Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:54 

Sakura no uta - Песнь сакуры. Глава 1

Сандра Байрон
НАЗВАНИЕ: Песнь сакуры
АВТОР: Сандра Байрон
ФЭНДОМ: Ориджинал (по мотивам картин художницы Хайсе)
ПЕЙРИНГ: Людвиг/Роланд и другие
РЕЙТИНГ: думаю, до NC-17 не дотяну
ДИСКЛЕЙМЕР: "Мое сокровищеееее" (с) все мое, никому не дам))
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Против обыкновения, роман скорее философский, сюжетный, эмоциональный. Описание постельных сцен сведено к минимуму.
РАЗМЕЩЕНИЕ: С шапочкой и предупреждением, где размещаете (авторам ведь приятно будет видеть комментарии, если таковые появятся)
ОТ АВТОРА: Как и всегда, неоценимый вклад в рассказ внес мой любимый Мэтти, за что ему большое спасибо))Собственно­, моему Мэтти я этот роман и посвящаю)))




Sakura no uta. Песнь сакуры
Глава 1. Призраки прошлого



Война превращает в диких зверей людей,
рожденных, чтобы жить братьями.
Вольтер



- Роланд, ты здесь? – бойкий голос молодого герцога разлетелся по просторному тренировочному залу, но ответом ему была лишь тишина. – Видимо, снова медитирует в саду… - задумчиво проговорил Итен, глубоко вобрав в легкие воздух, а потом шумно выпустив его через нос. Пришедший с ним юноша с интересом оглядывался вокруг, видимо пытаясь найти хоть что-то, что говорило бы о хозяине зала. Но помещение было абсолютно пустым, если не считать бамбуковых циновок на полу.
- Говорят, сэр Роланд никогда не брал себе учеников… - все же проговорил мальчик в спину удаляющемуся герцогу.
- Не переживай, Родерик, я уверен – ты ему понравишься, - с легкой улыбкой на губах проговорил Итен, покидая зал и направляясь на поиски своего друга. Как он и ожидал, мечник сидел у небольшого искусственного водопада, сложив руки на коленях и наблюдая за тем, как бежала меж камней кристально чистая вода, журча и играясь бликами солнца.
- Здесь снова появились бабочки, - задумчиво проговорил Роланд, словно продолжая какую-то дискуссию с самим собой. Герцог замер в паре шагов от своего друга – он знал, что когда мечник беседует с водой, мысли его обращены к единственному человеку, которого тот безгранично любил и которого он, наверное, никогда не сможет отпустить. Подождав, пока ясные глаза цвета ночного неба не оторвутся от созерцания воды в ручье, а губы не перестанут шептать какие-то слова, обращенные вникуда, Итен все же собрался с духом.
- Роланд, вот ты где! Я тебя обыскался уже!
- Ты прекрасно знаешь, где меня можно найти. Но спасибо, что не стал мешать… - мягкий ровный голос не звучал приветливо, но не было в нем и злости. Мужчине было просто все равно, кто там пришел и что этому кому-то от него нужно.
- А ты снова впадаешь в апатию и терзаешь себя призраками пришлого, друг? – герцог сел прямо на траву, рядом с Роландом, положив ладонь на удивительно узкое, почти мальчишеское плечо друга. Их разделяло десять лет возраста, но можно было сказать, что разделяет их целая жизнь. Война, во время которой Итен был еще совсем ребенком, лишила Роланда всего, что тот имел. Дома, семьи, любви... некогда великий мастер вложил меч в ножны, не желая больше доставать его. Итен же тогда жил беззаботной жизнью юного аристократа, не зная боли и потерь. Наверное, именно этот жизненный опыт и тянул герцога к Роланду. Он желал знать, хотел понимать сотни вещей, который ощутил его старший товарищ. Мечник не был говорлив, но с какой-то благодарностью принимал вопросы друга и отвечал на них с готовностью и той легкой улыбкой, с какой все мы вспоминаем счастливые минуты прошлого.
- Призраки прошлого никогда не оставляют меня, и тебе это известно, Итен, - голос на миг стал жестче – ну да, никто не смеет трогать светлую память тех, кого мечник потерял на войне. – Идем, я сделаю тебе чаю, пока ты не начал снова терзать меня своими поучениями.
- Роланд, я хотел тебе сказать…я пришел не один, - зная, что сейчас разразится буря, герцог прикрыл глаза.
- Очередной сыночек очередного богатого папаши, желающего пристроить своего отпрыска ко мне в ученики?
- А ты все хочешь унести с собой в могилу свои умения? Тебе нужен ученик, Роланд! К тому же твои раны напоминают о себе – а так будет юноша, который станет заботиться о тебе, как о родном отце.
- Ты видел этих юнцов, Итен? Их жажда власти столь велика, что они и родному папаше яда подсыпать не погнушаются. Нет уж, благодарю покорнейше, я без этой заботы проживу дольше.
- Лан, но ты ведь никому из них не даешь даже малейшего шанса!
- Потому что все они – группка ленивых неженок, готовых чуть что в слезы и мамке в подол плакаться. Мне такие не нужны.
- Зачем ты так? Все, кого я приводил к тебе, были очень достойными юношами…
- Зная тебя, достойный – значит с деньгами и положением. Только вот, милый друг мой, достоинства у них меньше, чем у пьянчуги, ночующего в сточной канаве! – тихий голос сменился недовольным рычанием, а Роланд все же поднялся на ноги, окинув взглядом сад и оправив длинные темные волосы.
- А ты бы предпочел найти себе безродного щенка? Лан, твое искусство подразумевает не только умение двигаться, но и умение вести себя, сохранять лицо всегда… Где ты найдешь оборванца, способного взглядом поставить на колени короля?
- Уверен, один такой бродит где-то и вот-вот заглянет на огонек ко мне, - уже мягче проговорил мечник, показывая, что уверен в этом.
- Откуда тебе знать, что парень в твоем зале - это не он?
- Ты бы не стал просить за безродного беднягу - думаю, Ваша Светлость его бы и близко к себе не подпустила, опасаясь испачкать камзол, - беззлобно усмехнулся Роланд, положив руку на плечо друга.
- Ну хоть взгляни на него!
- Ты привел мне в ученики картину? Или это статуя? А, нет-нет, не говори! У него грудь третьего размера и зовут его Мария?
- Ни одного попадания...
- Тогда я не вижу смысла на него смотреть. Или у него две головы? Вот на это я тоже посмотрел бы…
- Нет, у него всего одна голова, но парень хорош собой…
- Если в юности я интересовался юношами, это еще не значит, что я откажусь от своих принципов ради милой мордашки.
- К тому же он довольно талантлив и способен…
- О, так зачем же ему учитель? За руку надо водить тех, кто бездарен, ну или же еще не раскрыл себя. Но если даже ты видишь в мальчишке талант – значит, учитель будет ему лишь обузой.
- Роланд, ты просто невыносим! – воскликнул Итен, всплеснув руками.
- О да, вот еще одна причина – неужто ты хочешь, чтобы он мучился с моим ужасным характером?
- По-твоему безродного бродяжку твоим характером мучить можно?
- Такой ученик не побежит в слезах к своему папаше жаловаться на то, что на него накричали или ударили, Итен, и уж кому, как не тебе, знать это.
- Я никогда не бегал к моему отцу…
- Да, ты бегал ко мне, чтобы пожаловаться на Эркиля, когда тот слишком жестоко с тобой обращался.
- А ты за это прикладывал меня ремнем по попе и отправлял обратно к нему.
- Вот именно, друг мой. А какой отец будет так поступать с любимым чадом?
- Уверен, ты бы и родного сына жалеть не стал.
- Я да, но покажи мне хоть одного графа или герцога, который станет пороть своего сынка, вместо того, чтобы утереть ему слезы и потом публично высечь провинившегося учителя? – Роланд всегда был уверен в том, что говорил, и что поражало Итена, мечник никогда не ошибался. Сколько бы молодой герцог ни пытался убедить его в неправоте, ни разу ему это не удалось. Но сейчас он не намеревался отступать.
- Ты меня не хочешь слушать, друг мой, но и все же я прошу тебя взглянуть на этого паренька. Ну что тебе стоит потратить минутку – две и самому отказать парню? Он невероятно настойчив, если я сейчас сам выйду и скажу, что ты его не желаешь видеть, он просто не поверит. Этот красавец уже месяц обхаживает меня, вымаливая о знакомстве с тобой.
- Вот как, значит? – на тонких алых губах мечника возникла усмешка, как бывало с ним всегда, как только новая мысль посещала его. – Как его зовут и откуда он?
- Его имя Родерик, а о его происхождении я могу судить лишь по безукоризненным манерам, властному взгляду, достойному истинного принца, завидной настойчивости в достижении своих целей и неплохому кругозору…
- Ты не перестаешь меня удивлять, Итен. А я то еще был уверен, что тебе знакомы все детишки именитых родителей!
- Не верю своим ушам – неужели великий и ужасный Роланд может ошибаться? – наигранно удивился герцог, чувствуя, что маленькая загадка на миг пробудила интерес мечника к юноше в зале. Поднявшийся ветер растрепал волосы мужчины, и они черным шелком вновь рассыпались по его плечам.
- Все мы порой ошибаемся, Итен. Ну что ж, давай посмотрим на мальца твоего, все равно ты меня в покое не оставишь!

***


Родерик слонялся из конца в конец зала, оглядываясь вокруг и то и дело поправляя темно-красный камзол с черным подбоем. Судьбоносная, в его понимании, встреча не сулила скорого результата – хоть он и был еще совсем юн, но уже понимал, что так просто мечник не откажется от своих убеждений. Но Родерик готов был идти до конца, чего бы ему это не стоило. Тихие шаги заставили его вздрогнуть и замереть на месте, а взгляд его серо-зеленых глаз устремился к дверям, ведущим из зала в другие комнаты.
- Господин Роланд? Простите, я не ожидал, что вы столь молодо выглядите…то есть…простите, для меня большая честь… - начал было юноша, склонившись в вежливом подобающем случаю поклоне, но мягкий ровный голос прервал его на полуслове.
- Не обольщайтесь, юноша. Я вышел лишь чтобы вновь повторить то, что наверняка не раз говорил уже вам Итен – я не беру учеников. Всего хорошего.
- Постойте! – мальчик сам не ожидал от себя такой прыти, но всего через мгновение он уже стоял возле мечника, держа того за рукав свободной черной рубашки. – Прошу вас, уделите мне всего пару минут. Позвольте попробовать переубедить вас, пожалуйста!
- Я уже все сказал. Ваша настойчивость хоть и похвальна, но совершенно бессмысленна.
- Но ведь не бывает таких ситуаций, когда совершенно ничего нельзя сделать! Я готов платить за обучение, если вы хотите…
- Пожалей деньги своего папаши, к тому же что мне они не нужны.
- При чем здесь мой отец? – до этого робкий, хоть и настойчивый голос, стал жестким и зазвенел от ярости, тонкие, не знавшие грубой работы руки, сжались в кулаки, а глаза сверкнули опасными огоньками. – Я могу и сам заработать себе на учебу и на жизнь, помощь отца тут вовсе не уместна.
- Сколько вам лет, юный гордец? – горячность и уверенность ответа заставили интерес вновь озарить взгляд мечника.
- Пятнадцать, господин. Прошу простить мне мою несдержанность – меня несколько обижает, что все видят во мне лишь сына некого отца, а не самостоятельного человека.
- Это не удивительно в столь юном возрасте, - серьезно ответил Роланд, и в его глазах цвета ночного неба сверкнуло нечто, похожее на уважение. – Вас сложно воспринимать всерьез в силу вашего возраста, однако похвально то, что вы не желаете прятаться за имя вашего отца. Кстати, могу я поинтересоваться, кто он?
- Он честный человек, думаю. Во всяком случае, его заботы хватило на то, чтобы я не умер с голода в первые же дни своей жизни. Однако он побрезговал дать мне свое имя, и потому оно быстро стерлось из моей памяти.
- Вы бастард, значит? – бровь мечника приподнялась и Итен вздрогнул. Друг его никогда не был жертвой предрассудков, но озлобленных на богатых незаконных отцов юношей он не любил даже больше, чем аристократов.
- Мне то не известно, господин. Мать погибла при родах, и я вырос на руках у доброй бездетной женщины, которая знала лишь, что некий господин отдал ей вместе с ребенком немалую сумму денег и оставил указания, как распорядиться этой суммой, чтобы я был сыт, одет и даже получил образование. Но она даже не знает, был ли тот господин моим отцом, или же просто доверенным лицом.
- Надеюсь, вы не ждете, что я тот час заключу вас в объятия, разрыдавшись от вашей истории, и пообещаю вечно заботиться о вас, словно о родном сыне? – усмехнулся Роланд, и Итен вздохнул – мечник оставался все так же непреклонен в своем решении.
- Боже упаси! Я никогда не пришел бы к подобному учителю, сир, и не стал бы тратить ваше время, если б почитал за такового, - мужчина не мог не признать, что юноша был слишком умен и рассудителен для ребенка.
- Зачем вы пришли ко мне? – неожиданно заданный резким, даже грубым тоном вопрос не вызвал смущения на красивом лице Родерика. На какой-то миг и у юноши, и у приведшего его герцога возникло ощущение, что вот-вот мечник сдастся, и оба видели в глазах мастера какой-то огонек, который сулил надежду… Но тут короткие волосы цвета каштана, отливавшие краснотой, когда их касалось солнце, упали на точеное лицо юноши, и в легком небрежном движении головы Роланд заметил нечто такое родное и знакомое…
- Зачем я явился? Чтобы учиться у вас, господин. Лучшего учителя, чем легендарный сир Роланд сложно вообразить. Для чего мне вообще нужно учиться всему этому? Чтобы уметь направить данную мне от рождения силу по правильному пути, чтобы помогать людям и уметь постоять за себя.
- Уж больно ладно вы говорите, Родерик.
- Я готовился, ибо знал, что вы наврятли удостоите меня пространной беседы. Вы и так немало времени слушали меня – я был готов выложить все свои мысли в вашу удаляющуюся спину и успеть договорить до того, как двери сомкнулись бы за вами. Я собирался с мыслями, и поверьте, что все искренне…
- Довольно! – огоньки в небесно-синих глазах погасли, а мужчина резко отвернулся, показывая, что не желает больше ничего слушать. Впервые за все это время искренне смутившись, Родерик отвел взгляд и принялся изучать ночки своих сапог.
- Вы все же намерены отказать мне?
- Я уже отказал. Не спорю, вы довольно умный юноша, и разговор с вами доставил мне удовольствие, но все равно я не вижу смысла брать вас в ученики.
- Считаете, что я бездарен и безнадежен?
- Напротив, считаю, что вы слишком способны. Но в тот же миг вы еще и слишком упрямы, самоуверенны и несдержанны. Я могу горько пожалеть потом, если дам вам оружие в руки.
- Но господин…
- Всего доброго, Родерик. Итен, проводи парня, нам с тобой еще надо поговорить…и да, если приведешь мне еще хоть одного ученика, я вспомню, как порол тебя в твоей юности, - с этими словами мечник ровным шагом вышел прочь из зала, оставив герцога и расстроенного юношу одних.
- Увы, я сделал все, что смог…
- Я безмерно благодарен вам, Итен, - мягко и вкрадчиво проговорил Родерик, прикрыв глаза и опустившись коленями на циновку. – Я просто не должен был лгать ему.
- Ты соврал? Но в чем же?
- Отец хотел признать меня, но погиб немногим раньше. И мать моя жива и здорова, просто…просто она отказалась от ненужного ей ребенка, и потому я считаю ее мертвой. Мне осталось неплохое наследство, и его вполне хватает мне на жизнь…В остальном я не кривил душой.
- Думаешь, он отказал лишь потому, что поймал тебя на лжи? Роланд, конечно, проницателен и умен, но и он не умеет читать мысли.
- Мне кажется, он узнал во мне черты моего отца, - вздохнув, юноша поднялся с пола и протянул руку герцогу. – Благодарю вас за помощь, Итен. И прошу, простите за беспокойство.
- Что ты намерен теперь делать?
- Скажу правду – возможно, это что-то изменит, или я хотя бы узнаю что-то новое…Я пойду до конца и не отступлюсь, уж поверьте мне.

***


Тихое журчание водопада, мелодичное пение птиц, порхающие вокруг бабочки, настоянный на летней жаре аромат цветов – Роланд всегда искал покоя в этом саду, пропитанным солнцем и умиротворением, но теперь ничто из этого не могло успокоить мечника. Призраки прошлого с новой силой принялись терзать душу воина, заставляя того вновь и вновь переживать давнюю потерю, вновь и вновь заставляя его сердце рыдать кровавыми слезами…
Это лицо, колючие серо-зеленые глаза, это небрежное движение головы, призванное откинуть каштаново-красные волосы от красивого, мужественного лица… Нет, не ложь мальчика смутила Роланда – его смутило то, что это же самое лицо когда-то затмило ему солнце.

***


- Эта девчонка и есть тот мастер, о котором мне прожужжали все уши? – небрежный тон короля ничуть не смутил преклонившего перед ним колено мечника.
- Прошу прощения, Ваше Величество, мое имя Роланд и я вовсе не девочка, и даже не мальчик уже, - ровный голос звучал мягко и вкрадчиво, но в нем не было ни страха, ни подобострастия.
- И сколько же тебе лет, милое создание? – в голосе короля звучала насмешка, но Роланд уже привык к тому, что никто не воспринимает его всерьез. Невероятно тонкий, красивый юноша с длинными темными волосами, яркими глазами цвета ночного неба, тонкими, но в тот же миг чувственными коралловыми губами – он на самом деле больше похож был на девушку, или же в крайнем случае на мальчика лет пятнадцати.
- Двадцать, господин. И дабы вы не судили о том, могу ли я держать меч, лишь по тонкости моих рук и изяществу фигуры, позвольте мне немедля показать вам мое искусство?
- Эти руки не удержат клинка! – раздался голос кого-то из придворных, но Роланд не счел этот выпад достойным своего внимания, ожидая лишь дозволения короля. Правитель был старше его всего на несколько лет, но был намного крупнее мечника, выше ростом и шире в плечах, да и лицо его хранило тот налет аристократичной мужественности, какой имели все мужчины их семьи.
- Что ж, удиви меня, Роланд, и я исполню любое твое желание.
- Вы слишком добры, господин, - мягко проговорил мечник, склонив голову. Но и в этом движении не было того смирения, которое следовало бы выказывать стоящему на коленях перед троном человеку. – Могу я просить назначить мне противников, или я могу обезглавить первых пятерых, до кого дотянусь?
- Я ближе всех к тебе, так что не стоит. Жак, выбери пятерых своих ребят. Только пусть не калечат слишком сильно – мальчику его мордашка еще понадобится.
- Если я проиграю, обязуюсь отдаться каждому в этом зале, кто того пожелает, - все так же мягко и уверенно проговорил Роланд, поднимаясь на ноги и подхватывая с пола заключенный в ножны меч. Длинные одежды мечника шелковым водопадом спадали по юному невероятно тонкому телу, скрывая его изящество и делая мужчину еще больше похожим на девушку, но его и это вовсе не смущало.
- Договорились! – воскликнул правитель, скучавший среди дворцового однообразия. – Можете приступать.
Едва последние слова были произнесены, как двое солдат кинулись на парня перед ними, явно уже предвкушая, как эти тонкие губы, сложившиеся в презрительной усмешке, будут доставлять им удовольствие… Серебряный росчерк, тихий шелест шелковых одежд…Длинные волосы взметнулись и в тот же миг первый нападающий грузно упал на пол, а второй закричал от боли, но и этот крик вскоре замер в его горле. Роланд же замер, откинув от лица волосы и вновь обратив взгляд холодных глаз цвета ночного неба на солдат.
- Кто следующий? – голос его оставался все таким же мягким, а дыхание даже не подумало сбиться. Новый нападающий так же не заставил уважение появиться во взгляде Роланда. Он не шевелился, пока противник не приблизился на расстояние вытянутой руки, но едва тот миновал некую воображаемую черту, как длинный тонкий клинок вновь описал крутую дугу, а юноша отошел всего на шаг, уходя с линии атаки и ведя клинок чуть под мечом противника… Солдат упал с рваной раной на груди, задыхаясь и тщетно пытаясь унять кровь. Следующие нападающие были уже осмотрительнее и начали с коротких пробных выпадов. Роланд же просто отходил на полшага – шаг, даже не поднимая клинка. Нападающие разошлись в стороны, теперь уже одновременно атакуя мечника и с лица, и со спины. И вновь меч серебряной молнией сверкнул в лучах солнца, а свободные одежды вихрем закружились вокруг него, скрывая движения рук и ног. Этот танец сложно было назвать иначе как танцем смерти, и едва тяжелый шелк вновь замер, спадая на мраморный пол тронного зала, все замерли – пять тел на полу, а меч в вытянутой руке Роланда прижался к горлу начальника королевской охраны, который лишь начал доставать свой клинок из ножен.
- Опусти меч, мальчик. Твое искусство на самом деле впечатляет, я и подумать не мог, что увижу нечто подобное, - серо-зеленые жесткие глаза короля теперь светились от интереса, а рука величественным жестом поманила мечника ближе к трону. – Я обещал тебе любое желание, и я сдержу свое слово. Проси чего хочешь и ничего не бойся.
- Ваше Величество, - все так же мягко проговаривая слова и неслышно ступая по мраморным плитам зала, Роланд вновь опустился на колени перед королем, коснувшись губами протянутой ему руки. – Вы невероятно добры ко мне. И раз вы обещаете исполнить любую мою просьбу, я бы хотел просить вас о месте вашего оруженосца. Я ни разу не был в бою и потому не могу просить вас о рыцарстве, милорд…дабы предвосхитить ваш следующий вопрос.
- Зачем же тебе это нужно, Роланд? Оруженосец короля, да еще и в такое тяжелое время – это вовсе не забава…
- Забавлялся я пару минут назад, когда танцевал с вашими солдатами, господин, - вежливо проговорил мечник, ожидая решения правителя.
- Странная просьба для такого красивого и милого юноши. Я ожидал, что вы пожелаете денег или титул…
- У меня есть и то, и другое, милорд, поэтому мне нужно лишь место вашего оруженосца, - этот ответ породил любопытство в душе короля, и этот интерес яснее ясного показал придворным – у Его Величества появился новый фаворит.
- Но кто ты? Ты не назвал имени отца, и я почел тебя за безродного юношу, однако теперь и сам вижу, что для простолюдина ты слишком хорош.
- Я второй сын Эжена де Вальтари, герцога Восточного моря, господин, - без лишней гордости произнес молодой мечник, но после этих слов взгляды, какими щедро одаряли его придворные и сам король, стали куда более вежливыми и уважительными. Де Вальтари – один из древнейших родов Единых Земель, первый после великой королевской династии, а глава этого рода, герцог Эжен, к тому же имел немалый вес как при дворе на родине, так и в глазах других правителей. Его владения, простиравшиеся на многие километры на восток и юг, никогда не знали нужды, плодородные земли сполна обеспечивали людей пищей, а Восточное море всегда было полно рыбы и жемчуга. – Так вы исполните мою просьбу, господин?
- Я дал слово, и я сдержу его. Дай мне свой клинок, - впервые с тех пор, как юный мастер меча переступил порог тронного зала, сердце его забилось быстрее, а белоснежная кожа лица приобрела нежно-розовый оттенок. Длинный меч лег на обе открытые ладони юноши, и он склонился, протягивая оружие королю – только так и никак иначе передавалось восточное оружие. Впервые получив в свои руки тонкий немного изогнутый меч восточной империи, король с восторгом ребенка оглядел искусную работу, вязь рун на обоюдоостром клинке, обвитую кожей рукоять, выполненную из черного камня… Да, только такой клинок достоин был танцевать с юным мечником. Взгляд колючих серо-зеленых глаз короля скользнул по лицу Роланда, отметив на нем спокойствие и лишь легкое совсем напряжение, но не найдя ни подобострастия, ни страха. Это поразило монарха – все же человек в его ногах был столь юн и столь тонок! Его просто невозможно было воспринимать как уверенного в себе гордого воина, но именно таким и был Роланд. Придворный маг возник возле трона, не дожидаясь приказа монарха. Уже не молодой, седовласый магистр коснулся длинными костлявыми пальцами виска мечника, и тот с трудом удержался от желания вздрогнуть и отстраниться. Наверное, так же ощущается прикосновение смерти – подумалось ему, но вслух он не сказал ни слова о том. Маг усмехнулся, принимаясь шептать известные одному ему слова. Обряд принесение клятвы правителю всегда скреплялся кровью, словом и магией, и последнее надежнее всего защищало монарха от изменников и предателей. Лишь искренний приказ короля мог разрушить чары – в ином случае тот, кто смел обратить свое оружие или мысли против своего венценосного господина, умирал страшной смертью.
Если Роланд и волновался, то ничем не выдал этого. Юное красивое лицо мечника оставалось спокойным, опущенные в пол глаза цвета ночного неба, не выражали ничего, кроме сосредоточенности. Лишь когда маг замолчал, а принявший клятву верности король протянул своему новому оруженосцу клинок, всего на одно мгновение юноша вздрогнул, а лицо его отразило тысячу эмоций – радость, надежду, волнение, облегчение, едва заметный страх… Но в другой миг мечник вновь был спокоен, обхватившие рукоять меча пальцы не дрожали, а сам он поднялся на ноги, склонив голову и ожидая приказов короля, с которым теперь оказался связан теснее, чем ближайшие его советники.
Но в тот миг, когда тонкий мечник поднимался на ноги, когда шелк одежд вновь скрыл фигуру и даже ноги Роланда, а меч вновь скрылся в простых кожаных ножнах, правитель Единых земель понял, что этот юноша станет для него больше, чем простым оруженосцем…

***


- Постой! – рука Итена жестко сомкнулась вокруг запястья юноши. Герцог, против своего обыкновения, был серьезен и напряжен, а его светлые волосы, уложенные острыми иглами, упали на лицо, но он этого, казалось, не заметил. – Не надо сейчас его трогать, - чуть спокойнее добавил мужчина, прикрыв глаза. Его волновало множество вопросов, но он не знал, который из них задать первым.
- Итен, прошу вас! – воскликнул Родерик, пытаясь освободить руку из железной хватки. – Поймите вы, это мой единственный шанс! Если сир Роланд откажет мне, то я просто не представляю куда идти и как жить дальше.
- Сейчас ты сделаешь только хуже. Если хочешь на самом деле завоевать его расположение, научить спокойно ждать.
- Что мне сделать, чтобы он понял, насколько серьезно я настроен? – тихо проговорил юноша, вновь устроившись коленями на циновке и всем своим видом показывая, что не двинется с места ни под каким предлогом.
- Его невозможно переубедить, если только он вдруг сам что-то не решит для себя. Роланд не из тех, кем можно управлять.
- Он поэтому так отдалился от двора? Ну, потому что никто не мог заставить его танцевать под чужую дудку?
- Нет, - Итен сам удивился той жесткости, которая прозвучала в его голосе. – У Роланда были иные причины, чтобы оставить двор. Достаточно, Родерик, иди домой. Вернешься через пару-тройку дней…
- Нет! – ужас в глазах юноши смутил герцога. – Я не уйду без его согласия… К тому же вы ведь знаете, у меня нет дома, в который я мог бы вернуться, - тихо добавил он, закрыв ставшие ярко-зелеными глаза и сложив руки на груди. – Идите, я справлюсь сам. Обещаю, я не буду докучать сиру Роланду, пока он сам не выйдет в зал.
Вздохнув, Итен взъерошил волосы парня, слишком настойчивого и уверенного в своем решении, чтобы продолжать этот спор.
- Я не понимаю, чем он тебя не устроил? – оставив Родерика в тишине зала, герцог вновь вышел в небольшой парк. Лишь не многие могли попасть сюда – Роланд свято охранял эту частичку своей души от посторонних глаз. Как однажды подслушал Итен, этот сад был уменьшенной копией парка, прилегавшего в дворцу герцога де Вальтари – видимо, мечник все же порой скучал по оставленному отчему дому и семье, хоть никогда и не поддерживал отношений ни с отцом, ни с братом.
- Я уже говорил тебе – мне не нужен ученик, - мягкий ровный голос не мог обмануть Итена. Тонкая фигура Роланда замерла на краю клумбы, а длинные пальцы, каким-то чудом избежавшие мозолей от ежедневных тренировок с мечом, ласково гладили какой-то цветок, обводя алые лепестки, и даже герцог невольно залюбовался открывшейся его глазам картиной.
- Ты сказал, что тебе не нужен ученик из богатой семьи. Так чем тебе не угодил сирота?
- Мальчик, которому есть, кому и за что мстить – это еще хуже, Итен. Где только были твои глаза и твой разум, когда ты привел его сюда?
- Я сам не знал, Роланд! – всплеснул руками герцог, вздрогнув от того, как взметнулись с цветов яркие бабочки. Поймав укоризненный взгляд друга, Итен окончательно смутился.
- Мог бы потратить мгновение и поинтересоваться, - юного герцога всегда поражало то, как мечник может отчитать и заставить мучиться угрызениями совести, даже не подняв голоса.
- Мне показалось, что ты узнал его… Ты знал его отца, Роланд?
- А тебе он не показался знакомым? – наклонив голову к плечу, мечник посмотрел на друга, все же оторвав взгляд от цветка.
- Нет, я никогда не встречал людей, похожих на него.
- Вот как… Что ж, возможно, я обознался. Итен, оставь меня – я хочу отдохнуть от вас всех, - мягко проговорил Роланд, и герцог прикусил губу, легко склонив голову. Он кривил душой, говоря, что лицо Родерика не знакомо ему – напротив, Итен был уверен, что знает отца юноши. Вернее знал когда-то - этот человек давно покинул мир живых. Да и кто не знал его – Людвиг дель Шиани, восьмой правитель Единых земель, погибший еще совсем молодым и заслуживший славу, какой были лишены многие правители, полвека занимавшие трон.

***


- Ваше Величество... - тихий голос мечника непривычно дрожал, выдавая все чувства Роланда и его желания, о коих он никогда не посмел бы сказать.
- Назови меня по имени, иначе я оставлю тебя и уйду, - уверенный настойчивый тон короля иному мог бы сказать о равнодушии его ко всему, что происходило в этой небольшой комнатке подле королевских покоев. Тусклые редкие огоньки свечей танцевали свой безумный танец, но обоим мужчинам не было дела до этого.
- Мой господин, прошу вас, не надо... Я не могу так... - шептали губы Роланда, не выпуская предательских сладострастных стонов из груди. Тонкое гибкое тело, которому позавидовали бы многие девушки, уже перестало подчиняться мечнику, полностью отдавшись умелым и не терпящим возражений ласкам короля.
- Ты не можешь врать мне, Роланд. Ты хочешь, чтобы я ушел и просто потом сказал, что меня вело вино, а не собственное желание?
- Нет, господин... Я хочу, чтобы время замерло и эти минуты продлились целую вечность, - Роланд не мог врать своему королю, но даже не связанный магией он не стал бы делать этого.
- Тогда назови имя. Или оно кажется тебе некрасивым, Роланд?
- Нет...оно красиво и очень подходит вам... - белые зубки прикусили тонкую губу, и в другой миг Роланд ощутил, как язык короля заскользил по ней, собирая тонкую дорожку крови. - Людвиг, прошу вас! - всего на миг мягкий ровный голос стал громче, а предательский стон замер на губах короля.
- Видишь, это вовсе не сложно, - прошептал Людвиг в губы юного мечника, принимая этот стон за полное согласие. Сильные не знающие отказа руки выгнули тонкое юное тело на встречу мужчине, а его губы принялись жаркими несдержанными поцелуями осыпать шею и открытую грудь юноши. – Я буду первым у тебя, Роланд?
- Господин, прошу вас…
- Называй меня только по имени сейчас. Пока мы одни… Я навсегда останусь твоим хозяином, Роланд, насладись этой вольностью – потом я могу и лишить тебя ее, - длинные на удивление тонкие, но сильные пальцы короля скользнули по телу юноши, опускаясь к бедрам и чуть касаясь его еще девственного входа. Мечник покраснел, тщетно пытаясь сдерживать стоны – пальцы второй руки небрежно игрались с соском, покручивая его и теребя, от чего самообладание все настойчивее оставляло юношу.
- Людвиг, умоляю вас, вы пьяны…
- Я пьян? О нет, Лан, я не пьян – просто ты сводишь меня с ума, - отпустив напрягшийся сосок мечника, мужчина опустил руку ниже, заскользив пальцами по напрягшейся плоти юноши, обводя ее тонкими пальцами и лишь дразня молодого оруженосца.
- Господин… - непозволительно громкий стон сорвался с коралловых тонких губ, а юное гибкое тело выгнулось в руках короля – слишком умелые ласки человека, что одним свои видом вызывал благоговейный трепет в душе Роланда, лишили юношу возможности сопротивляться.
- Я задал вопрос, - Людвиг убрал руку, и молодой мечник в тот же миг жалобно застонал, обернув покрасневшее от возбуждения и смущения лицо к своему вечному господину.
- На моих руках не мало крови, мой господин, и это тело сложно назвать невинным. Но оно не знало прежде ни женщин, ни тем более мужчин, - дрожащим голосом проговорил юноша, все же признавая свое поражение в этой схватке и ощущая себя не в силах и не в праве отказывать королю. – Людвиг, я не достоин права согревать вашу постель… - словно последний голос разума прозвучал и замолк в голове Роланда, что все громче и слаще стонал на жесткой постели, устланной простым бельем.
- Ты достоин много большего, мой мальчик. Я хочу, чтобы каждую ночь твое тело погружалось в прохладный шелк и огненную страсть и навсегда забыло об этой аскетичной жизни, - победная улыбка расцвела на устах короля, а блеск в глазах выдавал его возбуждение, и Роланд прильнул к крепкой широкой груди, обвивая тонкими руками шею своего хозяина и всем телом прижимаясь к нему. Тонкий, стройный, хрупкий, словно девушка или маленький ребенок, он смотрел на своего короля немного испуганными, но горящими желанием и чувствами глазами.
- Людвиг, прошу вас… я отдал вам свой меч, свою душу и свою верность. И сердце свое я тоже отдал вам в тот самый миг, когда преклонял колени у ваших ног. И теперь…прошу вас…заберите себе все остальное… - тихие мелодичные стоны юноши ласкали слух мужчины, и тот сильнее выгнул к себе молодого мечника, мягко касаясь девственного входа тонкими длинными пальцами, разминая его. Легкая усмешка – реакция на то, как сжалось тугое колечко мышц, обхватывая кончики разведших их пальцев. – Я хочу отдать вам…все… тело, честь, невинность… Прошу вас…
Мышцы расслабились лишь на миг, а длинные пальцы вошли в тело , заставив мечника выгнуться и громко застонать. Растерянность и возбуждение, смешавшиеся в его ясных глазах, заставили Людвига сорваться на тихий стон, и в тот же миг их губы сомкнулись в страстном, несдержанном поцелуе, напористом и робком, властном и покорном, и эти чувства перемешивались, сливались, заставляя двух мужчин на постели сильнее прижиматься друг к другу… Громкий восклик, превратившийся в стон, сопроводил глубокий толчок, каким король ворвался в тело своего оруженосца. Мужчина замер на миг, постепенно начиная двигаться в горячем гибком теле, руки его изучали словно выполненную из воска точеную фигуру юноши, а губы жадно ловили все стоны, крики и просьбы.
Страсть этой ночи могла бы зажечь сотни и тысячи свечей, которые стали бы безмолвными свидетелями этого грехопадения. Но свечи уже давно погасли, и лишь бледная луна с укором смотрела на короля и его верного оруженосца сквозь неприкрытое шторами окно.

***


Тихий стон невольно сорвался с губ мечника, тело его дрогнуло и лишь каменные стены беседки спасли его от падения на траву.
- Вам плохо, господин? - взволнованный голос юноши разнесся по саду, и мечник усмехнулся, прогоняя призраков прошлого - как бы не хотел он всецело отдаться им, настоящее тоже требовало его внимания.
- Я сказал тебе уходить, Родерик, - все тем же мягким ровным голосом проговорил Роланд, не оборачиваясь к юноше.
- Но почему? Господин, дайте мне шанс...
- Больше всего на свете твой отец ненавидел ложь. Он говорил, что она отравляет душу и делает предателя из брата быстрее, чем алчность и зависть, - не оборачиваясь промолвил мечник.
- Вы знаете, кем был мой отец?
- Он был великим воином и достойным человеком. Думаю, будь он жив сейчас, он бы не оценил твоей лжи, - лишь на миг голос мечника дрогнул, и будь сейчас в саду Итен, он бы понял, какая боль терзает сейчас душу мечника. Но Родерик не мог знать того, и потому продолжил настаивать.
- Вы ведь были близки с моим отцом? Я знаю, нельзя верить слухам, но вы смотрите на меня как-то странно…
- Я был связан с твоим отцом теми узами, какие не разорвать ни времени, ни даже законам жизни. Я служил ему и потому даже после его смерти остаюсь верен этому человеку. Но тебя это тоже не касается, Родерик. Я уже сказал – нет.
- Вы любили его… - неожиданно проговорил мальчик, вызвав тем самым недовольный взгляд мечника.
- Это не имеет никакого значения. Оставь меня.
- Но почему?! Вы потеряли его и вам больно, я понимаю. Терять всегда больно…Но вы же сами видите, я его кровь и плоть…так почему не попробовать и не воспользоваться этим сходством? Я его сын и оставив меня у себя, вы сможете дать ему вторую жизнь!
- Думаешь, дело только в лице? – холодная усмешка расцвела на коралловых губах. Мягко ступая по траве, мечник подошел к Родерику, положив руку на его ладонь. – Взгляни. Ты видишь, что моя рука в несколько раз меньше твоей? Да и сам я больше похож на восемнадцатилетнюю девушку, чем на мужчину. Но при всем этом я намного сильнее тебя, - словно в подтверждение своих слов, мечник резко ударил юношу, заставив того упасть на траву. – Внешность обманчива. Ты выше и крепче меня, но я все равно сильнее.
- И я никак не смогу убедить вас? – тихо спросил Родерик, поднимаясь на ноги. – Мой отец был бы счастлив знать, что я перейму мастерство у лучшего мечника…И он был бы рад знать, что его сын под присмотром и в безопасности, - протянул мальчик, видя, как дрогнула уверенность мастера.

***



- Ты умеешь танцевать, Роланд?
- Все мужчины Востока умеют, господин, - голос мечника как всегда был мягок и ровен, но глаза цвета ночного неба горели интересом. - Что-то произошло, Ваше Величество?
- Каин настоял на приеме и бале в честь посла Империи, - недовольно проговорил Людвиг, откинувшись на подушки и притянув к себе своего оруженосца, привычно зарываясь лицом в хранящий аромат сакуры черный шелк волос юноши.
- Мой господин настолько не любит балы? - мягко поинтересовался Роланд, все так же смотря на своего короля с интересом и едва заметной улыбкой на губах.
- Пустая трата времени, - фыркнул Людвиг, легкими поцелуями обжигая шею любовника и скользя руками по тонкому телу.
- Отчего же, милорд? Рукам иногда полезно отдыхать от клинка...
- Смешно будет опозориться, особенно когда ситуация в мире столь нестабильна.
- Умение признать свои слабости - это куда большая сила, чем вовсе не иметь их, - мелодичный голос мечника дрогнул на миг, но он смог совладать с собой. Эти легкие ласки и сводящие с ума игры - король мог часами истязать своего верного оруженосца возбуждением и страстью, и Роланд не желал лишать любимого такого удовольствия. - Я могу научить вас танцевать, или же могу на балу быть с вами и подсказывать, что и как делать... - поднявшись, юноша потянул за собой своего господина, двигаясь как всегда невероятно грациозно и будто бы даже невесомо. Тонкая почти женская ладонь легла на грудь мужчины, а вторая поймала пальцы короля в "замочек". - Смотрите на меня, повелитель. Дышите со мной, думайте обо мне. Отдайтесь мне так самозабвенно, как я отдаюсь вам каждую ночь... а теперь просто не думайте ни о чем.. - казалось, ничего не изменилось, но в голосе мужчины звучали такие сила и страсть, каких прежде Людвиг не ожидал увидеть в хрупком юноше. Сам того не ожидая, он сделал шаг вперед, а следом еще один...и еще...новый шаг сменился плавным поворотом, а затем и вовсе превратился в сложную фигуру. Роланд дышал в такт дыханию Людвига, темно-синие глаза неотрывно смотрели в серо-зеленые, и казалось, словно даже сердце юноши начало биться так же, как билось сердце под его ладонью. Танец становился все более быстрым, все более страстным, и прежде чем влюбленные дошли до последней фигуры, их уста уже сомкнулись в страстном поцелуе, что заставил обоих лишиться самообладания и отдаться главному своему желанию.. и вот уже тонкое гибкое тело Роланда танцевало иной танец, дрожа в сильных руках мужчины и выгибаясь так, чтобы доставить как можно больше удовольствия любовнику.
- Но ты не сможешь танцевать со мной... - хриплый голос Людвига прозвучал уже намного позднее, когда оба они без сил лежали на мягких подушках.
- Роланд не сможет, мой господин, а вот Лана де Вальен вполне сможет помочь вам, - лицо мечника было спокойно, но его глаза цвета ночного неба смеялись.
- Ты хочешь одеться женщиной?
- Вовсе не хочу, но если иного выхода нет, то я пройду и через это унижение. Я ведь клялся оберегать вас, господин.
- А если вскроется, что ты мужчина, что тогда? Это будет невероятнейший позор...
- Не вскроется, милорд. Вспомните, как долго вы сами не верили в то, что я не юная девушка. К тому же Лана - истинная леди из земель Восточного океана и никогда не позволит себе явиться перед посторонними мужчинами с открытым лицом. Весьма удобно, вы не находите, господин? Когда платок скрывает лицо, а тело облачено в свободные одежды, даже вы сможете сойти за юную красавицу с Востока, - улыбнулся мечник, запустив пальцы в волосы Людвига.

***


- Ты умеешь танцевать, Родерик? - мальчик ошарашено посмотрел на Роланда, который еще мгновение назад не хотел даже разговаривать с ним.
- Ну... могу немного... но все эти фигуры, шаги - это все так сложно! Я никогда не мог запомнить рисунка и поэтому почти никогда не танцую.
- Рисунок и фигуры - не нужная танцу мишура, - серьезно проговорил мечник, сделав шаг навстречу юноше. В другой миг его тонкая кисть легла на грудь Родерика, а пальцы второй руки скользнули по талии мальчика,
притягивая того ближе к мечнику. - Даже музыка и та не столь важна. Слушай, как бьется сердце...Глаза подними, или ты боишься?
- Нет, господин, я просто... - промямлил Родерик, прижавшись к груди мужчины и стараясь не отводить взгляда от его горящих, невероятно глубоких глаз. Сердце бешено стучало в его груди, словно стремясь вырваться навстречу тонкой ладони. Дыхание стало глубже и чаще, и неожиданно Родерик понял, что и дыхание мечника стало таким же, постепенно становясь спокойнее и ровнее... И словно по волшебству юноша успокоился, замер неподвижно в руках мужчины, неловко обнимая его за талию.
- Прекрати оправдываться, - мягкий голос Роланда успокаивал, и Родерик даже смог чуть улыбнуться. - Танец - это не набор движений. Это чувства, страсть, напор...Заучи фигуры и станешь хорошим танцором, но едва сменится музыка, ты попадешь впросак. Научись чувствовать, научись слушать музыку того, что вокруг тебя - и станешь великим, - с каждым словом голос мужчины становился все более громким, страстным, его напор вызывал трепет в душе юноши, и в тот же миг он пленял его, заставлял тонуть в синих глазах и послушной марионеткой отдаваться невероятно тонким и нежным рукам.
Шаг назад. Еще один. Родерик словно знал, когда сделает движение мастер, и на удивление ловко отступал именно в нужный момент. Шаг вперед - снова подчиняясь движениям мечника. Сердце билось в такт шагам, оба они дышали в одном ритме, сливаясь в танце, становясь. чем-то единым.
Постепенно фигуры стали сложнее, и Родерик понял, как ловко удаются они ему... Неожиданно, сам не понимая того, юноша подался вперед, приподнимая лицо и ловя губы мечника в еще неумелом, но уже по-юношески пылким и страстным поцелуем...
Это наваждение, что сметает границы разума, эта страсть, что затмевает истину...Чувственное касание губ, ласкающие тело руки...
Резкий звук пощечины звоном разнесся по саду. Не устояв на ногах, Родерик снова упал на траву, а Роланд порывисто отвернулся, стремясь скрыть свои эмоции и чувства.
- Умоляю, простите, я не знаю, что нашло на меня... - залепетал Родерик, физически ощущая боль мечника. - Теперь вы точно прогоните меня...
- Нет, останься, - тихо проговорил мужчина, коснувшись пальцами своих губ и словно вновь сквозь года ощущая сладость поцелуя того, кому хранил он верность. – Я хочу еще посмотреть на тебя и решить, нужно ли мне все это. Таких как ты надо держать под присмотром, чтобы они не натворили бед. Сделай мне чай и приберись в зале.


@темы: философия, Яой, Рассказ, Ориджинал

URL
Комментарии
2011-05-02 в 23:57 

Зелёные Чернила
I can't drown my deamons. They know how to swim.
Прекрасное начало *_*
Только первая глава, а Вы меня уже покорили =)
Надеюсь увидеть продолжение, уж очень заинтересовала эта история.
Удачи с продолжением =)

2011-05-08 в 23:05 

Сандра Байрон
Спасибо Вам за такие слова!)) Продолжение уже написано, сегодня - завтра я его выложу сюда, буду очень рада, если и дальше вам будет нравится этот роман)))

URL
   

Сказки

главная