Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:00 

Kuroshitsuji - В плену обязательств, глава 5 "Небесная Лилия"

Сандра Байрон
ВНИМАНИЕ!!! Этот роман - прямое продолжение романа "Позор и Спасение"

Название: В плену обязательств.
Авторы: Сандра Байрон, Matt Oresama Keehl (он же Мэтт Бэрри)
Фендом: Kuroshitsuji (Тёмный дворецкий)
Бета: Бесконечный ДоШТь, сами авторы.
Пейринг: Себастьян/Сиэль, Уильям Ти Спирс/Грель, Гробовщик, много новых оригинальных персонажей - в общем авторы в своем репертуаре.
Рейтинг: NC-17
Жанр: яой, приключения, драма, БДСМ
Статус: в процессе (24 главы + эпилог планируется)
Предупреждение: попеременный POV, жестокое обращение, БДСМ, педофилия, неканоничные персонажи, небольшой ООС, описание явлений оккультного характера и так далее.
Дисклеймер: Чужое не присваиваем, своего не отдадим.
Размещение: С шапкой и оповещениями авторов о новых комментариях (интересно же)) )
Саммари: Даже сильнейшие демоны могут однажды оказаться в плену обязательств.
От авторов: несмотря на то, что мы пишем, ни один из нас не является сатанистом или же свидетелем жизни в Аду/Раю. Мы можем лишь предполагать и опираться на ту информацию, которую находим, поэтому за точность и достоверность не ручаемся.

Я не знаю, когда все это началось.
В моем кармане всегда есть пистолет, а сам я - одинокий волк, потерявший свою стаю. Все вокруг отвернулись от мальчишки, который получил клеймо - цветок на шее.
Все, кто когда-то клялся мне, что всегда будут рядом - исчезли. Никому не нужен человек, узнавший позор. Мой единственный лучший друг, который никогда меня не оставлял - умер. И вот теперь весь мир отвернулся от меня.
Почему я хотел Сиэля? Потому что этот человек, или демон - не важно, увидев позорное клеймо не отвернулся. Я покорно отдам ему свою душу, не жалея ни о чем. Может, тогда я обрету свободу?
Я шел по темной улице Лондона, размышляя о том, что будет за гранью жизни.
Эта улица зовется «улицей разбитой мечты». Тут я в первый раз узнал позор.
Я вскинул голову, устремляя взгляд на окна борделя, где меня изнасиловали мои друзья.
Что ж…
А может я потерял все, когда мои близкие узнали о том, что я не простой человек?
Да, я не был обычным парнем. Меня всегда преследуют знаки.
Сначала я напугал мать, когда мне было 5 лет. Я сказал ей, что ребенок, которого она носит, не родится. Какая была паника у родителей, когда у мамы случился выкидыш!
Затем все пошло как в плохом кино: знаки были везде. Я с легкостью читал их, угадывая будущее. И все, кому я что-то предсказывал, потом в страхе избегали меня, потому что все мои предсказания сбывались. То облачко на небе подскажет мне что будет, то слоенные в узор камни разъяснят мне чего ожидать. Это согласитесь очень страшно, когда маленький мальчик говорит такие умные вещи, какие даже взрослые порой сказать не могут. И главное, что вещи эти сбывались.
Поэтому я просто закрылся от всех. Одному быть проще - никто не лезет в душу и не копается в ней, никто не ранит твое сердце. Я привык к одиночеству - это стало для меня некой традицией - проводить дни за книгой в кабинете или бродить по набережной в потоке людей, которые не обращаю внимания на тебя. Писать рассказы, сочинять песни. Никто не знает, что книга под названием "Месть Небесной Лилии" принадлежит мне. А эта книга очень популярна, у нее есть поклонники. Но раскрывать имя настоящего автора я просто не буду. Я настолько привык к одиночеству, что это для меня теперь самое лучшее провождение свободного времени. Да и не стоит, наверное, менять свою жизнь. Люди не умеют меняться в один миг.
А вот и вокзал. Сиэль сказал, что мой брат приедет сюда. Брат… Я ведь никогда и не думал, что у меня может быть брат. Пусть и не родной… Француз…
Я всегда уважал отца и поэтому винить его в чем-то просто не могу. Несмотря на то, что он изменил матери, он оставался моим отцом, гордым, добрым и щедрым человеком, который искренне любил сына, невзирая на то, что он был странным и всегда опирался только на себя. Даже то позорное клеймо не изменило его теплого отношения ко мне, он помог мне встать на ноги, почувствовать себя человеком. Наверное, он единственный человек, который был дорог мне и который всегда меня выслушивал. Только один был минус в его отношении ко мне - он хотел, чтобы я занимался кораблями, и только в этом он не давал мне свободы. Я мысленно заглянул в себя - что я чувствую в связи со всем этим, а именно что я чувствую, зная о том, что отец изменил матери, а меня наградил братом? Да ничего, на самом деле. Какая разница? Франц получит дело отца. Я займусь своей компанией. 4 года… Их я проживу так, чтобы вообще не о чем жалеть было.
- Уолтер? - я вздрогнул и обернулся - передо мной стоял юноша чуть младше меня, однако шире в плечах, выше почти на голову и с таким выражением лица, словно весь этот мир принадлежит только ему. Мы почти не похожи - разве что серые глаза да тонкие черты лица выдавали в нас родство.
- Франц? - я протянул ему руку и юноша, откинув бронзово-рыжие волосы от лица, пожал её. Что-то в нём настораживало меня, но, возможно, дело в привычке - я ждал удара в спину от любого человека, с которым сводила меня судьба.
Жестом я предложил брату следовать за мной, и направился к выходу с вокзала. Франц легко подхватил сумку - странно, что он взял с собой так мало вещей - и поспешил следом.
- Я не ожидал, что у меня есть брат, - заметил тем временем француз. Он неплохо знал язык, однако французский акцент вызывал у меня усмешку.
- Как и я. Отец слыл за примерного семьянина все эти годы.
- О, ну конечно! Примерный семьянин, обрюхативший леди в другой стране и сбежавший, едва жёнушка вспомнила о его существовании, - в его голосе было столько злобы, что я поразился. Такая ненависть… Конечно, отец поступил не совсем честно, но ведь и девушка должна была думать, под кого ложиться.
- Чем ты занимался до приезда сюда? - как можно дружелюбнее улыбнулся я. Он просто мне нужен. Уговорю отца отдать ему своё дело и забуду о его существовании.
- Да ничем особенным. Работал, если вам, англичанам, известно такое слово.
- И кем же ты работал?
- Не слишком ли ты любопытен, братец? - его ладонь легла мне на плечо. На мой ледяной взгляд Франц ответил лишь равнодушной улыбкой - всё же в нас есть что-то общее. - Не лезь туда, куда не надо. Всё равно я в жизни не поверю, что ты на самом деле решил сплотить семейку. Я тебе нужен. И если хочешь использовать меня в своих целях, придётся платить.
- Ты получишь очень прибыльное дело, статус, дом и отца, который с радостью примет тебя в семью. Неужели ты не доволен?
- О нет, братец. Этого было бы достаточно, будь я просто мальчиком с улицы. Но я не такой. Я получу с вас за каждую минуту своих страданий, за каждую мамину слезу, - он ядовито улыбнулся и чуть сильнее сжал мою шею. - Надеюсь, ты приготовил мне самую лучшую комнату, Уолли?
- Разумеется, - холодно ответил я, всё больше жалея о том, что не было иного способа договориться с отцом.
От вокзала до дома было не далеко, но я нанял кэб. От Франца исходила явная опасность - знаки, все возможные знаки говорили мне о том, что он опасен, что я должен опасаться его. Да и без знаков я знал это.
Опасный, жестокий человек… Почему Сиэль не предупредил меня об этом? Не знал или просто не захотел?
Долгий разговор в кабинете отца. Причитания матери, узнавшей о давней измене мужа. Я никогда не был в этом доме полностью «своим» из-за матери, которая боялась меня и откровенно показывала свою нелюбовь к сыну, но теперь я окончательно разрушил тот хрупкий мирок, что каким-то чудом продолжал до этого момента царить в нём. А Франц… он стал не просто камнем преткновения, не просто вестником беды. Он стал той самой бедой.
Я не мог найти себе места в своем кабинете. Мне надо было с кем-нибудь поговорить и хоть на час забыть о существовании Франца. Я быстро накинул плащ и вышел из дома, отметив, что Франц сейчас рядом с отцом.

***
Уолли появился на пороге моего кабинета совершенно неожиданно.
- Уолли, ты…
- Я хочу узнать, как умру.
Я даже замер на месте. Узнать, как он умрет?
- А как ты хочешь умереть, Уолтер Бэрри?
Я подошел к парню вплотную, сверкнув глазами, но юноша не отвел взгляда. Он сильный соперник, я же знал, что выбрал правильного человека. Или точнее еду.
- Я не буду говорить вам, чего я хочу. Покажите мне мое будущее.
- Это мне не подвластно. Я демон разжигающий страсть, но никак не владеющий прошлым и будущим. И вообще, зачем тебе это знать? Людям не стоит задавать такие вопросы.
- Страсть. Что ж, тогда я хочу умереть в постели. После того, как вы завладеете моим телом.
А вот это мне нравится. Мысль интересная и вполне справедливая. Последнее желание - это дар уважение к человеку, который добровольно отдает свою такую драгоценную для демона душу. Да, это законно и справедливо, и я просто обязан выполнить его волю. Я не могу отказать ему просто потому, что его глаза так преданно и восхищенно смотрят на меня. Как я когда-то смотрел на Себастьяна. Он влюблен в меня, этот мальчик. А я знаю, каково это - любить и не получать взаимности. Это более чем справедливая просьба.
- Что ж.. Я согласен.
- И вы не будете думать о нем в тот момент.
Я усмехнулся, наклонившись к парню передо мной.
- Ты очень открыт, честен и умен. Всегда говоришь напрямую, никогда не скрываешь чувства под лестью или враньем. Мне нравится то, что ты так откровенен, что ты, стоя рядом с демоном, который когда-нибудь сожрет твою душу, не боишься высказывать такие громкие просьбы. Знаешь, ты чем-то похож на меня. Сядь.
Парень послушно опустился в кресло, а я сел вплотную к нему на край стола.
- Я был таким же. И таким же наверное и остаюсь. Со мной рядом всегда был демон, но я не боялся его, хоть и не всегда говорил откровенно с ним. Может я был просто глуп, будучи мальчишкой, и не понимал, как опасно играю в свои игрушки. Но все же я мог с легкостью отдать приказ, самый жестокий порой, зная, что демон выполнит его, а со мной ничего не будет за это. И как ни странно, я добился не только его подчинения, я добился большего. Как видишь. Себастьян был для меня образцом - собран, спокоен, таинственен и неприступен, хоть он и подчинялся мне, а его глаза сверкали заботой и теплотой, он оставался истинным демоном-аристократом, с изящными манерами, гордостью. Он знал себе цену. Да, такой был Себастьян. Но он и сейчас остается таким.
- Имел честь убедиться в этом, он был у меня дома.
- Неужели?
- Искал доказательства вашей измены, я полагаю.
Я усмехнулся. Да, Себастьян, а ты все-таки в душе остался человеком.
- Думаю, если бы нашел - убил бы.
- Нет, - спокойно ответил Уолли. - Он не тронул бы меня, даже если бы я нагрубил ему. Он как я понял подчиняется вам, а убить человека, который заключил сделку с его хозяином - непростительное преступление.
А мальчик действительно умен. Он не боится ничего, и это меня восхищало.
- А если я тебя убью?
- Тогда вас наверняка накажут. Вы не выполните условия договора.
Я задумчиво скользнул взглядом по красивому лицу. Не слишком ли он много знает?
- Ты поразительно догадлив.
- Нет, мне сказали это знаки. Ваши листы на столе складываются в нечто-то опасное. А опасность грозит именно вам. И кстати, господин Сиэль, будьте осторожнее завтра, облака мне сегодня не нравятся. А это к беде.
Я распахнул глаза от удивления. Мальчик предсказал демону беду? Демону? Но смешного я тут не видел, что то подсказывало мне, что надо прислушаться к его словам.
- А вот у господина Себастьяна завтра наоборот - день беззаботный. Значит, его не будет с вами завтра. Наверняка его отправят куда-то, что находится за пределами Лондона, правда не могу понять зачем. Тени на стене не точные.
Я едва ли не отшатнулся от парня. Глаза его потеряли серость, став почти белыми, и только зрачок четко выделялся. Он смотрел в одну точку, словно был в трансе и где-то не здесь. Голос его звучал холодно и отстраненно, а сам он недвижно сидел в кресле, ни разу не двинувшись и даже не моргнув.
- Думаю, вашим близким не стоит завтра выходить на улицу. Будет молния. Опасная. И пусть на небе сегодня нет дождевых облаков, но все же запретите им выходить. Иначе кто-то умрет.
Я не просто ужаснулся. Я отшатнулся назад.
- И еще. Вы сдержите слово. Я умру в постели, под вашим телом. И вы будете думать только обо мне. И я буду счастлив, а потому не почувствую ни боли, ни того, что умер.
Я не выдержал и подлетел к парню, ударив его по щеке. Радужная оболочка глаза мгновенно вспыхнула стальным цветом, зрачки расширились, а сам он дернулся, приходя в себя.
- Господин Сиэль? Я наверное задумался. Простите я вас прослушал..
Я тяжело дышал. Мальчик необычный это точно! Он умеет видеть будущее..
- Грель!
Жнец запрыгнул в кабинет почти сразу.
- Си…
- Завтра никого из дома не выпускать. Никого! Все остаются в поместье! Ни прогулок, ни пятиминутных выходов в сад, ясно? Никто не должен покинуть этого дома!
Жнец замер, в шоке смотря на то, как я судорожно пытаюсь прийти в себя. Уолли вообще не понимал, что происходит.
И правда, что черт возьми, происходит?!

***
Я не помню, что рассказал Сиэлю, когда был в трансе, но его обеспокоенное лицо явно дало понять - снова я дров наломал своими предсказаниями и наверняка напророчил беду ему или его дому.
Я попрощался с графом сразу же, но не потому, что мне было неловко, а потому что я вспомнил о Франце. Не стоит его оставлять одного, это, по крайней мере, глупо. Меня проводил красноволосый дворецкий, которого я удивленно разглядывал, пока шел до двери.
Вернувшись домой, я сразу же прошел в свой кабинет, задумчиво садясь в кресло. Мой кабинет.. Тишина и спокойствие, а главное - одиночество.
В моей руке мелькнуло перо, и я принялся за работу.
«Мемуары проклятого» Так называлось произведение, которое я пишу. Там вся моя жизнь. И особенно - жизнь после сделки с Сиэлем. Я дал этому демону имя Адэмиль Де Мали. Но это единственное, в чем я солгал. Я писал правду. От начала до конца. У меня еще много времени, чтобы описать в книге истинного демона, мою жизнь и мой уход. А когда мир узнает эту историю, меня уже не будет.
- Уолли, у тебя сигареты не найдётся?.. - юноша без стука ввалился в мою комнату и замер. Я недовольно тряхнул волосами, закрывая шею. Но момент был утерян - Франц уже увидел то, что видеть ему было совершенно не нужно.
- Тебя не учили стучаться? - равнодушно поинтересовался я, вновь возвращаясь к прерванной рукописи. В конце концов, откуда французу знать смысл цветка на моей шее? Простая татуировка - что в этом страшного и странного?
- Я стучался, - соврал юноша, опасно приближаясь ко мне. - Какая занятная татуировка!
Чёрт! В тот миг я как никогда желал появления Сиэля или вообще любого демона, ангела, да кого угодно, и пусть я не верю ни в кого из них.
Франц навис надо мной, настойчиво откидывая волосы от шеи - казалось, он пытался убедиться в том, что увидел именно то, что увидел.
- Хочешь себе такую же? - угрожающе поднял я на него глаза, но француз лишь гаденько усмехнулся.
- Скорее уж я хочу тебя! - он был крупнее и явно сильнее меня. Скверно, очень скверно. Его рука легла на спинку моего стула, заставляя податься ещё больше назад. - Кто бы мог подумать, что мой братец окажется шлюхой? - прошептал он мне на ухо. Ярость, столь непривычная для меня, будоражила кровь.
- Иди к чёрту! - огрызнулся я, резко дёргаясь вперёд и пытаясь вырваться из ловушки. Франц зарычал, толкнув меня в грудь. И стул не выдержал - полетел на пол, унося и меня за собой. Последним, что я видел, была хищная усмешка француза. Свет померк.
Я открыл глаза и снова закрыл. Руки ныли, и я не мог пошевелить ими - видимо, меня связали. Навряд ли я долго был без сознания, но этого времени явно хватило Францу, чтобы лишить меня любого шанса на сопротивление.
- Ну что же ты, Уолли? Такие, как ты, должны радоваться возможности поработать на радость другим. Или я настолько противен тебе?
- Ты отвратителен, - кинул я, не открывая глаз. Я знал, что сейчас произойдёт. И вовсе не знаки, а прошлый опыт сообщили мне об этом. Позор, которым запятнана мая честь, никогда уже не даст мне жить спокойно. Звонкая пощёчина не удивила меня - я был к этому готов. - А ещё ты ужасно предсказуем, - не преминул сообщить я, и сжался от удара в живот. Чёртов француз!
- Ты научишься правильно разговаривать со мной, братец! - его рука легла мне на горло, во второй возник нож. Медленно, постоянно посмеиваясь и комментируя то, какой я и что делали со мной другие, он принялся срезать с меня одежду.
Левым глазом я наблюдал за его действиями, в душе радуясь тому, что чёлка так удачно закрыла второй глаз. И тут холодный металл коснулся моей щеки.
- У моей мамы были такие же длинные волосы, - пробормотал Франц, резко откидывая чёлку с моего лица. В последний миг я успел зажмуриться. - Пока твой папаша не приехал и не обрюхатил её! - новая пощёчина, от которой, казалось, моя голова разорвётся.
- Не. Смей. Так. О. Нём. Говорить! - последнее слово я буквально выплюнул в его лицо. И тут дикая жгучая боль пронзила всё тело. Он вошёл в меня одним ударом, резко и бесцеремонно, всем телом вжимая меня в постель. Я не смог сдержать тихий болезненный стон, когда он глубокими движениями начал двигаться во мне. Казалось, он способен был разорвать меня изнутри.
- О, думаю, ты не в том положении сейчас, братец! - прорычал Франц, грубыми толчками имея меня. - Открой глаза, шлюха!
- Мне не интересно, - сдерживая крик боли, я всё равно старался отвечать совершенно холодно.
- Ты меня ещё умолять сейчас будешь, чтобы я продолжил!
- О, непременно! Только посплю минуты три - тебе хватит, чтобы закончить?
Резкий удар в живот заставил меня дёрнуться и сжаться. Озверевший от злости Франц дёрнулся вперёд… и тут я услышал его обиженно-разочарованный вскрик.
- Ох, и трёх минут не потребовалось? - я усмехнулся, по-прежнему не открывая глаз. Сиэль… придёшь ли ты, если я призову тебя? Нет, я не буду проверять.
Он ударил меня в живот. Потом в бок. Я сжал зубы, не позволяя себе ни звука - он зол, но я не игрушка для того, чтобы срывать на мне злость.
Какое-то время моё тело ещё дёргалось от ударов, но ни один звук не сорвался с моих губ. Наконец, Францу это надоело. Прошипев мне на ухо, что он думает обо мне и что сделает в другой раз, он отвязал одну мою руку и покинул комнату.
Лишь тогда, когда дверь хлопнула, а звук шагов показал, что мой брат ушёл далеко, я позволил себе застонать - всё тело неумолимо болело.
Небесная Лилия… Вот что крутилось в моей голове, пока я с трудом освобождал вторую руку из плена. Справившись с этим, я замер, лежа на спине и устремляя взгляд в потолок, прокручивая знакомые строки.
«…И познал цветок позор и лепестки его были испачканы в крови, а потому он и стал символом разврата…»
Я хмыкнул и превозмогая боль поднялся с кровати. Франс не трогал лица, а потому следов побоев нет. Остальное всегда скрывает одежда.
Я чудом смог одеться, захватить плащ и похромать до второй комнаты, скрытой о всех - наше с отцом тайное убежище. Хорошо замаскированную дверь никогда не замечали ни слуги, ни мать. И Франц не заметит. Очутившись в маленькой комнатке я опустился в кресло, не сумев сдержать болезненного стона. Тут было все что нужно, и все под рукой. А потому бутылка дорогого вина всегда стояла на столике у кресла вместе с бокалом. Я устало откинулся на спинку, поднеся бокал к губам. Проклинал ли я свою жизнь? Нет, я отнесся более чем спокойно ко всему случившемуся. Коснувшись пальцами цветка на своей шее, я на ощупь обвел его контур. Грубо вырезанное изображение, пусть и искусно сделанное - бывший друг был художником. Я хмыкнул.
Книга, которая лежала на столе - это история одного человека. А именно Графа Сиэля Фантомхайфа. Как звали того друга отца? Кажется, Танака… Да, именно, этот давний знакомый отца и написал эту книгу про жизнь юного графа. Вот почему я так хорошо знаю этого человека, хотя родился я, когда его уже года два не было в Лондоне, а может и в стране, вот почему я защищаю его и восхищаюсь им. Он жил так, как никто из нас жить не будет.
Раскрыв потрепанную книгу, я начал перечитывать один из отрывков:
«Так появился в нашем доме дворецкий Себастьян Микаэлис, он стал тенью за спиной графа. Вечно сопровождающий юного господина, Себастьян преданно и верно выполнял любой приказ своего хозяина, совершая порой хоть и страшные, но великие дела. Клеймо, что осталось на теле графа после страшной ночи, стало его проклятием. «Да, в этом мире нет правил. А если есть, то я тот, кто создал их. От имени своей оскверненной семьи, я приказываю тебе: явись, Себастьян!» - так и началась эта таинственная связь между милордом и его дворецким. Я не знаю, кем был наш новый слуга, появившейся внезапно вместе с чудом выжившим графом, но я чувствовал, что даже если для юного господина это обернется смертью, его дворецкий ни за что не оставит его даже после его ухода..»
Я задумчиво отложил книгу. Имел ли я право позвать Сиэля? И пришел бы он ко мне, защитив мальчишку от новоиспеченного брата? Стоит ли мне терпеть насилие ради того, чтобы жить в своей мечте?
Я осторожно поднялся с кресла, накинул черный плащ, высоко понял белый ворот рубашки и распахнул шкаф за креслом. Мне нужен не просто дворецкий. Мне нужен настоящий телохранитель - если так пойдет и дальше, не удивлюсь, если Франц задумает убийство. Мать наверное будет рада этому, а вот отец… Нет, я не могу просто взять и уйти из этого мира. У меня осталось только четыре года. Хотя этого достаточно, лично для меня. Я всегда знал, что умру молодым, мне часто виделось это во снах, поэтому мне не страшно. Но разрушать свою жизнь из-за Франца я не собираюсь.
С любовью я скользнул взглядом по оружию, что находилось в шкафу - тут его было много, не настолько, чтобы вооружить отряд солдат, но достаточно для того, чтобы защитить себя. Отец знал, что это когда-нибудь пригодится мне. Марать руки о французскую мразь я не буду, а вот фамильная шпага и изящный револьвер - это то, что мне нужно для того, чтобы больше никто не посмел насиловать мое тело. Рукоять револьвера как влитая легла в мою ладонь. Да, мы были одним целым, так удобно было держать в своей руке холодную сталь. И пусть я не опытный военный, но стрелять и фехтовать я умею так же отлично, как и отец, который прошел давнюю службу в рядах английской армии. Он мог посвятить этому всю жизнь, дослужиться до высокого чина. Но корабли пленили гордого аристократа сильнее оружия и военной формы. И я его понимаю в этом - когда у тебя есть мечта, ты идешь только к ней, забывая о том, кем был раньше.
Я спрятал оружие во внутреннем кармане пиджака, пристегнул шпагу к ремню брюк и накинул глубокий капюшон, который с удовольствием скрыл половину лица. Распахнув окно, я ловко спустился со второго этажа на землю, пройдя по веткам сильного дерева, что росло прямо перед моими окнами. Не знаю, зачем и куда я направлялся, но почему то мне казалось, что в темном переулке улицы разбитой мечты я встречу своего демона.

Добравшись до той самой злополучной улицы, я стал медленно передвигаться сквозь пьяную толпу, спящих на дороге неудачников и выясняющих отношения крепких, но грязных мужчин. С тех пор, как тут меня предали, я стал часто тут гулять. Может быть, я надеялся встретить тут бывших друзей? Хотел ли я отомстить? Да, хотел. Месть - она как дорогое вино: нужно испивать ее маленькими, неторопливыми глотками, смакуя горьковато-сладкий вкус, наслаждаясь им. И все же сегодня меня потянула сюда не месть, а нечто другое, что имело сильную энергетику среди всей этой прогнившей мрази, которая считает себя людьми. Ориентируясь по знакам, которые тут складывались четче, чем в других местах города, я дошел до одного из баров. Все, что я видел, указывало мне именно на эту дверь, а потому я вошел в пропахнувшее алкоголем, табачным дымом и развратом здание. Неприятное место, если не сказать отвратительное. Но, по крайней мере, тут было чище, чем в остальных барах этой улицы. Я молча прошел вглубь помещения, опустился на деревянный стул у стойки и заказал виски.
- Деньги вперед.
- Запиши на счет Небесной Лилии.
Тут же в кабаке наступила гробовая тишина. Я только спокойно принял бокал, невозмутимо отпивая алкоголь и скучающе закидывая ногу на ногу. Неудивительно, что тут известно мое второе имя: Небесная Лилия - это персонаж моей книги, так звали маленького мальчика, который всегда лез, куда ему не следует, а после очередной ошибки мальчик стал мстить своим обидчикам. Он убивал их жестоко и безразлично. Но я не имею ничего общего с сорванцом из моей книги, точнее ничего общего в вопросе убийств - мои руки не запачканы кровью, но легенда в Лондоне про маленького мальчика разрослась так, что воображение людей стало каждого убийцу этой улицы называть Небесной Лилией, имея в виду одного человека.
- Вот как, - какой-то мужчина подошел ко мне, выхватив пистолет. - Тогда с тобой покончено.
Я с легкостью отклонился назад, когда мужчина выстрелил - бокал разлетелся на куски, а мой револьвер с точностью пробил пулей запястье пьяного недочеловека. Пистолет вылетел из его пальцев, дикий крик боли разнесся по комнатке.
- Еще виски. За счет этого ублюдка, - кинул я бармену и спокойно занял столик у окна.
Тут все решается пистолетами. У тебя есть один выстрел, чтобы показать всем, что ты намного лучше другого - и как только ты это показываешь, все сразу оставляют тебя в покое. Вот поэтому я и сейчас чувствовал себя тут комфортно: десятки мужчин снова занялись своими делами, смеясь над неотесанным «другом» и поднимая бокалы за «Лилию».
Я скучающе перевел взгляд в окно. И все же присутствующие в баре глазели на меня, несмотря на то, что боялись вступить в разборку. Еще бы - человек назвался именем хладнокровного убийцы, который считался реальным персонажем. А я просто ждал. Ждал его. Я знал, что он придет.
И дверь послушно распахнулась.
Не знаю, что забыл тут Сиэль со своим дворецким, но двое мужчин уверенно прошли к барной стойке, что-то кидая бармену.
- Мне нужен Красный ресторан.
- Опасное место ты захотел посетить, мальчишка, - грубо ответил бармен, но Сиэль только усмехнулся.
- Эй, парни! Ресторан нужен, говорите? Сыграем в покер? Выиграете - расскажу, - вмешался кто-то.
Я фыркнул. Жулики тут отменные, но и двое изящных мужчин были не простыми людьми. Мне стало интересно и я тоже подсел за игральный стол.
Сиэль и Себастьян опустились напротив меня и мой демон нахмурился. Что-то почувствовал? Неужели метка сбила с толку демона?
Во всяком случае, Сиэль не нашел того, кого искал. Началась игра. Коварная и лживая игра в покер.
- И что тут забыла элита?
- Приключений парни ищут, неужели не ясно? - рассмеялся кто-то. Демоны спокойно улыбались, ловко управляясь с картами.
- Приключения - это да, - задумчиво ответил Сиэль.
- А ты хоть знаешь, с кем играешь, мальчик? - начал кто-то, и я вздохнул - началось. - Тут все жестокие убийцы - глазом моргнуть не успеешь, как окажешься на том свете.
- А один из нас тут, кстати сказать, будет похлеще и поожесточеннее нас, - вставил другой. - Да, Небесная Лилия?
Я оскалился, выкидывая свои карты. Сиэль настороженно устремил на меня взгляд.
- Небесная Лилия? Какое нежное имя для жестокого хладнокровного убийцы.
- Поосторожнее с ним, парень, он сущий Дьявол, - толкнул Сиэля в бок один из игроков, кивая на меня.
Сиэль подавил смешок. Себастьян же только усмехнулся, тоже раскрывая карты. Сиэль последовал примеру своего дворецкого. Они выиграли - неудивительно, а я был тем, кто набрал комбинацию чуть ниже, именно поэтому мне досталась роль проводника - я должен был отвести мужчин в Красный ресторан.
Я не стал ничего говорить, просто поднялся с места и жестом показал идти за мной. Демоны настороженно проследовали за «убийцей».
- Небесная Лилия, где-то я это уже слышал, - начал Себастьян, когда мы шли по ставшей вдруг пустынной ночной улице. Я просто сохранял молчание, ведя своих спутников в нужное место.
- Наш проводник неразговорчив, Николас.
- Еще бы, наверное, он считает низостью общаться с аристократами.
- И все-таки, имя этого убийцы тебе показалось знакомо.
- Да, но не помню уже, где я его слышал.
На мое плечо опустилась рука Себастьяна, и я ударил его по ладони, останавливаясь.
Мужчина отвел руку. В глазах моих спутников вспыхнуло опасное пламя. Я молча смотрел на них из-под капюшона, понимая, что они не узнали во мне того самого Уолли. Странно, хотя это, наверное, из-за защищающих меня знаков, все же мистически ограждающих меня от демонических сил, сбивая их со следа.
- Эй, Рик, ты посмотри-ка!
Я резко оглянулся - на нас шло трое мужчин.
- Ох, какие у нас тут красавцы ходят, да еще и аристократы. А ты кто, юнец?
Я спокойно развернулся, запахнув плащ. Оного из этих подонков я узнал сразу. Месть тут же обжигающим пламенем вспыхнула во мне. Именно Рик, тот самый мерзавец, вырезал на моей шее…
Я глубоко вздохнул, взяв себя в руки и с нахальной улыбкой поманив к себе одного из них.
Рик всегда был вспыльчив и потому кинулся на меня сразу же. Не знаю, что я чувствовал, когда шпага моя мгновенно проткнула черное сердце бывшего друга, зато блеск моих глаз Рик узнал сразу - он распахнул глаза, вспоминая мальчика, над которым издевался когда-то, и в тот же момент рухнул на землю, перестав дышать. Я же не испытал ни сожаления, ни боли. Ничего, кроме чувства удовлетворения. Вынув шпагу из тела трупа, я вытянул руку. Двое других кинулись мстить. Я видел, как один из них рванул к Сиэлю. Себастьян кинулся на обидчика, а я закрыл графа, прижав к себе крепкое тело демона и вонзая шпагу в глотку второго преступника. Себастьян удивленно замер, как и Сиэль, оказавшийся в моих руках. Я только оскалился, увидев третий труп в ногах дворецкого. Отпустив графа, я снова махнул рукой, прося следовать дальше.
- Стой.
Я хмыкнул, продолжая идти. Себастьян возник передо мной мгновенно.
- Мой господин приказал вам стоять.
- Себастьян, не переигрывай.
Сиэль подошел к нам.
- Я благодарен вам за спасение, но это не было необходимостью. И все же, вы нас защитили. Зачем? У хладнокровного убийцы есть сердце? Или это карточный долг?
О, как прекрасны эти синие глаза, смотрящие на меня с интересом и непониманием! Я усмехнулся, достав платок и молча вытерев лезвие шпаги от крови, протянул запачканную материю графу. Тот нахмурился, но принял платок, опустив взгляд на инициалы, вышитые на нем. «У.Б.». Граф непонимающе поднял на меня синие озера своих глаз, и я показал в сторону.
- Там Красный ресторан, господин Блэк.
- Уолли?! - в один голос воскликнули демоны и я улыбнулся.
- Будьте осторожны, место это не очень приятное.
Сиэль не удержался, отодвинув капюшон и заглянув в мои глаза.
- Небесная Лилия, господин Рейн, это вымышленный герой. Который стал реальным из-за слухов в городе. На самом деле сегодня я в первый раз убил человека. Человека кто оставил мне кровавый цветок на шее. Не знаю почему, но я захотел вас защитить, хотя и знал, что вам не нужно этого. Мало того, месть - она у каждого своя. Когда-то в этом городе жил мальчик, он носил титул графа, его фамилия была у всех на устах. У него был дворецкий, который мстил за него, убивая каждого, кто повинен в смерти его родителей. Черный и Белый короли Лондона, которые считали этот город шахматной доской.
Я приложил руку к телу демона, чуть выше бедра.
- Клеймо, которое носил мальчик, было проклятием семьи Фантомхайф. Но в итоге мальчик и его дворецкий дошли до своей цели, а преданный ему слуга исполнил месть графа. Спустя пол года оба они исчезли в неизвестном направлении. Кто-то считал, что они погибли, кто-то говорил, что они просто покинули Англию. Но только мне известна правда. Двое людей, связавших вместе свои души, остались демонами. И один из демонов сейчас владеет душой некого Бэрри. Будет интересно узнать исход этой игры.
Сиэль в шоке отшатнулся. Себастьян распахнул глаза, не веря своим ушам. Да, именно, я столько знаю, а они даже не понимают откуда. Возможно, они списали все на какие-то мои способности, не свойственные человеку, это уже не важно.
- Красный ресторан - это бардель, но на самом деле - это место для встречи уважаемых политиков и людей, занимающих высокие посты и должности. И все же, будьте осторожны. Там творятся порой ужасные вещи. И еще, господин Домьен, надеюсь вы когда-нибудь придете на мой зов.
Я развернулся и скрылся в темноте какого-то переулка, мгновенно пропав с глаз двоих мужчин, и даже Себастьян, который кинулся за мной, не смог меня отыскать. Это моя улица. Улица разбитой мечты. И я - ее хозяин.
А завтра я прочитаю очень интересную статью в местной газете о том, как Небесная Лилия убил двоих мужчин, заколов их шпагой на одном из людных участков этой длинной улицы.
Я стал их тайным проводником. И теперь этот титул останется со мной навсегда. Я буду вести этих демонов к правильной верной цели, по пути, который будет не просто легким, но и точным.

@темы: Kuroshitsuji, NC-17, В плену обязательств, Глава 5, Себастьян/Сиэль и др.

URL
Комментарии
2011-03-20 в 01:03 

Сандра Байрон

Уолтер Бэрри. Рисунок Мэтта Бэрри)

URL
2011-11-12 в 10:12 

Не таким я его себе представлял..
Замечательно, у вас талант. **"
Ащщ

URL
2012-01-07 в 03:41 

да, видимо каждый представляет этого героя по разному... Очень понравилось, красиво написано, но увы в некоторых местах есть ошибки... Спасибо вам за это прекрасное произведение!

URL
   

Сказки

главная