - так непривычно… Расстегиваю камзол и вынимаю из кармана фото, протягивая ее своему дворецкому.
На его лице мелькает грустная улыбка, но взгляд глаз становится теплым, с заботой и любовью он скользит по изображению.
- Вы тут так невинны, мой лорд.
- Это не я.
Себастьян удивленно вскинул голову.
- Господин?
- Это не я. Это Сиэль Фантомхайф.
Себастьян вновь опускает взгляд на фото.
- Вы правы…
- Тогда кто я?
Взгляд дворецкого тускнеет, остановившись на черно-белом лице ребенка.
- Я не могу сказать вам даже кто я, а вы просите меня сказать вам кто вы.
- Себастьян.
Я встаю с кресла, подходя вплотную к мужчине передо мной.
- Если там не я, то кого из нас двоих ты любишь сильнее? Но самое главное - любил ли ты Сиэля Фантомхайва?
Дворецкий преданно смотрит в мои глаза, откладывая фотографию и притягивая меня к себе, обнимая обеими руками за талию и прижимаясь лицом к моему животу.
- Мой лорд. Даже если Сиэль Фантомхайф мертв в этом мире, он не умер в этом теле. Я вижу в ваших глазах моего прежнего хозяина. Любил ли я Сиэля? Да. Но не понимал это. Я не думал, что могу любить - только в тот день, когда пришел срок забрать душу Сиэля, я просто не смог этого сделать. Что двигало мной тогда, я не знаю, зачем я перешел все границы, зачем рисковал своей жизнью. Я ведь знал, что меня убьют, но все равно продлил договор. Зачем? Вот на что я не мог ответить самому себе. Будучи человеком, я стал понимать, почему нарушил все мыслимые и немыслимые правила своей жизни и самого Ада - вы нужны мне... Нет, ТЫ нужен мне, мой Сиэль.
Почему после этих слов я почувствовал себя живым? Я что, стал превращаться в демона, которому не понять человеческие чувства? Или это Сиэль во мне так радовался этим словам? Во всяком случае, все тревоги и воспоминания о снах Себастьяна просто растворились в одном жарком и счастливом чувстве - в любви к моему Принцу Ада.
- Распахни шторы, Себастьян. И побудь со мной рядом сегодня ночью, пока я не усну..
- Да, мой лорд.

День плавно перешел в вечер. Сегодня у меня был такой особенный день - Себастьян словно стал самим собой: эта его загадочная улыбка, кивок головы, томный взгляд. Я чувствовал себя обычным ребенком рядом с ним, как раньше, и это было потрясающе!
Себастьян принес мне чай перед сном и, как раньше, сел передо мной на колени, начав переодевать меня ко сну в сорочку. Я невольно улыбался - как давно ты этого не делал, я успел соскучиться по таким простым вещам. Себастьян тоже улыбался - он получал невероятное наслаждение от этой работы. Любовно расстегивая пуговицы на камзоле, аккуратно снимая его с меня, он чувствовал себя счастливым. Как мало надо человеку для счастья... Да и демону тоже. Но когда пальцы Себастьяна стали расстегивать мою рубашку, спокойствие его сменилось страстью так быстро, что моя голова закружилась от столько резкого и сильного перехода, мощной волной перешедшего от дворецкого ко мне. В сознание ворвались не только чувства, но и мысли Себастьяна: «Дьявол, как много ненужных пуговиц! не проще ли разорвать эту рубашку к чертям, уложить господина на кровать и…» на этом обычно ход его мыслей заходил в тупик и Себастьян резко возбуждался. О, его возбуждение было для меня главной пыткой! Оно овладевало мной тут же, и я мгновенно возбуждался тоже. Эти эмоции пронизывали меня насквозь…
- Я чувствую тебя.
Дворецкий резко остановил руки, сидя на коленях передо мной, а я качнулся к нему навстречу. Наши лица находились на одном уровне, но я намеренно не потянулся к его губам, я легко прикоснулся своей щекой к его щеке, запустил пальцы рук в его волосы и зашептал на ухо:
- Я чувствую тебя, Себастьян. Я знаю, о чем ты думаешь. Почему бы тебе не воплотить свои мысли в реальность?
Его жаркое дыхание на моей шее на секунду остановилось, я чувствовал, как легкий страх и изумление сковывает его сердце. Но он понимал, что связь наша нерушима, и смирился с тем, что он для меня - раскрытая книга. И все же широко распахнутые глаза дворецкого выражали огромное удивление. Он не двигался, и я знал, что он ловит сейчас каждое мгновение и каждое прикосновение моих пальцев.
- Мой лорд…
- Как приятно, что ты даже в мыслях зовешь меня "господином". Но мне так же нравится, когда ты зовешь меня по имени, Себастьян.

Я откровенно соблазнял его, и Себастьян это знал. Он не мог сопротивляться мне и своему возбуждению. Мои пальцы легко прошлись по его шее, сжали тугой узел галстука, ловко развязывая его, в то время, как мои губы касались его шеи и щеки.
Я не целовал его, я его "ломал" – ждал, когда дворецкий позволит себе воплотить в жизнь те мысли, что не давали ему покоя. Мои губы, растянутые в легкой улыбке, скользили по его щеке, руки плавно гладили грудь и спину через ткань рубашки. Частое дыхание дворецкого, сопровождаемое дрожью в его теле, сводили с ума. Я люблю его, и это так естественно - получать невыносимое удовольствие от его замешательства и желания!
В конце концов, человек в нем не выдержал: сильные руки разорвали рубашку на мне. Раздался приглушенный стук пуговиц о пол. Его властные движения заставляли меня подчиняться, отдаться в его умелые руки.
Когда ты сказал мне: скучно все время быть хозяином. Ты прав, это скучно… Мне надоело быть хозяином, и сегодня я отдаю эту роль тебе.
Его поцелуи превращались в укусы, дыхание сбилось от страсти и желания. Демон во мне требовал оставаться спокойным, ощущения были какими-то приглушёнными…
Но сегодняшняя ночь принадлежит моему дворецкому. Поэтому я расслабился, позволяя себе сладостные стоны.
Он настойчиво ласкал моё тело, уделяя особое внимание соскам и животу, и эти ласки сводили меня с ума. Одной рукой он захватил мои руки, заставляя вытянуться на кровати. Вторая рука легла на мой член. Его движения были нарочито медленными, а прикосновения – лёгкими. Я приподнял голову, и он страстно впился в мои губы, подавляя возбуждённые стоны.
Я не мог двигаться, не мог даже толком пошевелиться. Себастьян был полным хозяином положения. Он слегка приподнялся, улыбнувшись так, как улыбался прежде. Заботливо, слегка лукаво, мягко и чертовски соблазнительно. Я закусил губу, сдерживая стон.
- Ты так соблазнителен, Сиэль, - прошептал он мне на ухо, слегка прикусывая мочку. Ох, он знает все мои слабые места…
Я не успел ответить – его язык скользнул по моему члену, заставляя задохнуться от восторга и возбуждения. Он прошёлся по всей длине, а затем обхватил губами головку. Я подался бёдрами ему на встречу, но рука дворецкого легла мне на живот, прижимая к кровати.
Он уже не демон, но всё равно наслаждается моими муками. Я извивался в его руках, захлёбываясь своими стонами и криками. Неожиданно я ощутил его руку на своих ягодицах. Его тонкие длинные пальцы настойчиво вошли в меня.
- Мне продолжить…господин? – последнее слова он произнёс словно насмешку.
- Не останавливайся! – взмолился я, всем телом изнемогая от возбуждения.
Себастьян лукаво усмехнулся, приподнимаясь выше и вновь принимаясь целовать мою шею. Он вошёл в меня одним резким движением, в тот же момент, закусив нежную кожу шеи.
Я подался ему на встречу, помогая войти глубже. Его движения были размеренными и медленными. Себастьян явно намерен был довести меня до безумия. Я облизнул вдруг ставшие сухими губы и он, поняв намёк, приник к ним в долгом, жадном поцелуе.
Его движения стало более быстрыми и резкими, его зубы прикусили мою губу. Мой член тёрся о его живот, и я понимал – ещё чуть-чуть, и я кончу.
Неожиданно всё закончилось. Его член вышел из меня, руки отпустили тело.
- Себастьян? – я приподнялся на локтях и посмотрел на него. Метка в глазу светилась синим светом, губы растянулись в снисходительной улыбке.
- Перевернись, - прошептал он, вновь наклоняясь к моему уху.
Я закусил губу – ну конечно, это его любимая поза! Не скажу, что я разделяю его пристрастие, но в тот момент я ничего не имел против.
Я перевернулся и встал на колени, положив голову на подушку. Себастьян явно удивился моей покорности, однако не стал терять время и довольно резко вновь вошёл в меня. Я выгнул спину, моё тело пронзило такое сильное возбуждение, что разум грозил отключиться.
Дворецкий двигался всё быстрее и быстрее, заставляя меня кричать от страсти и удовольствия.
Его рука коснулась моих губ, проникая в раскрытый рот. Я принялся сосать его пальцы – это простое действие возбуждало меня ещё больше.
Рука Себастьяна коснулась моего члена, слегка сдавила его… Я с криком кончил, и тут же ощутил, как в меня толкнулся его член и дворецкий вздрогнул от нахлынувшего оргазма.
- Давно у нас не было ничего подобного… - прошептал я, переворачиваясь на спину и целуя Себастьяна. Он улыбнулся, провёл рукой по моим волосам и лёг рядом.
- Да, господин, - его горячее дыхание щекотало мне шею. О, как же мне было хорошо, вот так лежать рядом с любимым! Ощущать его руки на своей талии… слышать, как бьётся его сердце.
Так мы лежали какое-то время, приходя в себя. Судя по мерному дыханию, мой дворецкий задремал. Меня тоже клонило в сон, но так и не выясненный вопрос не оставлял меня. Его жизнь… какой она была прежде? И почему ему снятся такие сны? И, что ещё более важно: любил ли он Белета?
- Себастьян? – тихо позвал я.
- Да, господин? – дворецкий вздрогнул, непонимающе моргая. Я понимал, что ему необходимо поспать, однако душа требовала ответов.
Я лёг на его грудь, вслушиваясь в размеренный стук его сердца, которое отсчитывала секунды наших жизней. Время… теперь я плохо понимал, что это.
- Расскажи мне о Нем.
Себастьян тут же напрягся, понимая, о ком идет речь. Его боль… я физически ощущал её, но ничего не мог поделать. Со вздохом, он подчинился моей воле. Впрочем, другого я от него и не ожидал.
- Это будет тяжело, Сиэль.
- Я готов, - прошептал я. Себастьян печально улыбнулся и заговорил, мысленно возвращаясь к тем временам, когда и не знал о моем существовании.
***
Я уже говорил, что в Аду существует чёткая иерархия демонов. Каждый имеет свои права, свои обязанности, своих слуг и своих повелителей. Будучи принцем, я подчинялся лишь Ваалу и своему королю, который никогда не покидал свой дом.
Я часто бывал в человеческом мире, но удовольствие моё не было полным. Люди слишком слабы. Они поддавались искушениям, словно ослы, завидевшие морковку. Соблазнить кого-либо из них было так же просто, как щелкнуть пальцами. Мужчины, женщины… все они были одинаковы. Они сгибались передо мной, даже не пытаясь сопротивляться.
Это было невыносимо. Секс, конечно, приятен, но он надоедает, если никто не способен тебе отказать. Разочаровавшись в людях, я задумался о демонах. Жёсткие существа, лишённые чувств и не покоряющиеся эмоциям, они стали куда более интересной добычей.
Но и тут меня ожидало разочарование. Тот, чья сила в порождении порочных желаний, способен сломать даже других демонов. Они сопротивлялись чуть дольше, чем люди, но и то, многие лишь для вида. Интимная близость уже отошла для меня на второй, а то и третий план. Я страдал от того, что изголодался по сильным душам, способным противостоять моему обольщению…
Но однажды я встретил достойного соперника. Демон, лишь иногда отказывающийся от человеческого обличия. Молодой, если не сказать юный. Его человеческий облик был красив и статен, голубые глаза не оставляли равнодушной даже бесчувственную демоническую элиту. Но меня поразила его сила. Не знаю, как, но он легко противостоял моему искушению, и даже на миг не возникало ощущения, что он сломается.
Склонить эту непокорную голову стало для меня делом принципа. В ход шло всё, что только было возможно использовать: пространные беседы, прогулки по миру людей, лёгкие заигрывания, прямые намёки. Для демона он слишком легко шёл на контакт. Однажды даже я услышал из его уст слово «друг»… это было, по меньшей мере, странно. Наверное, этот парень много времени провёл среди людей, вот и вёл себя так… по-человечески.
Я маялся от скуки, и потому мог спокойно уделять ему столько времени, сколько нужно. И вот однажды демон не выдержал. Наша близость была бурной и страстной, но интерес к нему у меня вскоре пропал. У демонов не принято иметь какие-либо отношения, однако я иногда соглашался на встречи с ним. Загадка, скрытая за небесно-голубыми глазами, влекла меня так же, как влекла его былая неприступность.
Вот и тогда я без лишней спешки явился в назначенное место. Тот демон, я даже имени его не помню, всегда настаивал на встречах в человеческом обличье, а я был совсем не против этого.
Я прошёл в глухой пустой дворик, окружённый стенами поместий – в этой части ада демоны обустраивались так же, как люди в своём мире. Демонам не нужны эти поместья, но многим, как и мне, человеческий мир не был противен.
Я слишком поздно почувствовал опасность. В Аду не так много тех, кто решился бы сделать мне что-то плохое, а потому я потерял бдительность. И поплатился за это.
Он вышел на дорогу и поднял на меня равнодушные глаза. Холод пробежал по моей спине. Если великий Белет покинул своё обычное пристанище и ищет со мной встречи, то ничего хорошего ждать не следовало.
- Ваше Величество, - я склонился перед королём, отступая на шаг в сторону.
- Принц Ситри! Неожиданная встреча, - его глаза полыхнули адским пламенем. – Впрочем, я мог бы и догадаться. Ты повел опасную игру, принц.
Я отступил к стене, совершенно не понимая, что он имеет в виду и чего хочет.
- Мой повелитель, - я отступаю ещё на шаг, и тут ощущаю, как спина прижимается к стене. Забор какого-то особняка был увит кустовыми чёрными розами. Белет неспеша подошёл ко мне. И когда его лицо вот-вот могло коснуться моего, я ощутил боль. Дикую, ужасную боль.
Ад всегда остаётся адом. И даже розы здесь кровожадны, и не дай бог попасться в их смертоносные объятия. Я понял это слишком поздно.
Стебли сковали мои запястья, заставив раскинуть руки в стороны и впившись в них своими шипами, тут же было сковано и мое горло. Мой приглушенный крик боли только рассмешил Белета - он с наслаждением наблюдал, как острые шипы впивались в кожу и начинали пить мою же кровь, сдавливая горло и руки. Я понимал, что чем-то очень провинился лично перед ним, но не знал, чем же. Единственной зацепкой было появление короля на месте назначенного свидания. Страшная догадка пронзила мозг – тот паренёк принадлежал моему повелителю… Скверно, ох как скверно всё было!
-Ты думал, что твои выходки останутся безнаказанными? – думаю, ему даже не требовалось читать мои мысли. - Ты властен вызывать у других страсть и желание, но не ты один на это способен, Ситри, - он усмехнулся, и тут я ощутил, как дикое безудержное желание принялось терзать моё тело не хуже, чем шипы роз. - Что такое, не нравится быть жертвой в своей же игре? ничего, я уверен, ты привыкнешь... когда-нибудь... - его рука коснулась моей груди и пошла ниже, горящие демоническим пламенем глаза явно дали понять - намерения короля были более чем серьёзными...
Что-то мелькнуло в голове, лишь на секунду возвратив мне здравый смысл - я сделал отчаянную попытку вырваться... но ослабевшие тело даже не двинулось с места. Жестокий поцелуй поглотил мой болезненный стон, а сильные руки стали рвать на мне одежду - я был беспомощен и открыт перед королем, я не мог ничего с этим сделать. Голова безвольно опустилась, с губы стала сочиться кровь, падая на черные лепестки розы, которые тут же впитывали ярко-красные капли. Минута - и я предстал перед повелителем без одежды. Обрывки рубашки на запястьях были единственным, что осталось на моем теле. Руки Белета скользили по моему торсу, причиняя невероятную боль каждым касанием к коже, и вместе с этим они заставляли мое тело мучится от возбуждения. Странное сочетание - боль и желание. Я страдал и от того, и от другого... Рука его опустилась ниже, касаясь пальцами моей плоти - дикое наслаждение пронзило все тело, заставив меня дрожать и метаться в агонии. В глазах потемнело, а тело безвольно выгибалось навстречу мучительным ласкам. Впервые мной овладело желание получить просто животный, грубый и дикий секс. В тот момент сопротивляться было бесполезно, и я постарался просто смириться, сгорая от желания и возбуждения.
- Мой повелитель…
- Что, Ситри?
- Прошу… вас… - как же унизительно было говорить это. Но я знал, что это лучший способ облегчить свои страдания и вырваться из плена роз.
- Громче, принц, - он наслаждался моими муками.
- Умоляю! Возьмите меня! – вскричал я, теряя контроль над собой.
Тут же все тело пронзила вспышка боли - Белет ворвался в меня одним мощным глубоким толчком, разрывая изнутри. Кровь тут же тонкими полосками потекла по бедрам, а мой крик разорвал воздух.
А он… Он просто смеялся на мне на ухо, начиная со всей жестокостью демона насиловать мое и без того ослабевшее тело. Крики мои лишь сильнее распаляли его. Руки короля оставляли на моей коже кровавые раны, превращая кожу в лоскуты.
Я чувствовал, как последние силы покидают меня. Белет знал, что если так будет продолжаться, он просто убьет меня. А ведь даже в Аду он мог понести за это страшное наказание и быть разжалован в простого духа. Именно поэтому он вырвал меня из плена роз, разорвав стебли, из которых закапала моя же кровь, и толкнул на землю.
Я не мог даже пошевелиться и безвольно, словно тряпичная кукла, рухнул на траву. Белет наклонился ко мне и снова стал грубо целовать, вновь врываясь в моё тело и заставляя меня кричать от невыносимой боли.
Я не помню всего, что происходило в эти ужасные минуты, помню только боль и его смех. Тогда он даже не позаботился обо мне - и речи не было о том, чтобы он позволил мне кончить.
А когда король наигрался с моим телом, он просто оставил меня посреди сада, не удосужившись даже взглянуть.
- Теперь ты мой, Ситри. Моя игрушка. И ты будешь приходить ко мне, когда я этого захочу.
Да, он имел на это полное право. Не только как великий король Ада, но и как тот, кому я посмел перейти дорогу.
Не помню, как я смог выбраться оттуда. С того дня я стал простой игрушкой для забав моего повелителя. Без воли и без своего мнения. Я не мог это прекратить, мне пришлось только подчиняться и терпеть... пока я не встретил тебя, Сиэль.

***
- Так с тех пор внимание Белета было приковано ко мне. Того демона я не видел ни разу, но вспоминал часто…
- В пошлых снах? – с улыбкой спросил я, заглядывая в глаза своего слуги.
- Нет, в минуты особенно сильных унижений. Поверь, Сиэль, у моего короля оказалась слишком богатая фантазия… - он говорил тихо, а слёзы вновь навернулись на глаза. – Это было больно, противно и унизительно. Но ему не удалось сломать меня, - закончил свою историю Себастьян, ласково улыбаясь мне.

@темы: Kuroshitsuji, NC-17, Позор и Спасение, Себастьян/Сиэль и др.