Сандра Байрон
Автор: Сандра Байрон
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: принадлежат автору;)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), BDSM
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание: Рей - слишком самоуверенный и наглый мальчишка, который способен любого заставить танцевать под свою дудку. Он считает себя прирожденным домом и даже мысли не допускает о том, что это может измениться. Дэрек - харизматичный мужчина, всегда точно знающий, что ему нужно и как это получить, доминант от рождения и по стилю жизни. Казалось бы - ничего общего между ними... Или же уроки японского могут это изменить?
Публикация на других ресурсах: Сообщив автору.



- Дэрек, прошу тебя, соберись. Тебе надо всего лишь понравиться директору, и она несомненно возьмет тебя на эту работу, - Юджин вздохнул, запустив руки в карманы костюмных брюк. Дэрек же оставался как всегда невозмутим, насмешливо улыбаясь и вытаскивая сигарету из пачки.
- Не волнуйся, мамочка, я буду примерным мальчиком! – Юджин закатил глаза, понимая, что перевоспитывать друга уже слишком поздно, а капитулировать и позволять тому вновь упустить работу, в которой Дэрек сейчас на самом деле нуждался, ему не позволяла совесть. Они были совершенно не похожи – кареглазый брюнет Юджин всегда был тихим, спокойным юношей, примерным старательным учеником в школе, ответственным студентом в университете, и теперь стал учителем, послушно соблюдающим все правила и нормы. Его голос был мягок и порой даже робок, взгляд его никогда не таил вызова и был так же покладист, как и вся натура юноши. Дэрек же был полной его противоположностью. Высокий красивый блондин с серыми глазами, что в минуты злости сверкали стальными искрами, он всегда был уверен в себе, всегда поступал лишь согласно своим желаниям и всегда мог получить то, что хотел, от кого угодно. Самый умный и самый проблемный ученик в своём классе, он так же с отличием закончил университет, куда затем устроился и на работу, и откуда вскоре вылетел за «несоответствующее должности поведение». Но таким уж был Дэрек Стинроуз – дерзкий прямой взгляд, широко расправленные плечи, уверенная походка истинного хозяина этого мира – не было ещё в его кругу человека, на которого блондин смотрел бы снизу вверх. Острый на язык и скорый на решения, он создавал довольно странное впечатление – любой достаточно сильный человек видел в нём соперника, любой склонный к подчинению неизменно хотел его.
- Не кури здесь, это же школьный двор! – Юджин поморщился, но как и всегда ничего не смог сделать со своим другом.
- Скажи об этом своим ученикам – я тут пока даже не работаю.
- И не будешь, если не возьмешь себя в руки. Боже, а если директор заметит?
- Отставить панику на корабле, - хмыкнул блондин, выпуская в сторону сизый сигаретный дым. Его серые глаза сейчас смотрели спокойно и даже тепло, но в самой их глубине уже танцевали чёртики, которые ничего хорошего не предвещали. – Брось, Юджи, малыш. Ты всегда можешь поймать парочку милых мальчиков-школьников и прочитать им свои нравоучения. Я думал, ты именно из-за этого в школе и работаешь, - мило улыбнулся Дэрек, вновь затянувшись.
- Даже не думай об этом! Здесь нет «милых мальчиков» - это ученики, они все – твои ученики, ты не имеешь права думать о них, как о сладких мальчиках с узкими задницами и.. Дьявол! Ты заставляешь меня говорить какую-то чушь! - воскликнул Юджин, отобрав у друга сигарету и тоже затянувшись, в тот же миг закашлявшись и вернув наполовину истлевшую сигарету обратно.
- Брось, детка, тебя влекут их формы ничуть не меньше, чем меня! – нахально усмехнулся Дэрек, скользнув взглядом по красивому, хоть и не столь эффектному телу друга. – Давай так – если меня сейчас примут на работу, то вечером идем в бар, отметим это дело?
- Я спрошу у Марты, есть ли у нее планы на вечер…
- О нет – нет – нет! Никакой Марты и никаких сопливых младенцев на моём прощании со свободной жизнью. Это… Это типа мой мальчишник будет! Так что только ты, я и Ксандр, ну и пара – тройка идеальных красавцев в кожаных брюках, готовых исполнять любые наши прихоти… - жарко прошептал Дэрек на ухо другу, усмехнувшись тому, как краска в другой миг залила лицо Юджина.
- Я не такой извращенец, как вы с Ксандром, так что давай обойдемся без подобных развлечений?
- Не такой? О нет, милый, от того, что на твоём пальце кольцо, а дома тебя ждет младенец в подгузниках, это ещё не значит, что ты изменился. Ты всё такой же гей, каким был и всегда, и у тебя так же встает при виде красивых юных тел или же новой кожаной плети.
- Эй, меня никогда не возбуждали плети!
- В твоих руках – нет, - парировал Дэрек, хмыкнув – он прекрасно помнил, как возбужденно смотрели на него карие глаза Юджина, когда однажды тот застал друга за наказанием очередного милого саба. О, из самого брюнета вышел бы просто идеальный саб – нежный, чуткий, старательный и внимательный… - Я не понимаю, почему ты не разведешься?
- Потому что не хочу! С чего ты взял, что мне плохо с моей женой?
- С того, что ты её не любишь. Ты и женился то лишь потому, что твоя матушка скорее отдала бы дом своей бабки какой-нибудь секте, чем сыночку – гею!
- А то твои тебя с распростертыми объятиями приняли, - Дэрек хмыкнул, уронив сигарету на землю и затушив её носком дорогого ботинка из мягкой черной кожи.
- Они были счастливы, что я не буду размножаться – мои старики всегда считали, что если бы у меня был брат-близнец, то этот мир давно бы уже разлетелся на кусочки, - блондин положил руку на плечо друга, ободрительно улыбнувшись тому. – Сегодня в семь, в нашем баре. Я получу эту работу, Юджи, можешь не беспокоиться об этом.
- Да-да… только не говори, почему ты ушел из университета на самом деле, идет?
- Ну вот, а я то хотел сейчас зайти и выложить на стол директора весь свой арсенал кнутов, наручников и ошейников! – с сарказмом протянул Дэрек, наконец, отведя взгляд от друга – его внимание привлекли голоса, что доносились из-за угла школы. Блондин приложил палец к губам, показывая Юджину молчать, и мягко направился туда, откуда звучали голоса. Он не мог разобрать фраз, но был уверен, что один парень активно подавлял другого, слишком слабого, чтобы ответить или попытаться постоять за себя.
- Ты – просто раб, шавка, которая будет ползать за мной, как только я прикажу, - паренек в тёмно-синей кожаной куртке стоял, прислонившись к стене и сложив руки на груди. Его глаза были скрыты зеркальными очками, но поза выражала столько недовольства и власти, что Дэреку и не нужно было видеть его взгляд. Опасная холодная усмешка коснулась тонких губ блондина, и он, сделав Юджину знак не высовываться, мягко вышел из-за угла школы, оказавшись рядом с заинтересовавшей его парочкой. Второго парня он смог разглядеть лишь теперь – испуганный мальчишка, скорее всего чуть младше первого, замер коленями прямо на влажной земле, не обращая внимания на то, что может испачкать брюки.
- И что у вас тут происходит? – парень оторвался от стены, ощутив опасность в голосе неожиданного свидетеля своих игр. – Мне казалось, на территории школы подобное не допустимо.
- А ты вообще кто такой? – холодно кинул парень, приподняв очки и теперь прямо смотря на Дэрека синими глазами.
- Я? Твой ночной кошмар, детка, - голос мужчины звучал жестко и уверенно, дерзкие стальные глаза прямо смотрели на наглого мальчишку у стены. – Это он на тебя надел? – пальцы блондина коснулись ошейника на шее невольного саба, и тот лишь сглотнул, явно слишком опасаясь своего хозяина. – Вы, мелюзга, ещё понятия не имеете, что есть Тема, но позволяете себе напяливать на себя подобные вещи, - тихое недовольное рычание двух хищников, готовых биться на смерть – Юджин мог лишь со стороны наблюдать за тем, как его друг учит жизни школьников, но ему казалось, что вот-вот это обучение закончится серьезными проблемами.
- Тебя забыли спросить. А ты не смей ему поддакивать! – прорычал парень в синей куртке, замахнувшись для того, чтобы пощечиной наказать раба… но вместо щеки, рука парня замерла, пойманная в железный захват пальцев Дэрека. Он был очень силен, куда сильнее этого мальчишки, и потому у школьника не было шанса освободиться. – Пусти! – зарычал парень, но жесткий опасный взгляд серых, в один миг из насмешливых ставших стальными глаз, заставил его замолчать и замереть.
- Имя и фамилия? – равнодушно поинтересовался Дэрек, сжимая запястье мальчика так сильно, что казалось, кость вот-вот не выдержит и сломается. – Отвечай.
В нём всегда было что-то, что заставляло других подчиняться. Некая харизма, внутренняя сила с самого детства делала его особенным, заставляла людей старше и сильнее его падать на колени, не только во время Игр, но и в обыденной жизни.
- Пусти, больно же, мать твою! – на этот раз в голосе школьника было куда меньше уверенности. – Рей Стоун, - нехотя представился парень, снизу вверх смотря на блондина и пытаясь понять, когда этот псих успел вторгнуться на его территорию. Дэрек же лишь хищно усмехнулся вновь, жестом показав явно воспрявшему духом второму мальчишке снять ошейник и отдать ему.
- Никогда никому не позволяй так с тобой поступать, ясно? Никогда не опускайся на колени – потом не встанешь. А теперь вали отсюда, - кинул он парнишке, и тот с завидной скоростью исчез из вида, на бегу пытаясь вытереть то брюки, то слёзы на щеках. – Не знаю уж, кем ты себя возомнил, Рей, но есть великое правило, за нарушение которого, будь мы в клубе, а не здесь, я мог бы легко сделать с тобой такое, о чём вы, сопляки, даже думать не смеете, чтобы потом ночью от кошмара не обделаться, - прямо проговорил блондин, не отрывая взгляда от синих глаз мальчика. Тот немного присмирел, но всё равно явно мечтал разорвать Дэрека на мелкие кусочки за это унижение. – Сабами не становятся против воли – ты не имеешь, мать твою, никакого права его заставлять что-либо делать, - пальцы сжались ещё сильнее, и Рей пискнул от боли, но взгляда не отвел и ненависти в его глазах меньше не стало. Но блондину было безразлично, что о нем думает этот выскочка. Он лишь хотел проучить мальчишку, и это ему удалось. Тонкая полоска кожи в его пальцах выглядела вполне безобидно – обычный собачий ошейник, ничего примечательного. Мужчина хмыкнул – вот в какие игры теперь играют в старшей школе. А он то, дурак, до университета не доходил дальше футбола! Ошейник сомкнулся на тонкой шее Рея, замирая на ней – искушенный в такого рода играх, Дэрек чуть сместил в сторону язычок замка, и теперь снять «украшение» было крайне сложно. – Почувствуй себя в его шкуре – полезно порой, - холодно кинул он, отпустив наконец руку мальчика.
- Ты ещё пожалеешь об этом! – крикнул ему вслед разъяренный Рей, пытаясь снять ошейник, но это явно было выше его сил.
- Вот как? Не бросайся словами, малыш, - Юджин был белее мела, но оставался стоять всё там же, ожидая, когда его друг наиграется и вернется к нему.
- Зачем ты это сделал? – тихо спросил он, ощущая легкий приступ тошноты.
- Прости, не мог удержаться. Тот мальчишка – натурал, совершенно далекий от Темы, его принуждали против его воли… я не могу спокойно смотреть на это, - пожал плечами блондин, снова закурив.
- Ты нажил себе серьезного врага, Дэрек, - предупредил брюнет, но второй мужчина лишь приподнял бровь, не выказывая особого страха перед парнем, державшим в страхе едва ли не всю школу.
- Ну наконец-то в этой богадельне будет хоть что-то интересное. Его потуги отомстить должны быть забавными.
- Он всю школу строит под свои правила – никто из ребят или учителей ему не перечит, - от колкого взгляда друга Юджин почувствовал себя неловко.
- Из него выйдет прекрасный питомец, если потратить на него немного сил, но в роли доминанта он плох, уж поверь мне. Строит из себя крутого, огрызается на всех подряд и ведет себя так нагло, что даже у самых язвительных преподавателей не находится слов, чтобы поставить его на место. Это поведение саба, мечтающего, чтобы его выпороли и показали, где его место, но вовсе не Хозяина.
- Ты видел его всего пять минут, откуда ты можешь знать, какой он?!
- Мне достаточно двух, чтобы понять, - словно говоря о погоде, небрежно протянул Дэрек.
- Назови мне хоть одну причину, почему я не могу сейчас дать тебе в нос и уйти? – недовольно проворчал Юджин, которого переполняло волнение за слишком беспечного друга.
- Потому что любишь меня, - мило улыбнулся блондин.
- Вот ещё!
- Любишь – любишь, мы ещё со школы это знали.
- Мы?
- Я, Ксандр и Ким, мы всегда знали, что ты влюблен в меня! Ладно тебе, малыш, не красней! – Юджин и забыл, каким порой его друг бывает нахалом. Впрочем, нет, он лишь надеялся, что возраст изменит ужасный характер блондина. Пока тщетно надеялся, впрочем.
- Чушь собачья!
- Тогда почему заступался за меня в школе перед учителями?
- А с кого бы я списывал, если бы ты вылетел? Мне нужно было поступить в колледж!
- А сейчас тогда чего носишься со мной, как мамочка-утка?
- Потому что тебе нужна работа… Иначе ты уедешь вместе с Ксандром куда-нибудь, а я останусь тут один, без выпивки за твой счет и без бесплатных билетов на автодром! – Дэрек рассмеялся, в другой миг крепко обняв друга за талию. Они были вместе ещё со школы, такие разные, и в тот же миг в чем-то такие похожие… Они никогда не были любовниками, хоть до женитьбы Юджин и не был монашкой – Дэрек несколько раз отказывал ему, понимая, что друг его никогда не сможет в полной мере наслаждаться тем же, чем сам блондин практически жил.
- Ладно, пошли уже – я получу эту работу, и сегодня мы заставим тебя напиться!
***
- Я его убью! – бесновался Рей, меряя комнату шагами и тщетно пытаясь избавиться от ошейника. После инцидента в школьном дворе, он сразу же пошел домой, не желая красоваться перед одноклассниками в подобном украшении. Да откуда только взялся этот ублюдок, посмевший его, самого Рея Стоуна, так унизить?!
- Вижу, день был не из легких? – Рей обернулся слишком быстро, и едва не грохнулся от того, что нога запнулась о шнурок. Проклятье какое-то.
- Исчезни, - сквозь зубы процедил парень, но мужчина в дверях и не думал его слушать. Сложенные на груди руки и небрежная поза яснее ясного давали понять, что он настроен на длительный разговор, и хотя мальчику вовсе не хотелось в нем участвовать, выбора ему явно не оставили.
- Язык прикуси, Рейнард, - о нет, дела плохи. Его брат звал его полным именем, только если случалось что-то на самом деле серьезное, или же у него было крайне дурное настроение. Второе, впрочем, бывало куда реже. – Что это на тебе?
- Да так, ничего. Не смотри, - лишь теперь мальчик понял, что руки его нервно дергают ошейник, и он выше подтянул ворот, но от пристального взгляда Элиота это его не спасло.
- И кто же смог надеть эту штуку на твою шею? Не то, чтобы я особо против, но кажется ещё вчера ты кричал, что весь этот мир должен ползать у твоих ног и ботинки тебе целовать, так в чем же дело? – насмешливо произнес старший Стоун, подойдя к брату. – Я бы снял, но ты знаешь правила – такие вещички могут трогать только те, кто их надевал. И тебе, кстати, тоже не стоит его теребить.
- Да пошел ты! Я никогда не стану ничьи туфли лизать – просто какой-то урод увидел меня в школе с Эдом и надел на меня его ошейник. Сними его, мать твою, бесит! – Рей не кричал, но явно был уже на взводе. Элиот же лишь усмехнулся, закатив глаза к потолку.
- Нет, воистину, я был бы счастлив знать, что в этом мире есть тот, кто сможет с тобой справиться. Впрочем, то, что ты встретил кого-то сильнее себя, уже праздник. Погоди, - неожиданно взгляд Элиота стал жестким, а рука, прежде небрежно коснувшаяся плеча братишки, сжала его так, что костяшки побелели, а сам Рей не удержал болезненного вскрика. – Тот человек был в Теме?
- Прости, на лбу у него не было ничего написано! – огрызнулся младший, но перспектива лишиться сегодня руки, если ее ещё кто-нибудь решит позжимать, его не прельщала. – Да, кажется, он что-то говорил об этом. Мне было не слишком интересно… - звонкая пощечина заставила Рея распахнуть глаза и отшатнуться, а алый след растекся краской по щеке.
- Какого черта! Я предупреждал тебя… - Элиот опасно зарычал, но Рей не думал отступать, прямо и жестко смотря на брата. Они были очень похожи – короткие темные волосы, прямые и непослушные как правило, уверенный взгляд синих глаз, у Элиота они были немного темнее, чем у его брата, точеные стройные тела… И одинаковые увлечения, с той лишь разницей, что в свои двадцать пять Эл уже имел на это право, а Рей в свои восемнадцать – нет. Они оба были доминантами, и возможно в какой-то мере это соперничество, а между альфа-самцами всегда будет соперничество, сближало их куда больше, чем узы крови и гомосексуальные пристрастия, хотя старший и позиционировал себя как бисексуал. – Я предупреждал тебя, чтобы ты не создавал мне проблем.
- Да он тебя знать не знает, иначе бы никогда не поднял на меня руку! Дьявол, у меня ошейник на шее, синяк на запястье, теперь ещё и плечо чуть не вывихнул, ладно ещё от пощечины следов не останется. Он просто какой-то придурок, к чему тебе его мнение? К тому же я не говорил с ним о тебе.
- Как мило с твоей стороны, - всё еще не успокоившись прорычал Элиот.
- Брось, Стоунов здесь – как грязи, а схожесть во внешности – ерунда, мало ли похожих людей. Я – не отражение тебя, брат, и хватит об этом. Сними эту чертову штуку!
- Ну уж нет, - оскалился старший, сложив вновь руки на груди. – Не справишься сам – попроси того самого чудика, если ещё встретишь, конечно. – Но я хотел поговорить не об этом.
- А о чем же? – вздохнув, понимая, что спорить нет толку, Рей сел на край своей кровати, снизу вверх смотря на Элиота.
- Мартин не может взять тебя к себе на практику. У него какие-то проблемы с клиникой, им не продлят лицензию, и теперь он сам в поисках работы, - это звучало как жирная точка в конце до неприличия неудачного дня. Рей насупился еще больше, мысленно мечтая кого-нибудь убить… ну или хотя бы крепко выпороть для начала.
- Значит… Я буду поступать без практики?
- Ты не будешь поступать в медицинский, Рей, - ровно проговорил старший, сев рядом с братом и положив руку на его плечо. На этот раз жест был довольно нежным. – Послушай, мы ведь с самого начала знали, что мед нужен тебе только если сразу пройти практику. Ты не сможешь найти нормальную работу, если родители узнают, а без Мартина наврятли кто-нибудь возьмет на работу мальчика без опыта, - это было правдой, чертовски противной правдой, и Рей нехотя кивнул.
- И что теперь?
- Что ты думаешь о Японии? Ты можешь устроиться в посольство или же стать дипломатом, надо всего лишь выучить язык.
- Всего лишь? Я мучил его четыре года, а дальше азбуки так и не зашел! – возмутился Стоун-младший, но мысль о таинственной стране самураев и гейш воодушевляла его куда больше, чем разрезанные на хирургическом столе люди, если уж быть совсем честным с собой, он никогда не хотел стать врачом. Элиот хотел, но раз так всё вышло…
- У вас в школе есть учитель японского. Перейди в его класс, возьми дополнительные занятия. Я буду платить двойной тариф, если он будет заниматься с тобой каждый день после уроков, - Рей вздохнул, но всё же кивнул.
- Хорошо, я поговорю завтра с ним. Но ты должен снять с меня эту мерзость!
- Ни за что, - самодовольно усмехнулся Элиот, поднявшись и уверенной походкой направившись прочь. – Меня ожидает клуб и развлечения, а ты наказан за дерзкий тон, так что сиди дома и учи свои уроки.
- Стой, а что родители думают обо всём этом? – крикнул вслед брату Рей, зная, что после определенного предела спорить становится опасно для здоровья. Мужчина остановился, длинные тонкие пальцы скользнули по дверному косяку, и Эл обернулся лишь на миг.
- Они ничего не думают. Я им не сказал. И не скажу, пока ты не поступишь, - добавил он, отвернувшись и покинув комнату брата. Да, так лучше – не надо им знать, что они были правы, и не надо им думать, что теперь он прогнется под них. Элиот не прогнулся, стал тем, кем хотел, и не жалеет, и Рей, разумеется, никогда не будет жалеть и будет безмерно счастлив на своем пути. Осталось лишь найти того самого учителя японского, если он, конечно, на самом деле в их школе был.

***

- Поверить не могу! При директоре ты был таким паинькой – самому не тошно было? – Юджин грузно плюхнулся на стул, радуясь, что Ксандр придержал для них столик, хоть они и опоздали почти на полчаса.
- Мамочка, что тебя теперь не устраивает? Я получил эту работу, у меня неплохой оклад и я уже вижу радужные перспективы работы в старшей школе, - как всегда беспечно протянул Дэрек, устроившись рядом с другом и весьма вольготно положив руку тому на плечо. Рука у блондина была тяжелой, но сейчас казалась не тяжелее шелкового шарфа, что сейчас красовался на его шее.
-Ты врешь так же легко, как и дышишь! Я думаю, суть работы в школе в том, чтобы воспитывать в детях чувство прекрасного, учить их доброму и светлому, воспитывать в них ответственность и делать их мышление как можно более разумным и независимым, - передразнил друга Юджин, накрыв ладонью глаза. – Ты сам то в это веришь?
- Разумеется, - на этот раз голос Дэрека был серьезным, хоть глаза и смеялись. – Я не такой идиот, как тебе порой кажется. И я на самом деле люблю детей.
- О да, знаю я, как ты их любишь! – закатил глаза брюнет. – Но запомни – та выходка со Стоуном последняя в твоей жизни! Ясно тебе? Они – школьники, ты не можешь пялиться на их задницы, надевать на них ошейники и трахать после дополнительных занятий, ясно тебе?
- У, какой ты сегодня злой! Мальчики, я повешу на дверь табличку – «не говорить о работе, пока в баре есть выпивка», если вы оба не прекратите. Лично я счастлив, что закончил школу, и не намерен вспоминать о ней больше, чем приходится, - Ксандр намеренно громко стукнул тремя кружками пива об стол, садясь напротив друзей и небрежно закинув ногу на ногу. – И как вас обоих не тошнит от этого?
- О, друг мой, ты бы видел, какие сегодня мальчики в старших классах – у меня сложилось ощущение, будто их принимают в школу только по кастингу, - хмыкнул Дэрек, поймав хищный взгляд друга. Мало кто мог читать эмоции Ксандра по его глазам – азиаты вообще редко открывают себя перед посторонними, а Ксандр, кореец по крови и японец по месту рождения, к тому же был прирожденным доминантом, так что взгляд его, как правило, оставался совершенно непроницаем. Но не для Дэрека.
- Приглядел уже себе очередную жертву? – хмыкнул Ксандр, отпивая из кружки и расслабленно откидываясь на спинку стула. – И не смей слушать нашу монашку, он утянет тебя в свое болото, и ты сам не заметишь, как женишься на какой-нибудь грудастой физичке или математичке!
- Друг мой, я никогда не женюсь, даже если Юджи меня покусает, - заверил корейца блондин, с трудом увернувшись от разбушевавшегося Юджина.
- Дэрек, как тебе не стыдно – вот так раскрывать тайные мечты твоего друга? – насмешливый женский голос вызвал недоумение на лицах обоих учителей, а Ксандр напротив весь засиял, спешно поднявшись на ноги и предложив девушке свой стул, сам садясь на второй.
- Ким, вот уж кого не ожидал увидеть в этом месте, так это тебя. Я был уверен, что бар Ксандра – далеко не твое любимое заведение, - усмехнулся блондин, перегнувшись через стол и поцеловав подругу в щеку. Юджин снова недовольно заворчал, но тоже поприветствовал девушку легким поцелуем. Пусть она и была необычайно остра на язык, всё же они были друзьями ещё со школы, хоть теперь и не так часто их пути пересекались.
- Знал бы ты, сколько я унижался, пока убедил её прийти сюда! – пожаловался Ксандр, подозвав официанта и заказав апельсиновый сок для девушки.
- Прямо уж унижался! – фыркнула Ким, ткнув корейца в плечо. – Всего то обещал найти мне что-нибудь безалкогольное и открыть стоянку за баром, - девушка закатила глаза.
- Всего то?! В моем баре никогда не подавали ничего безалкогольного! Пиво – это максимум, на что я способен, - возмутился Ксандр, вновь поднеся кружку с пивом к губам, но все прекрасно знали, что его раздражение было наигранным. Ким была единственной женщиной, которую друзья на самом деле любили и принимали в свой узкий круг.
- Ну да, конечно. Так, мальчики, у меня не так много времени – завтра гонка утром – так что давайте уже вспомним, какого черта меня Ксандр сюда притащил, - девушка была автогонщицей неизвестно в котором поколении. Машины заменяли ей и семью, и любовников, она даже жила в гараже, оборудовав там себе небольшую спальню, совмещенную с кухней. Невысокая, с неизменно короткой стрижкой и прямым уверенным взглядом, она даже в свои двадцать семь больше походила на мальчишку, чем на женщину. И манеры у нее, впрочем, были соответствующими. – Так как, Дэрек, нашел уже на чьей заднице задержать взгляд в этой вашей школе? – после того, как их бокалы стукнулись друг о друга, парни заказали себе ещё пива, а Ким удобнее устроилась, нахально устроив голову на плече Ксандра.
- Боже, почему вы все думаете о школе, как о публичном доме для извращенцев?! – застонал Юджин, чувствуя себя не в своей тарелке – он надеялся, что новая работа перевоспитает друга хоть немного, что тот наконец оставит свою страсть и станет нормальным человеком, хоть не на долго, но это, само собой, было невозможно.
- А разве это не так? – приподнял бровь кореец, заслужив тем ещё один недовольный взгляд брюнета.
- На самом деле есть уже один паренек… Рей Стоун, - неожиданно заговорил Дэрек, который до этого просто наслаждался перепалкой друзей. Они давно не собирались все вместе – после школы каждый пошел своей дорогой, и теперь, уже став взрослыми, друзья все реже находили возможность посидеть вместе. Ксандр, будучи владельцем самого популярного в городе клуба, всё время торчал на работе, и его можно было застать лишь здесь, если он не успевал сбежать с каким-нибудь милым мальчиком, напросившимся на порку или же иное наказание от рук великого и могучего повелителя сия места; Ким вечно была либо заграницей, либо готовилась к гонкам, не позволяя себе ни капли алкоголя или никотина, поэтому её присутствие в подобном месте было чем-то из ряда вон выходящим; Юджин был женат и всё чаще проводил вечера с полугодовалой дочерью, чем с друзьями, которые никогда не одобряли его свадьбу. А Дэрек… он никогда не был особенно занят, однако скучать вечерами ему не приходилось, поэтому не было нужды напрягать близких ему людей. Они всегда рядом, когда это важно, а остальное уже мелочи. Но теперь все замолчали, ожидая от блондина подробностей. Эти трое были его семьей, и потому он готов был порадовать их парой пикантных мыслей, как и всегда не особенно скрывал занятные подробности своих отношений со своими сабами. Хотя можно ли назвать отношениями неделю игр и последующее его, Дэрека, исчезновение? – Мы с ним познакомились сегодня. Занятный паренек – строит из себя самого крутого, держит школу в страхе, ставит товарищей на колени и надевает им ошейники, очевидно считая себя самым крутым домом современности. Из него выйдет идеальный саб, с таким можно бы поиграться и подольше.
- Дэрек! – Юджин ударил кулаком по столу, подняв разъяренный взгляд на блондина. Он редко мог так смотреть на своего друга, но сейчас, после второй кружки пива, брюнет позволил себе подобную роскошь. – Не смей. Он мальчишка, школьник, твой ученик… Хотя нет, слава богу, он не твой – парень занимается биологией и химией, на твой курс ему не попасть. Какое облегчение!
- Видишь, он даже не мой ученик, чего мне смущаться? – беззлобно усмехнулся Дэрек, подмигнув заинтересованным в подробностях Ксандру и Ким. – Он очень хорош, на самом деле. Этот взгляд… он уверен, что уже хищник и уверен, что его призвание – быть домом, - тонкие губы блондина растянулись в опасной усмешке. – Саб, который всегда считал себя домом – это ли не настоящая награда за то, что я буду вкалывать как проклятый, вбивая в головы детишек прописные истины?
- Он еще ребенок! – настаивал Юджин, буравя друга взглядом.
- Ему восемнадцать. Исполнилось два месяца назад.
- Возраст согласия, - хором прокомментировали Ким и Ксандр, которых учительская этика никогда не волновала.
- Бинго, - довольно кивнул Дэрек, жестом показав официанту принести ему ещё пива. – Он слишком сильно заинтересовал меня, знаете ли. Думаю, за это я накажу его в первую очередь, когда мальчишка поймет, где на самом деле его место.
- О боже, ты ведь обещал! – казалось, ещё немного и Юджин заплачет от бессилия.
- Милый, ты первый ему изменил, когда женился, - упрекнула брюнета Ким, поставив локти на стол. – Не стоит ревновать теперь, когда ты сам всё испортил.
- Я тебя умоляю! – да уж, заставить Ким замолчать ничуть не проще, чем привить хоть какие-то понятия о морали Дэреку.
- Прости, детка, ты не в моем вкусе, - беззлобно парировала девушка. – Юджи, все мы знаем, что ты хочешь его, но никогда не позволишь себе стать собственностью нашего драгоценного мистера Стинроуза. Хотя я готова поспорить на что угодно, что кончая ночью, ты думаешь о ледяном взгляде Дэрека, а вовсе не о прелестях жены. Ты ни разу ещё не называл Марту его именем?
- Ким! – взрыв смеха перекрыл гневную тираду, которую уже начал Юджин, и тот замолчал, махнув рукой на друзей – они подтрунивали над ним со школы, пора бы уже ему привыкнуть к тому, что они никогда не успокоятся. Именно поэтому он не хотел знакомить их с Мартой – достаточно было того, как эта троица оторвалась на их свадьбе. Вся соль ситуации была в том, что Юджин и правда думал вовсе не о Марте, когда исполнял свой супружеский долг, но вот только его любовь была направлена вовсе не на Дэрека. Нет, он любил своего друга, готов был рискнуть карьерой ради него, но вот только мокрым от пота и порой даже от собственной спермы он просыпался с совершенно иным именем на устах. Но куда проще, пока они не знают правды.
- Ладно-ладно, мальчики, мне пора идти. Удачи там, с тем мальчишкой, расскажешь потом, что и как – я жажду подробностей, дорогой, - Ким поцеловала Дэрека, на этот раз в губы, и она была единственной девушкой в мире, кому тот позволял подобное. – Кстати, у меня важный заезд через неделю, в субботу, и если хоть один из вас не явится, я устрою вам самое ужасное Рождество в этом году! – добавила она, поцеловав сперва Ксандра, а затем и Юджина, словно намеренно задержавшись в его объятиях немного дольше.
- Милая, мы помним все твои проклятья, так что не волнуйся – ради спасения мира от торнадо, вулканов и самого ужасного рождества мы все явимся и будем за тебя болеть, - пообещал Дэрек, проводив взглядом подругу и кинув взгляд на Ксандра. Кореец провел пальцами по коротким черным волосам, жестом указав друзьям на стол.
- Мне привезли потрясающий скотч, и вы не уйдете, пока не попробуете. Тимми, виски и стриптизеров в вип-комнату! – приказал он администратору, и юноша, засветившись от того, что шеф обратил на него внимания, тут же кинулся исполнять приказ.
В ту ночь они ночевали у Ксандра, поскольку были настолько пьяны, что не смогли бы добраться и до соседней улицы.

@темы: BDSM, NC-17, Ориджинал