23:37 

Японский для начинающих - Глава 2

Сандра Байрон
Автор: Сандра Байрон
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: принадлежат автору
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), BDSM
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание: Рей - слишком самоуверенный и наглый мальчишка, который способен любого заставить танцевать под свою дудку. Он считает себя прирожденным домом и даже мысли не допускает о том, что это может измениться. Дэрек - харизматичный мужчина, всегда точно знающий, что ему нужно и как это получить, доминант от рождения и по стилю жизни. Казалось бы - ничего общего между ними... Или же уроки японского могут это изменить?
Публикация на других ресурсах: Сообщив автору.



- Значит так. Сразу хочу вам сказать – мой брат платит вам огромные деньги, поэтому я хочу, чтобы вы следовали моим правилам. Во-первых, никакой глупой работы, во-вторых, никакого «выплюнь жвачку и напиши сто раз на доске какой-нибудь иероглиф»… - Рей начал прямо с порога, едва Дэрек открыл ему дверь. Первое индивидуальное занятие вызвало немало волнения в душе мальчика, однако сейчас взгляд его был так спокоен, как это только возможно. Но только вот толку не было – блондин равнодушно пригласил ученика войти и закрыл за ним дверь, не удосужившись даже поприветствовать его.
- Вы опоздали на полчаса. В следующий раз я отменю занятие, если вы будете так опаздывать, - мальчик снова вздрогнул, понимая, что уверенный и даже властный голос учителя как-то странно действует на него. О нет, это просто иллюзия, он ненавидит нахального блондина, и Элиот, который весь прошлый вечер шутил о том, что вот-вот Рей окажется в числе самых смирных сабов города. Да никогда в жизни он не будет на коленях перед этим человеком!
- Вы меня слушали?! – недовольно протянул мальчик, кинув сумку и куртку прямо на пол у входа, принимаясь затем снимать обувь.
- Разумеется, я всегда слушаю, - кивнул Дэрек, уничижительно посмотрев на ученика. – Куртку – на вешалку, сумку можешь повесить там же, - холодно проговорил он, сложив руки на груди и всем своим видом показывая, что не намерен продолжать занятие, пока его требование не будет соблюдено.
- Вот ведь зануда! Вам всё надо делать по правилам?
- По моим правилам, - кивнул блондин, лишь когда куртка Рея оказалась на вешалке, жестом предложив ученику пройти в гостиную. Она несколько изменилась после визита Элиота – вместо мягкого ковра на полу были традиционные японские циновки, жесткие и колючие, на стене висели в рамках образцы каллиграфии разных японских мастеров, а легкая игровая плеть с мягкими хвостами, словно случайно была забыта на диване. – Что касается твоих слов – вы правы, платит ваш брат. И я знаю, чего он хочет, поэтому ваши желания учитывать вовсе не обязан, особенно если они перечат его, - Дэрек усмехнулся растерянности ученика, но он не собирался облегчать задачу мальчику.
- И где мы будем заниматься?
- Здесь, - кивнул блондин, и словно подтверждая страх Рея, сел на диван, не оставляя тому ничего иного, как опуститься на циновку.
- Мне не удобно, - проворчал мальчик, ощущая, как циновка колет его зад даже через джинсы. Возможно, сесть на колени было бы удобнее, но он уже успел дать себе зарок, и пусть даже эта поза была традиционна для Японии… всё равно не мог себе этого позволить.
- В таком случае, можете идти, - жестко проговорил Дэрек, закинув ногу на ногу. – У меня нет других приспособленных для учебы комнат, приходить к вам домой я не намерен, а ваши успехи пока не достаточны, чтобы перевести вас в более сильный класс.
- Простите, - выдавил из себя Рей, пододвинувшись к столу. – Я сосредоточен и готов, давайте заниматься.
Ему нужно выучить язык, ему нужна пятерка и блестящие рекомендации… но не только это заставляло его настаивать и оставаться с этим ужасным, вызывающим лишь раздражение мужчиной. Уже уходя из дома, он явно слышал, как Элиот звонил своему сабу – парню, которого тренировал последнюю неделю – приглашая того к себе. А значит, Рею будут не слишком рады – Элиот позволял порой наблюдать за ним, пока дело не касалось секса или некого более интимного наказания, но всё же мальчик был достаточно хорошо воспитан, да и дрочить потом в туалете совершенно не хотелось, а наблюдение за сценами Элиота безумно возбуждало.
Дэрека ничуть не удивило, когда поверхностный на первый взгляд юноша оказался довольно способным учеником – он был внимателен, схватывал всё на лету, и хотя блондин старался лишний раз не хвалить парня, чтобы не отбить у него потребность стараться, он был доволен мальчиком.
- Думаю, вам стоит записать несколько кандзи и выучить их на завтра, - наконец проговорил Дэрек, и Рей кивнул, поднявшись на ноги и направившись к своей сумке, по ходу растирая уставшую от сидения на циновке задницу. А зад у мальчика был просто потрясающим – узкие бедра делали округлые половинки ещё более заметными, впадинки на бедрах были обрисованы тонкой тканью джинсов, и благодаря столь смелой одежде блондин смог в полной мере оценить достоинства Стоуна-младшего. Что ж, будет здорово, когда можно будет погрузить свой член в это гибкое тело, проникая между двух подтянутых упругих половинок, будет здорово отшлепать маленького нахала, любуясь, как его попа краснеет от каждого нового прикосновения… Отбросив эти мысли, Дэрек постарался сосредоточиться на задании. Преподавать японский ему нравилось – до пятого класса школы он жил в стране восходящего солнца, там же проходил практику после университета, там же сейчас жили его родители, не пожелавшие оставаться в Америке после того, как сын закончил школу. Японский был для блондина вторым родным языком, поэтому не было никаких проблем придумать несколько кандзи, выписывать которые Рею придется не слишком долго, как и учить. Но это задание имело и потайной смысл.
Всё время занятия мальчик сидел по-турецки, но чтобы записать что-то в тетрадь, размещенную на низком столике, ему пришлось встать на колени – само собой не перед Дэреком, а перед столиком, но от того ощущения лучше не стали. Мужчина положил перед ним листок с тремя кандзи, назвав их значения и сказав переписать их в тетрадь, а само поднялся на ноги, обходя ученика и встав за его спиной. Это заставляло нервничать, учитывая, что Рей стоял на коленях, склонившись над столиком, джинсы его были слишком узкими, а плеть на диване всё время привлекала к себе внимание. Впрочем, странное тянущее чувство внизу живота было вызвано не только злостью и легким страхом – юный Стоун не хотел признаваться себе, но всё же учитель вызывал у него странные чувства, которые вовсе не должен был.
- Когда закончите, можете быть свободны – на сегодня это всё. Завтра не опаздывайте, - ровный голос звучал так же, как на уроке, но на какой-то миг Рею показалось, что блондин вложил в слова чуть больше силы, и от того ему вновь вспомнились сессии Элиота. Сам он тоже уже несколько раз проводил подобные Игры, и выходило неплохо, но себя со стороны он не слышал, и потому мог сравнивать Дэрека лишь с братом. Последний символ замер на листе, Рей проверил всё и закрыл тетрадку, кинув взгляд на часы. Его не было дома всего два часа – полчаса ушло на дорогу, полтара – на само занятие. Элиоту обычно бывает нужно часа четыре. Это раздражало – снова слоняться по улице мальчику не хотелось, звонить кому-то из друзей – тоже. Можно было, конечно, позвонить его последнему сабу – после недавнего унижения Рей не видел парня, но и не горел желанием видеть его. По правда сказать, парнишка был туповат, и вовсе не возбуждал своего господина настолько сильно, чтобы за него стоило держаться. Время шло – блондин молча смотрел на своего ученика, не совсем понимая, почему парень до сих пор пулей не вылетел из его дома.
- Если хотите воды, чая или перекусить – это надо сказать вслух. Я не умею читать мысли, и не намерен учиться ради вас, - заметил наконец Дэрек, и к своему удивлению Рей не услышал в этом голосе неприязни – лишь чуть насмешливая констатация факта. Почему-то это показалось мальчику приятным – он был уверен, что учитель его ненавидит, но за весь урок тот не отпустил ни одной колкости, был тактичен… И черт возьми, был на самом деле хорошим учителем.
- А можно кофе? – Рей не привык просить, и фраза вышла не столь спокойной, как он хотел.
- Да, сейчас сделаю. Не стесняйся, если тебе бывает что-то нужно – меня представляют жутким извергом, но на самом деле это не так. С учениками, во всяком случае, - заметил Дэрек, направившись на кухню и вскоре вернувшись оттуда с чашкой кофе. – Пей, не торопись. Я никуда тебя не гоню, и в целом не занят до самого вечера, - заметил блондин, устроившись с чаем в руках на любимом диване. – Пока мы не на уроке и не в школе, можешь называть меня просто Дэрек.
- Хорошо, - Рей растерянно отпил кофе и поднял взгляд на учителя. – Только не надо думать, что моя семья из неблагополучных, или что у меня проблемы с братом. Я просто обещал погулять подольше.
- Разумеется, я так и подумал, - пожал плечами блондин, всем своим видом показывая, что не слишком волнуется по этому поводу. – Если голоден, в холодильники есть спагетти и овощи, - кинул он, наблюдая за приклеившимся к чашке мальчиком. Тот вёл себя слишком уж смирно, дерзил осторожно и почти не пытался доказать своё превосходство. Впрочем, очевидно, он куда сознательнее, чем могло показаться сперва.
- Я бы не отказался от бутерброда, - вновь переборов гордость, нехотя признался Рей. А ещё ему было до ужаса неудобно сидеть на циновке, словно ставшей ещё более колючей, но сказать об этом означало бы признать свою слабость, а к этому юноша был не готов.
- Да, конечно, - Дэрек кивнул, снова поднявшись с дивана. Он намеренно не предлагал мальчику сесть удобнее, и намеренно не пускал того на кухню, где у него была оборудована вполне европейская столовая – со столом и стульями. Ему нравилось ставить ученика в подобные ситуации, нравилось, что гордый нахал всё равно играет по его правилам. Да, несомненно, Рей привлекал его сейчас больше, чем в их первую встречу, но мужчина всегда легко мог держать себя в руках. Смог и теперь. – Если будешь заниматься так же старательно, как сегодня, то к выпускным экзаменам сможешь сравняться со старшей группой. У тебя явно талант к языкам. Ну или же именно к японскому языку, мне сложно судить, - есть что-то общее между сабами и учениками – за ними так же надо следить, их так же надо наказывать за проступки, и так же важно то и дело поощрять, чтобы они не утратили веру в себя, но и не перегибать палку, чтобы они не расслаблялись… Порой Дэрек думал о том, что старые методы воспитания, с использованием розог и других телесных наказаний, делал разницу ещё меньше, но цивилизованное общество не приемлет подобных вещей.
- Спасибо, - кивнул Рей, забрав у мужчины тарелку с бутербродами. – Я ожидал увидеть ряды цепей, флоггеров и прочих игрушек… - протянул мальчик, словно желая отомстить блондину за невнимательность - он уже давно обязан был предложить гостю стул или же уступить ему диван! – А тут только плеть, и та какая-то… Дилетантская, кажется, так это называют. Я думал, ты более опытный.
- Дилетантская? – усмешка расцвела на губах вернувшегося на диван Дэрека. – Она хороша для подбадривания и для напоминания о том, на чём следует сосредоточиться. Впрочем, если умело с ней обращаться, но ремень покажется шелковой ленточкой, - намеренно игнорируя вопрос о своей коллекции, блондин поднял с дивана плеть, позволяя мягким кожаным полоскам скользить по своим пальцам.
- Ты пользуешься ей на сессиях? – приподняв бровь, поинтересовался Рей, на этот раз заерзав сильнее, но вновь не став ничего просить.
- Не думаю, что эту тему мне стоит обсуждать с тобой, - уклончиво протянул Дэрек, любуясь очередной принятой мальчиком позой – он сидел, оперевшись рукой о пол, ноги подогнуты, но ягодицы всё равно оказываются на полу. «Копенгагенская русалочка» - так называл подобную позу Ксандр. Мышцы на руке напряглись, плавный изгиб тонкой фигуры манил мужчину – хотелось провести пальцами по линии от бедра к плечу, хотелось чуть подправить позу и поднять чуть выше острый подбородок юноши... – Впрочем, таким, как ты, лучше всё объяснять, чем ждать, пока они начнут всё исследовать сами. Я использую её с новичками, или же если того требует тематика игры, - плечи блондина вновь приподнялись и опустились. – Но если ты очень настаиваешь, то к следующему занятию я выберу что-то более устрашающее.
- Так это… - Рей задохнулся от возмущения, не в силах выдавить ни слова из себя сейчас. Так этот урод настроился его пороть во время урока?! О нет, подобного мальчик не намеревался допускать. – Я вас засужу, если вы хоть пальцем меня тронете, - опасно предупредил он, тихо недовольно зарычав.
- Это было на крайний случай, если бы я не мог заставить тебя слушать меня иначе, - и вновь ни один мускул не дрогнул на лице блондина. Он был красив – как бы ни пытался Рей отрицать этот факт, лгать себе он не мог. Дэрек был из тех мужчин, которым никто не отказывает. Наглый, прямолинейный, сильный, властный уже по самой своей сути – он привлекал Рея многими вещами. Элиот тоже всегда был сильным, жестким и даже порой жестоким, но почему-то юноша никогда не обращал на это особого внимания. – Благо ты оказался достаточно умён, чтобы мне не пришлось пускать её в ход. Но лучше тебе знать – я не столь терпелив, как твои предыдущие учителя.
- Заметил уже, - недовольно буркнул юноша, подняв взгляд на хозяина дома. Тому то хорошо, на удобном диване, а вот у Рея задница горела уже так, словно его выпороли. Это ещё больше напрягало – почему-то он не мог так же ненавидеть Дэрека, как прежде, и нужно было хоть что-то, чтобы раздражение никуда не уходило. – Черт, ты всех гостей заставляешь на этой гадости сидеть? Мог бы купить коврик или хоть подушку положить, - наконец взорвался он, но тут же прикусил язык. – Я не жалуюсь, просто интересуюсь.
- Мы изучаем японский язык, а понять его, не имея никакого представления о культуре этой страны – невозможно. Поэтому я хотел, чтобы ты проникся некими особенностями Японского быта, - раздражение Рея разбилось об эту слегка виноватую улыбку, словно ветхая лодочка о скалу. Он ожидал очередной издевки, насмешки или даже грубости, ожидал, что Дэрек просто издевается над ним, заставляя сидеть на полу. Не то, чтобы он поверил полностью, но с другой стороны уж слишком естественно вёл себя блондин. – Прости, не подумал, что ты постесняешься пересесть на диван. Садись, я не буду кусаться, - мужчина указал ученику на диван рядом с собой, и тот искренне растерялся, не понимая, что происходит и почему столь ненавистный ему учитель неожиданно стал так привлекателен в его глазах.
- Ничего, я не подумал, - всё ещё растерянно проговорил мальчик, устроившись на мягкой белоснежной коже и прикрыв глаза, допивая остывший уже кофе. Наверняка, этот диван видел немало интересного. Возможно даже, ещё прошлой ночью на нём хозяин дома учил дисциплине какого-нибудь парня-сабмиссива – почему-то от этой мысли внизу живота Рея начал скапливаться жар. Ну конечно, он возбуждался, наблюдая за братом, но сейчас одной мысли ему было достаточно, чтобы узкие джинсы показались ему слишком тесными. – Ты один живешь?
- С некоторых пор. А ты, как я понял, со старшим братом? – не то чтобы Дэрека интересовали подробности жизни мальчика, но лучше было поговорить о чем-то нейтральном, пока он вновь не начал задавать вопросы, а желание блондина поставить юношу на колени не достигло своей высшей точки.
- Да, родители живут в другом городе, но там у них лишь временное жилье, не было смысла всем переезжать. У нас прекрасные отношения, - конечно, лучше не бывает – подумалось учителю, но в ответ он лишь кивнул. Мальчик живет со старшим братом, который не только гей, но ещё и поклонник Темы. Брат платит за его учебу, брат решает, что ему изучать и даже мягко просит учителя заняться воспитанием мальчика… О нет, сложно поверить, что отношения с родителями у него прекрасные. – Надеюсь, я на самом деле не нарушил никаких твоих планов. Элиот назначил сессию дома, а там не так много места.
- И ты, чтобы не мешать брату и не наблюдать за происходящим там решил подождать где-нибудь? – Дэрек приподнял бровь – слишком не похоже было это на того мальчишку, которому пришлось надеть ошейник, чтобы он вел себя приличнее.
- Я вовсе не против всего, что он делает, я учусь у него… Ой, - только теперь Рей понял, что начал общаться с ненавистным ему блондином, словно с другом, к тому же на ту тему, о которой Элиот просил его не говорить ни с кем.
- Твой брат заходил ко мне, так что можешь не пугаться, к тому же, признаться честно, мне нет до этого дела, - лениво протянул блондин. – Я понимаю – наблюдать за сессиями здорово, когда у самого нет проблем с партнерами. И это превращается в истинную пытку, когда после такого идешь не к любовнику, а дрочить в душ, - не то чтобы Дэрек это на самом деле представлял себе – блондину не приходилось сталкиваться с подобным, но догадаться, что такое бывает, он всё же мог. – Ты можешь задерживаться у меня после занятий – если это будет неудобно, я предупрежу заранее.
- А ты не такой уж и подонок, как я думал, - задумчиво протянул Рей, сам испугавшись своих слов. Да с чего бы ему так думать? Нет, нет! Учитель просто ведет себя так – мило, обходительно, заботливо, но на деле он просто хочет втереться в доверие, а потом устроит какую-нибудь гадость, да, именно так и никак иначе… Взгляд коснулся часов. Что ж, они разговаривали дольше, чем казалось мальчику. – Ну, кажется, можно возвращаться, - чуть улыбнувшись, он стремительно поднялся на ноги, чуть не бегом кинувшись к вешалке. – Завтра в то же время?
- Да, но если ты снова опоздаешь, то я не впущу тебя в дом, - предупредил Дэрек, выходя в прихожую следом за учеником. – И не забудьте про домашнее задание, Стоун - если вам нужен язык, надо его учить так же старательно, как вы следили за своим братом. Только требуется ещё больше практики.

***

Рей ушел ещё час назад, а Дэрек всё ещё сидел в своей гостиной, закинув ноги на невысокий столик и наслаждаясь мыслями о собственном триумфе. Пока что всё шло именно так, как ему хотелось – мальчик был довольно хорош и вёл себя куда лучше, чем ожидалось, и всё же глаза его сверкали теми огоньками, что так заводили блондина. Судьба словно сама подгоняла Рея к нему - слишком удачно складывались обстоятельства, слишком уж всё было хорошо. Впрочем, Дэрек никогда не страдал любовью к драматизации, и если ему везло, умел наслаждаться этим.
Вечер только наступил, было ещё довольно светло, и всё говорило о том, что к тому же на улице стояла теплая приятная погода. Сидеть дома совершенно не хотелось, к тому же что его переполняло желание рассказать о своих успехах, поболтать с кем-нибудь… И тут перед Дэреком впервые за долгое время встал вопрос – кому позвонить. Настроение было светлым и приподнятым, поэтому слушать лекции об этике от Юджина или же лекции о правилах совращения детей от Ксандра вовсе не хотелось. Он любил своих друзей, но порой уставал от их давления на себя. Дэрек никому не позволял давить на себя, никому не давал возможности влиять на свои решения, торопить себя, или же наоборот, задерживать. Таков уж был Дэрек Стинроуз – хозяин, всегда, во всём и со всеми.
Длинные пальцы пробежались по карману брюк, вытаскивая из него телефон. Найти себе мальчика на ночь, притащить его в дом и трахать до самого утра – неплохое развлечение на вечер. Список телефонов потенциальных любовников на ночь был огромен, и блондин занялся просмотром его, лениво тыкая кнопку «вниз». Этот слишком неженка… Этот напротив – слишком мазохистичен и вечно нарывается… Этот не плох, но надо продумать слишком многое – чуть ли не параллельную вселенную создать, а заниматься этим не хотелось. Это Юджин, он в число потенциальных любовников никак не входил. Следующим был номер одного ужасно порочного красавчика, который мог за час довести Дэрека до безумия. Проблема в том, что довести он мог его лишь раз, а потом всё донимал разговорами, намекал на некое совместное будущее и прочие совершенно не интересовавшие блондина вещи. Ещё несколько номеров принадлежали людям, которых Дэрек помнил лишь смутно, но и они были отметены придирчивым мужчиной – ему хотелось чего-то… На самом деле он сам толком не знал, чего хочет, пока его взгляд не увидел очередное имя в списке. Ким. Тихий смех разлетелся по комнате.
- Боже, детка, ну кому мне звонить, как не тебе? – Дэрек удивился тому, что даже не подумал о подруге. Она умела слушать. Могла просто сидеть рядом и комментировать, не давая советов, смеяться, не издеваясь, и задавать вопросы, не требуя от него на них ответов. Они виделись очень редко в последнее время, но именно сейчас, почему-то, блондин был уверен, что им нужно встретиться.
- Слушаю?
- Ким, это Дэрек, - легкая улыбка коснулась губ мужчины, когда девушка как-то не слишком вразумительно поздоровалась – её голос перекрылся каким-то грохотом, скрежетом и скрипом – кажется, какие-то детали упали, если блондин верно понял её не слишком счастливые крики.
- Прости, милый, новые диски пришли, - прошло минуты три, прежде чем девушка снова смогла нормально говорить.
- Детка, если всё время лежать только под машиной, то никогда не устроишь семейную жизнь, - заявил Дэрек, удобнее устраиваясь на диване.
- А если всё время трахаться, то что-нибудь отсохнет и отвалится.
- У тебя этого всё равно нет.
- А я тебя предупреждаю, - хмыкнули в трубку, и блондин невольно рассмеялся.
- Ты занята сегодня?
- Я всегда занята, дорогой, - это не было похоже на попытку отделаться от друга – обычный ответ Ким, к которому все давно привыкли.
- Но найдешь пару часов прокатиться со старым другом?
- Тебе хватит часу на то, чтобы собраться? – девушка никогда не любила долгие разговоры и расшаркивания.
- Разумеется, буду тебя ждать.
Как и ожидалось, черная «мазда» Ким затормозила у крыльца Дэрека ровно по истечении часа. Шины тихо прошелестели по подъездной дорожке, и машина замерла, дожидаясь, пока блондин покинет дом и подойдет к ней.
- Ну словно на свидание вырядился, - усмехнулась Ким, потянувшись к другу, когда тот сел на пассажирское сидение и поцеловав его в щеку. На самом деле по сравнению с черной кожаной курткой и потертыми джинсами девушки, стального цвета костюм и светлый плащ мужчины казались излишне парадными, но он привык так одеваться, и почти никогда не выглядел иначе.
- Всё для тебя, дорогая, - хмыкнул в ответ Дэрек, пристегнувшись и ощущая, как машина набирает скорость. – Как прошла последняя гонка?
- О, это был благотворительный заезд, ну знаешь, когда побеждает дружба и всё такое. Серьезная гонка будет в субботу. Кстати, ты ведь об этом помнишь? – голос Ким звучал довольно грозно.
- Мы уже купили билеты и посадили Юджина рисовать плакат.
- Это славно, ибо…
- Да-да, я помню все твои угрозы, дорогая – конец света непременно начнется с того, что я пропущу хоть один твой серьезный заезд.
- Не сомневайся, - кивнула Ким, выводя машину на широкую хорошо освещенную дорогу. – Как твои дела с тем мальчишкой?
- О, я сам не думал, что будет так просто. Его брат платит мне за то, что я занимаюсь с ним на дому, каждый день по два часа. И тот же самый брат намекнул мне, что был бы вовсе не против, если его братик станет не только моим учеником, но и моим сабом. Как тебе это?
- Ммм, ты на него запал, или же у Дэрека Стинроуза так плохо с деньгами, что он решил-таки начать зарабатывать своим телом? – хмыкнула Ким, но что-то в её усмешке на этот раз было не так.
- Мне платят только за японский.
- О да, конечно же. Ты его уже трахнул разок? Ну, в образовательных целях?
- Нет, конечно! Знаешь ведь – когда я кем-то увлечен, я предпочитаю не торопиться, - Ким снова усмехнулась, переводя взгляд на дорогу. – Он довольно хорош. Нахал, конечно, каких поискать, но возможно именно это меня и привлекает в нём. К тому же он очень умен, чем не мог похвастаться почти ни один мой саб.
- Я смотрю, мой мальчик в восторге от новой игрушки. А что его брат?
- Элиот Стоун, насколько я понял, он тоже в Теме, но более близко мы знакомиться не стали.
- Уверена, Ксандр может рассказать тебе пару пикантных подробностей о нем, - усмехнулась девушка. Машина летела по дороге без какой-то определенной цели – девушка просто выбирала пустые дороги, всё время разгоняя и без того летящую на бешеной скорости машину. Сам Дэрек никогда с такой скоростью не ездил, и с любым другим бы уже начал нервничать, но не с Ким. Она была мастером своего дела, руль в её руках был так послушен, словно почитающий хозяина раб, девушка чувствовала машины, любила их… И даже привыкший всё всегда держать под контролем мужчина не мог в такие минуты противиться её власти над ситуацией. – А как сам мальчишка, проявляет уже к тебе какие-то чувства?
- Кажется, он начинает понимать, что хочет меня.
- О да, тебя все хотят, - хмыкнула Ким, легко входя в очередной поворот. – А что Ксандр и Юджи думают обо всём этом?
- О том, что все меня хотят, или о том, что я намереваюсь сделать саба из своего ученика?
- Ну что о твоей заднице думает каждый из них, я и без тебя прекрасно знаю.
- Юджин читает морали, доказывая, что я не имею права так поступать, Ксан читает морали и доказывает, что я должен был трахнуть его ещё вчера на парте, - пожал плечами мужчина, наклонив голову к плечу. – Я бы предложил зайти куда-нибудь и выпить, но помню, что ты не пьешь…
- Наивный, - фыркнула девушка, чуть сбавляя скорость. – Можешь напоить меня чем-нибудь крепким за свой счет, - добавила она так, будто Дэрек только что сказал, что планета квадратная, или же что среда идет после понедельника.
- Тогда найди любой бар, я угощаю.
Найти приличный бар оказалось не сложно – их было немало вдоль дороги, и Ким достаточно было остановиться у первого, что попался им на глаза. Заведение было вовсе не похоже на обитель Ксандра – интерьер был не столь вызывающим, у шеста крутилась пышногрудая блондинка, а тут и там сидели вполне гетеросексуальные парочки, чего у Ксандра почти не бывало.
- Жуть какая. Нет, ты только посмотри – и что их тут заводит? – пожаловался блондин, когда они с Ким разместились за одним из столиков с какими-то безумно крепкими коктейлями. Очевидно, их приняли за парочку – бармен мило улыбался, когда наливал выпивку Дэреку, и даже пару раз осведомился, точно ли его девушка намерена пить то же, что и он. Блондин и сам был не уверен, что Ким понравится напиток, но она сказала выбирать на свой вкус.
- Да ладно тебе, даже геи могут ценить женские формы.
- Ценить да, но возбуждаться – никогда. Представляешь, нас приняли за пару! Для бармена мы сейчас едва ли не молодожены.
- Ты серьезно? – тонкие брови Ким поднялись. – Он подумал, что я твоя подружка? Ну что за бред, по тебе же видно, что ты гей!
- Ну давай, кричи на весь этот гомофобный клуб, что я гей!
- Да брось, детка, я же смогла разглядеть в тебе гея, и все могут! – на самом деле девушка была первой, кто не только прознал про его ориентацию, но и убедил его, что быть геем - круто, а быть крутым геем – ещё круче.
- Конечно, ты вычислила меня, потому что я на тебя не запал.
- Ну да, все натуралы обязаны хоть раз в жизни это сделать, - хмыкнула Ким, откинувшись на спинку стула и закинув ногу на ногу. Кажется, что-то её расстраивало – Дэрек не мог понять, с чего эта мысль возникла в его голове, но просто было ощущение, будто девушка ведёт себя не так, как обычно. Она так же шутила, так же язвила и так же легко могла говорить пошлости, от которых даже у Ксандра сворачивались уши в трубочку, но что-то настораживало блондина.
- Ну разве может мужчина с нормальной ориентацией перед тобой устоять?
- Честно? Понятия не имею! – кажется, она немного опьянела от алкоголя – голос звучал слишком громко, а смех был каким-то слишком уж странным. – Черт, какого хрена тут делает мята? Ненавижу мяту! – выдала девушка, принимаясь вытаскивать из коктейля листики, прежде ей явно не замеченные. Дэрек вздрогнул – в его голове возникла странная мысль, которую ещё требовалось переварить. Он не знал, был ли когда-либо у Ким парень. Вообще, интересуется ли она парнями, занималась ли хоть когда-то сексом – он ничего не знал. Более того – блондин понятия не имел про мяту или про то, что его подруга пьет алкоголь. Она знала о нём всё – от ориентации и первого опыта, до любимой марки одежды и сорта чая, а он… Он знал, что её зовут Ким, что они закончили одну школу, что она училась на автослесаря и что теперь Ким – лучший гонщик страны, побеждающий на всех чемпионатах. Он знал, что у Ким было несколько фамилий – в школе их с друзьями это забавляло, но никто из них никогда не думал о причинах такого явления. Дэрек знал, что Ким живет в гараже, но не имел особого представления, где тот находится – если требовалось починить машину, девушка сама забирала её и потом возвращала, если он предлагал подруге подвести её, то как правило оказывалось, что ей сперва нужно в какой-нибудь магазин или ещё куда-то. Блондин у стало стыдно – всегда готовая выслушать девушка ни слова не говорила о себе, и ни у него, ни у других ребят не хватило ума спрашивать самим.
- Ким, а у тебя вообще есть парень? – вопрос был задан всё тем же насмешливым тоном, но на самом деле столь прямо звучал он впервые.
- Конечно. Сотня. Не видел очередь до самого бара? Все за мной, - привычно отмахнулась девушка, но на этот раз это лишь подогрело интерес Дэрека.
- А если серьезно? Я никогда не слышал о том, чтобы у тебя были какие-то отношения.
- А как же Тимми Джонсон? – этот пример заставил блондина отвести взгляд. Тимми был парнем из их параллельного класса. За неделю до выпуска он признался Ким в любви и всю неделю добивался её внимания… А потом на выпускном вечере стонал под Дэреком в подсобке возле спортзала, всем своим видом давая понять, что девушка была ему нужна лишь чтобы обратить на себя внимание секс-символа школы. Ким никогда не винила друга, и даже вместе с ним смеялась, когда тот рассказывал об этом случае, но это был единственный случай, за который мужчине до сих пор было стыдно.
- Он был голубым, - всё же пришлось сказать Дэреку, потому что девушка явно намеревалась уйти от темы.
- И что, неделю же он почти был моим парнем.
- Это что, самые серьезные твои отношения? – приподнял бровь мужчина, будучи ошарашенным подобным заявлением.
- Нет, была ещё девушка, Юи Кирихара, - хмыкнула Ким, поймав непонимание во взгляде друга. – После выпускного я напилась и мы с ней проснулись в одной постели, - этого Дэрек прежде не знал, и потому весь обратился в слух. – Это было весело. Первые пару дней.
- Вы расстались через пару дней?
- Вроде того, - уклончиво протянула Ким, допивая свой коктейль. – С чего такие вопросы, дорогуша?
- Я неожиданно понял, что всегда рассказываю о себе и никогда ещё не слышал о тебе, вот и решил узнать. Мы ведь друзья, я веду себя эгоистично, требуя внимания к своим проблемам и ничего не зная о твоих.
- Детка, так было с нашей первой встречи. Ты узнал мое имя только на восьмой день знакомства.
- А в фамилии до сих пор рискую ошибиться. Это не делает мне чести.
- Да какая разница – меня вполне устраивают подобные отношения, - пожала плечами девушка, легко зевнув. – Дэрек, возможно, если бы моя жизнь напоминала твою, я бы тебе рассказывала о ней. Но она скучна – ты сам взвоешь, если я буду два часа расписывать тебе, как подключала турбину к моей малышке, а больше ничего в моей жизни не случается. И прошу тебя, насчет Юи – я этого не говорила, ты напился и сам все придумал, - с нажимом проговорила Ким, чуть сильнее сжав пальцами бокал.
- Мы столько лет дружим, но ты никогда не говорила о себе больше, чем сейчас. Ты не доверяешь мне? – на этот раз мужчина был серьезен.
- Тебе я доверяю как никому другому, Дэрек. Но поверь, лучше всё оставить как есть, - мягко проговорила девушка, коснувшись руки друга своей. Они ещё какое-то время сидели в баре, болтая на нейтральные по сути своей темы – друзья, школа, Рей Стоун, который не выходил у блондина из головы…
Они покинули бар лишь через пару часов, оба едва стояли на ногах, и мужчина впервые задался вопросом – а доедут ли они до дома, если Ким с трудом смогла пройти в дверь, чтобы не отбить плечо. Но сказать подобное вслух, значило вызвать несколько часов непрерывной брани, и потому блондин молча сел рядом с подругой.
- Я подкину тебя до парка возле твоего дома… - Ким повернула ключ в замке, и машина зарычала… Но тут раздался телефонный звонок. Было довольно поздно, но девушка даже не стала смотреть на номер, прежде чем ответить. – Да?
На другом конце провода раздался мужской голос, это Дэрек слышал точно, хоть и не мог разобрать слов. Зато он видел выражение лица Ким, и этого было вполне достаточно.
- Тихо, тихо, не тараторь, малыш. Что случилось? О боже… - пауза была довольно долгой, девушка кусала губы, что было вовсе на нее не похоже. – Тише, маленький. Не бойся, все будет хорошо. Скоро это закончится. Ты только держись и будь умницей, хорошо? Я… я придумаю, не бойся. А сейчас вдохни. Глубоко, вот так. Резко выдохни. Умница. Все хорошо. А теперь спрячь телефон подальше и иди, ты все сможешь, малыш, - очевидно, на том конце положили трубку. Дэрек впервые видел, чтобы пальцы Ким до белизны костяшек цеплялись за руль, чтобы её лицо было таким напряженным, а глаза были на мокром месте. Оба молчали – мужчина не решаясь тревожить подругу, девушка – явно стараясь понять, как ей поступить. Наконец она разорвала тишину.
- Ты торопишься сейчас? – Дэрек отрицательно мотнул головой – даже если бы у него были самые замечательные планы, он все равно бы не ушел и не оставил сейчас подругу. – Я покажу тебе одно место. Мое любимое, я часто там бываю. Пристегнись – я пьяная и расстроенная, - если Ким говорит пристегнуться, дело плохо. Но сейчас мужчина не стал спорить – ремень замер поперек его груди, и машина сорвалась с места. Почти триста – сказать кому-то, что машина с такой скоростью летела по городу, и вас поднимут на смех, но это было чистой правдой.
Кажется, они покинули город – во всяком случае, так казалось несколько потерявшемуся в пространстве Дэреку. Они оба хранили молчание. Впервые мужчина видел подругу такой – растерянной, расстроенной, впервые ее пальцы так сильно сжимали руль, а глаза блестели от влаги, что скопилась в них.
Машина замерла так же неожиданно, как и сорвалась с места. Тишина, окутавшая их после того, как смолкло рычание мотора, давила на уши и пугала, но вновь Дэрек не решался сказать ни слова, пока Ким не начала первой.
- Идем, - она вылезла из машины, оперевшись о гладкий, недавно вымытый корпус «мазды». Мужчина тоже вышел, скользнув взглядом по открывавшейся им картине. Они стояли на краю горы, недалеко от резкого обрыва. Впереди видна была река – глубокая, черная сейчас, она притягивала, а пролегавшая по ней лунная дорожка манила за собой, влекла в черные пучины воды.
- Красиво, - совсем тихо, едва выдохнув. Дэрек был поражен, он даже не думал, что подобное место есть в их городе.
- Идеальное место для смерти, - тихий голос Ким встревожил его. – Это идеальное место, чтобы умереть, не правда ли? Ты только посмотри, - она указала туда, где огни с других берегов строили коридор, прямо по обе стороны от лунной дорожки.
- Ким?
- Скажи, если бы ты мог сам решать, как и когда тебе уйти, неужто ты выбрал бы последней своей увиденной картиной больничные стены или белый потолок своей спальни? – девушка усмехнулась, коснувшись пальцами плеча друга. – Неужели ты бы выбрал умереть старым, дряхлым, никому не нужным, прикованным к постели?
- Разумеется, нет! Я бы хотел… хотел уйти во время самого потрясающего секса в моей жизни. Видеть глаза любовника… и умереть в тот же миг, как кончу, - он ожидал, что его сейчас назовут пошляком, что обвинят в отсутствии романтичности и узкомыслии… Но Ким лишь легко кивнула, отойдя от него на шаг.
- Да, все правильно… Умирать надо, пока ты ещё имеешь силы, пока ты ещё ловишь взгляды, полные восхищения, а не сочувствия, - тихо проговорила девушка, сложив руки на груди и присев на капот машины. Дэрек последовал её примеру, вновь остановив взгляд на лунной дорожке перед ними. – Я часто здесь бываю. Красиво, тихо… хорошо. Знаешь, мне кажется, лучшего места, чем это, для смерти просто не найти. Представь. Ты летишь по трассе, тихо урчит мотор твоей машины, музыка играет в радио. Поворот, ещё один… и после третьего витка дороги ты понимаешь, что не можешь вывернуть руль. Он замер, простая, казалось бы, поломка, и ты жмешь на тормоз… Но и он отказал. И ты летишь вперед, съезжая с дороги, пробивая носом ограду, ты летишь.. И вдруг ты видишь впереди себя черную реку, видишь, как полная луна рисует тебе путь, таинственный, прекрасный, манящий тебя.. Видишь сотни огней на других берегах, видишь, как где-то идет жизнь, а по мосту вереницей едут машины… Видишь всю эту красоту, эти отражения в черной реке, этот свет… И отпускаешь руль, перестаешь бить тормоз. Ты смотришь, у тебя захватывает дух, но ты не можешь даже моргнуть. И в этот миг, самый последний в твоей жизни, ты живешь! Живешь так, как не жил никогда прежде и как уже жить не будешь. Ты живешь. Пятьдесят, сорок девять – словно сердце считает последние секунды. Ты летишь, твоя душа рвется соединиться с лунной тропой… Тридцать, двадцать девять, двадцать восемь… Ты свободен. От всего – от проблем, долгов, любви, морали. Ты понимаешь лишь теперь те тайны мироздания, какие не понять никому больше… Три, два, один… ты умираешь за мгновение до того, как машина касается воды, просто покидаешь грешное тело, дабы вознестись, стать одним целым с этой дорожкой и этими огнями…
Она замолчала. Не зная, что делать или что думать, мужчина лишь легко сжал тонкую кисть подруги своей, ощущая всю поэзию рассказанного ей. Было красиво, и на какой-то миг он даже проникся её словами, проникся этим жестоким и в тот же миг прекрасным образом.
- Они нашли самое лучшее место, чтобы умереть, - прошептала Ким, очевидно лишь теперь понимая, насколько открылась её душа перед Дэреком. Она хотела отмахнуться от него, но не вышло. Впрочем… сейчас ей было все равно, кому рассказать единственную истину о своей жизни. – Мои родители. Они разбились здесь, - тихо, едва слышно.
- Когда... это случилось?
- Десять лет назад. Мне было семнадцать, - теперь она смотрела на друга с легким вызовом. – Не смей осуждать мое молчание. Это не та тема, на которую хочешь говорить с друзьями, - холодно оборвала она все, что намеревался сказать мужчина. Тому оставалось лишь легко кивнуть. Пальцы потянулись к портсигару, но Ким вытащила из кармана пачку сигарет, протянув одну другу. Сверкнул огонек зажигалки, оба молча прикурили. Ещё один секрет Ким, о котором Дэрек не знал.
- Тяжело пришлось?
- Нормально, - она пожала плечами. Сильная. Гордая. Никогда не просившая помощи. И мужчина понимал, как тяжело далось ей то, что прозвучало потом. – Я всегда справлялась со всем сама. С любой проблемой. Но есть то, что я не могу решить. И мне нужен ты.
- Ты ведь знаешь…
- Молчи, - в голосе её зазвенела сталь. – Мне не позволили оставить брата при себе. Пусть до совершеннолетия был всего год, моего братишку забрали в детский дом. И раньше, чем я успела оформить все бумаги, его усыновили. Мы продолжали общаться, я настаивала, что ему не нужна другая семья… Но тот человек был очень влиятелен и богат, у меня не было шансов. Джас – красивый мальчишка, тебе бы он понравился, - усмешка девушки была почти искренней. – Тот человек сделал из него не просто сына. Он сделал из него своего раба – мальчик, наверное, и без того был склонен к подобному… Я мало что знаю об этом, лишь по вашим с Ксандром рассказам и могу судить. Но теперь он… просто вещь, игрушка, которую могут подложить под нужного партнера, могут унизить в общественном месте… Ему двадцать лет, а у него нет ни одного друга. Лишь хозяин, который держит его слишком крепко.
- Ким, - теперь Дэрек начал понимать, с кем говорила девушка и почему так неожиданно открыла ему правду. – Рабство в нашей стране не законно, любой саб может уйти от своего дома…
- Все не так просто. Джас должен ему деньги. За питание, одежду – этот подонок все посчитал, каждую копейку. Но даже если я смогу отдать этот долг, вернее как только я смогу… Джас живет при нем с десяти лет. Он… не умеет иначе. Не сможет сам уйти – всё, на что он способен – это спрятать телефон, чтобы хозяин не нашел, и позвонить мне. Нам нельзя видеться чаще, чем раз в полгода, и то если Джас хорошо себя ведет, а я нахожу, как надавить на того урода.
- Ты хочешь, чтобы я…
- Ты знаешь многих в ваших кругах. Наверняка ведь есть те, кто смог бы… заботиться о нем? Нежно, не избивая до полусмерти и не ломая морально? – её голос сорвался. Впервые стальная Ким была просто девушкой, просто хрупким созданием, не знающим, как выйти из той ямы, в которую вогнала её жизнь. – Эта гонка в субботу. Если я займу первое место, приза и аванса по новому контракту с «маздой» хватит, чтобы покрыть долг… Но даже со мной Джас не выживет – ему нужен дом, который будет строг, но внимателен… Черт, вот сопли то развела! – она оборвала себя так резко, что Дэрек даже отшатнулся. – Дьявол, какого хрена ты меня напоил, ублюдок?!
- Чтобы ты могла нести любой бред и потом сказать, что в нем не было ни слова правды, - усмехнулся мужчина, прикрыв глаза. – Ты поэтому живешь в гараже?
- Да, именно поэтому, - она легко кивнула, оттолкнувшись от капота и направившись к самому краю. – Родители бы меня убили, если бы узнали обо всем этом. Они лежат здесь же – я отказалась хоронить тела. Вода… все же нежнее, чем земля и глина.
- Так значит, это на их могиле ты мне исповедовалась? – Дэрек пожалел о том, что сказал этом. – Прости. У тебя есть фото твоего брата и его хозяина? Я бы хотел узнать немного больше о них двоих, - и помочь, даже если мне самому придется отказаться от привычной жизни и забрать к себе мальчишку, подумал он, но вслух того предусмотрительно не сказал.

Пролог
Глава 1

@темы: Ориджинал, NC-17, BDSM

URL
   

Сказки

главная