23:47 

Японский для начинающих - Глава 4

Сандра Байрон
Автор: Сандра Байрон
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: принадлежат автору
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), BDSM
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание: Рей - слишком самоуверенный и наглый мальчишка, который способен любого заставить танцевать под свою дудку. Он считает себя прирожденным домом и даже мысли не допускает о том, что это может измениться. Дэрек - харизматичный мужчина, всегда точно знающий, что ему нужно и как это получить, доминант от рождения и по стилю жизни. Казалось бы - ничего общего между ними... Или же уроки японского могут это изменить?
Публикация на других ресурсах: Сообщив автору.

Предыдущие главы:
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

@темы: Ориджинал, NC-17, BDSM

URL
Комментарии
2012-05-04 в 23:53 

Сандра Байрон
***

- Ты выпорол Стоуна? – Юджин едва не кричал – его сдерживало лишь обилие народа вокруг. Ужас в глазах друга заставил Дэрека рассмеяться – он ожидал подобной реакции, но всё же всякий раз было так занятно наблюдать за тем, как слишком правильный мужчина пытается переварить его новую выходку.
- Порка – громко сказано. Так, дал несколько раз ладонью по заднице, - пожал плечами блондин, потягивая пиво из кружки. Ксандр лишь закатил глаза, всем своим видом показывая, что не понимает подобных нежностей.
- Ты его трахнул? – казалось, еще немного, и брюнета хватит удар.
- Нет, он еще не достаточно сходит по мне с ума, чтобы позволить ему получить десерт.
- Да? А мне показалось, что он уже только о тебе и думает, - кореец жестом приказал принести им еще выпивки, вольготно откидываясь на спинку кожаного дивана. Новая мебель прибыла в бар только вчера, и теперь завсегдатаи с удивлением и некой странной радостью наблюдали черные кожаные диваны, кованые стулья у барной стойки, а главное – огромную надпись, гласившую, что скоро в баре откроется второй зал. Дела у Ксандра явно шли в гору. – Подумать только – притащил ко мне своего брата, чтобы я подтвердил, что он был здесь! Я уже прощался со своей лицензией, когда с ним разговаривал.
- Его брат – твой большой фанат, как я слышал, - осторожно заметил Дэрек, стараясь понять, как же ему свести все концы в одно место. Элиот позвонил ему через пару часов после того, как мужчина отвез Рея домой, и судя по голосу, был настроен крайне решительно. Пока всё шло удачно – встреча с друзьями и без того была запланирована, Стоун-старший без проблем согласился приехать в бар… Теперь оставалось заставить все лампочки загореться одновременно.
- Я и не говорю, что это знакомство мне не по нраву – Элиот являет собой довольно занятную личность. Тем более, как я понял, тебе он зачем-то нужен.
- Боже, Дэрек, что ты задумал на этот раз? – Юджин знал о происходящем меньше прочих, и потому беседа двух друзей постепенно заставляла волосы на его спине шевелиться. – Послушай, ты хороший учитель, директор тебя уважает, через пару лет она даст тебе прекрасные рекомендации, и ты вернешься в свой университет. Не порти себе жизнь какой-то интрижкой!
- Это не интрижка, мой мальчик. Кстати, ты проиграл, - мило улыбнулся Дэрек, подавшись ближе к брюнету. – Я поставил его на колени, и он умолял меня взять его. Ты проиграл, милый, а значит должен сделать то, что обещал, - Юджин побледнел, взгляд его коснулся лица Ксандра, но кореец делал вид, будто его и вовсе там не было. Это было хорошей привычкой – мужчина никогда не был излишне любопытен, если видел, что его тот или иной вопрос не касается. Он просто уходил в свои мысли, и возвращался, когда скользкая тема была уже решена. – Или ты хочешь доказательств? Может быть, мне прийти к тебе на урок и приказать Рею встать передо мной на колени при всем классе? Я могу это сделать, и он выполнит приказ, не сомневаясь…
- Не нужно! Я тебе верю, чертов ублюдок, - Юджин глубоко вздохнул, с ужасом представляя, как расскажет жене всё то, о чем намеревался молчать до конца жизни. – Марта меня возненавидит.
- Зато тебе станет легче при любом раскладе, - пожал плечами блондин, бросив задумчивый взгляд в толпу. – А вот и наш мистер Стоун, собственной персоной. Ксандр, могу я попросить тебя рассказать ему то, что ты писал мне вчера?
- Про Брэйберга? Да, конечно, - равнодушно пожав плечами, кореец жестом показал администратора проводить гостя к ним – Элиот стоял недалеко от входа, оглядываясь вокруг.
- Неплохо ты мальчишек своих выдрессировал, - заметил Дэрек, наблюдая за тем, как администратор поклонился Стоуну-старшему и повел его к их столику.
- Скоро здесь будет ещё лучше, - самодовольно заверил друзей Ксандр, поднимаясь с дивана. – Элиот, добро пожаловать. Надеюсь, вы не в обиде, что мы вытащили вас сюда?
- Что вы, я рад снова побывать в этом месте, - мужчина говорил вежливо, легко улыбался и вообще являл собой образчик бизнесмена на переговорах с незнакомым партнером. То, что нужно. – Ксандр, мистер Стинроуз…
- Мистер Клейн, - представил друга Дэрек, позволив коварным огонькам на миг возникнуть в своих глазах.
- Учитель истории, если мне не изменяет память? – Юджин смутился, но кивнул, следом за тем кинув на блондина испепеляющий взгляд. – Рей очень тепло отзывался о вас и ваших уроках. Вам должны дать медаль за то, что вы его терпите, - добавил Элиот, пожав руки друзьям и опустившись на диван возле Ксандра.
- Прошу простить, мне нужно идти. Жена ждет дома, - обреченно проговорил брюнет, вежливо кивнув брату своего далеко не самого примерного ученика. – Рад знакомству, мистер Стоун. В последнее время ваш брат радует примерным посещением всех моих занятий – если так продолжится и дальше, пятерка ему обеспечена, - привычно протянул Юджин, неуклюже вылезая из-за стола и сразу же направляясь прочь.
- Прости, он нервничает – семейные проблемы, - извинился за друга кореец, подтолкнув к Элиоту меню.
- Он женат? Надо же, в жизни бы не подумал… Хотя, мало ли женатых геев в нашей стране? – протянул мужчина, изучая меню. Дэрек невольно рассмеялся, подметив, что эту фразу надо будет передать Юджину в точности, желательно, даже с той же интонацией.
Элиот заказал выпить, и они какое-то время еще болтали о нейтральных вещах – погоде, тенденциях в бизнесе, Японии, в которой мистеру Стоуну всегда хотелось побывать, но пока еще не довелось, о детях, которых у всех троих не было, но все трое прекрасно понимали, что это такое. Наконец, когда официант уже в третий раз принес новые напитки, разговор коснулся причин появления Элиота в этом месте. Всё сошлось как никогда удачно – информация, которой владел Ксандр, интерес Стоуна-старшего к Джасу и организаторские таланты Дэрека вместе давали поистине гремучую смесь. К тому же, компания Элиота закупала те самые детали, которые производила компания мистера Брэйберга – это заметно облегчило игру. И пусть пока всё это напоминало спектакль школьного театрального кружка, план, постепенно обраставший новыми деталями и нежно доводимый до совершенства тремя уже далеко не маленькими и не глупыми мужчинами, с каждым мигом становился всё более и более реальным. Оставалось лишь воплотить его в жизнь.

URL
2012-05-04 в 23:54 

Сандра Байрон
***

- Мистер Стоун, прошу, проходите.
- Зовите меня просто Элиот, - благосклонно-надменный тон вовсе не оскорбил хозяина дома – напротив, тот вежливо улыбнулся, предлагая гостю повесить пальто на вешалку и пройти в просторный зал. Устроить встречу оказалось неприлично просто – одного звонка и делового ужина было достаточно, чтобы двери дома мистера Брэйберга распахнулись, приветливо приглашая мужчину в особняк.
- Я рад, что вы нашли время зайти, Элиот. Прошу, располагайтесь. Чай, кофе, или может быть, виски? – хозяин дома производил впечатление крайне респектабельного мужчины. Хорошо дорого одет, гладко выбрит, он имел все шансы называться симпатичным мужчиной, и лишь холодный жесткий взгляд хищника мог показаться отталкивающим. Его манеры были так же идеальны, как и строгий черный костюм, жесты его были плавными, но всё же что-то говорило Элиоту о легкой несдержанности и несколько излишней эмоциональности его собеседника.
- Чай, если можно, - гость опустился в предложенное ему кресло, лишь теперь заметив мальчика, который, кажется, все это время стоял за вторым креслом.
- Джас, принеси два чая и сигары для господина Стоуна, - мальчишка покраснел, легко поклонившись и почти бегом покинув комнату.
- Это ваш сын? – словно невзначай поинтересовался Элиот, ощутив неладное – почему его появление вызвало столько ужаса в глазах Джаса?
- Нет, мой воспитанник. Увы, своих детей у меня нет. А у вас?
- Тоже, но у меня растет брат – возможно, они ровесники. Красивый юноша – должно быть, у него отбоя нет от девушек? – доверительный тон беседы, кажется, позволил Элиоту заслужить расположение хозяина дома.
- О, слава богу, такой проблемы у меня нет, - мистер Брэйберг рассмеялся, откинувшись в кресле и принимаясь набивать трубку. Джас появился вскоре, осторожно неся на подносе две чашки чая и сигару. Его походка, несмотря на поднос, была довольно грациозной, а сам он был очень мил – легкий испуг делал его еще более привлекательным, большие черные глаза на небольшом остром личике казались поистине бездонными, длинные волосы его были аккуратно забраны назад, и Элиот не смог удержаться от мысли, как красиво могут они накрывать это личико и стройное тело… Большинство юношей подобной внешности выглядели довольно развратно, но Джас был именно мил и, казалось, совершенно невинен.
- Вам очень повезло с воспитанником, мистер Брэйберг. Уверен, из него вырастет достойный наследник вашего дела, - вежливо проговорил Элиот, взяв сигару с подноса. Мальчик щелкнул зажигалкой, опустив взгляд, и лицо его ярко покраснело.
- Прошу, называйте меня просто Гэрри – раз вы мой гость, то к чему излишние формальности? – мягко уйдя от тему, хозяин дома начал разговор о делах. Джас же замер за спинкой его кресла, очевидно мечтая слиться с ним и стать невидимым. В голове Стоуна звучал голос Дэрека, рассказывающий, как Брэйберг порой подкладывает своего воспитанника под своих деловых партнеров. Это было поистине ужасно – видеть этого непорочного ангела и понимать, что по одному щелчку пальцев своего хозяина, он отдается любому, на кого укажут. И если прежде эта мысль несколько охлаждала пыл Элиота, то теперь, видя искренний страх в карих глазах этого ребенка, он начал понимать – уж кто-то, а Джас от подобных игр точно не получал удовольствия.
Разговор о делах длился долго – довольно серьезный контракт мог стать спасительной веточкой для Гэрри, который явно уже ощутил на себе все прелести нестабильности экономики, и понимая это, Стоун старался каждым своим словом и предложением подчеркнуть – от его решения будет зависеть судьба едва ли не всей компании мистера Брэйберга.
- Боже, уже так поздно! – взгляд на часы на самом деле шокировал Элиота. Время близилось к полуночи, хотя приехал он еще до восьми вечера. – Думаю, мне пора попрощаться с вами.
- О, мы и правда засиделись. Элиот, прошу, оставайтесь у нас? Комнаты для гостей всегда готовы, к чему вам садиться за руль так поздно? Выспитесь, вас разбудят во сколько скажете, - от вежливости этого человека становилось тошно, но Стоун был достаточно умен, чтобы понять его игру. И игра эта была ему на руку.
- Если я не доставлю вам неудобств, - мягко проговорил он, заметив, как встрепенулся мальчик – он задремал, оперевшись о спинку кресла, но теперь проснулся и непонимающе хлопал глазками, демонстрируя гостю длинные пышные ресницы. – Разбудите меня в восемь, если это не составит проблем.
- Разумеется, Элиот. Если будет что-то нужно, только скажите. Джас! Проводи нашего гостя в комнаты для гостей, и удостоверься, что ему там будет удобно, - последние слова были сказаны с явным нажимом, и мальчик вздрогнул, поклонившись и опустив взгляд – очевидно, так он скрывал от своего хозяина свои истинные чувства.
- Господин, прошу, - тихо проговорил он, предлагая Элиоту следовать за ним. Комнаты для гостей располагались на втором этаже, и были довольно просторными. Большая кровать, тумбочка возле нее, телевизор – словно у мистера Брэйберга был свой личный отель, а не просто дом. Элиот с интересом огляделся вокруг, отмечая еще и большой платяной шкаф у стены, и ванную комнату, примыкавшую к спальне. – Вам нравится комната, господин? – тихо спросил мальчик, прикрыв дверь и подойдя чуть ближе к мужчине.
- Да, здесь довольно хорошо. Спасибо за заботу, - мягко проговорил гость, расслабляя надоевший за вечер галстук. Возможно, Джас понял указания своего опекуна куда лучше, чем думал Элиот, возможно – именно это нехитрое действие послужило для него неким сигналом – как бы то ни было, шелковая лента еще не успела выскользнуть из-под воротника рубашки, как юноша опустился на колени, замерев у ног мужчины уставившись на носки его туфель.
- Господин, если я могу как-то скрасить ваш вечер, прошу – я весь в вашей власти. Можете делать со мной всё, что только пожелаете, приказывать – я выполню любое желание. Я всё умею, правда, - его голос чуть дрожал, но в остальном Джас говорил довольно уверенно и ровно. – Прошу вас, не прогоняйте… Я буду вашей послушной игрушкой, если вы хотите. Скажите, что вы любите? – мальчик поднял наконец взгляд на Элиота, заводя руки за спину и чуть расставляя ножки, чтобы не потерять равновесие.
- Ты сделаешь всё, что я прикажу?
- Да, господин. Прошу вас… Можете пороть меня – ремнем, плетью или стеком, если вам нравится, здесь есть свечи, распорки... Я хорошо растянут, если не любите тратить на это время, можете просто взять меня, если не настроены играть, или я могу ласкать вас языком, сколько пожелаете… В этой комнате есть много игрушек, используйте всё, что понравится… Зажимы… ну они специальные – у меня проколоты соски, пожалуйста, не рвите их… Мой господин будет очень недоволен мной и потом меня накажет… Ему нравится видеть сережки в моих сосках… И прошу, если будете бить, не бейте по лицу. Господин накажет меня за синяки, если решит, что это потому, что вам не понравилось… Но если вы это любите, то бейте, меня еще больше накажут, если я не доставлю вам удовольствия, - спешно добавил мальчик, явно лишь огромным усилием воли заставляя себя смотреть на мужчину перед собой. Элиот был опытным домом, он часто имел дело с самыми разными сабами, но даже его смутила эта сцена. Мальчик подрагивал от волнения, и явно вовсе не был возбужден от всего этого. Омерзение к хозяину дома становилось просто невыносимым, но эта часть игры была не менее важна, чем первая.
- Твой господин приказал тебе это? – строго спросил Стоун, ненавидя себя за то, что приходится пугать ребенка еще больше.
- Вы очень важны для хозяина, и я должен доставлять удовольствие вам столько, сколько вы пожелаете. Умоляю, только не прогоняйте меня – господин будет очень недоволен.
- Значит, тебя серьезно накажут, если я скажу, что устал и просто хочу спать? Твой господин жесток.
- Я многим обязан моему господину, - прошептал мальчик, в другой миг широко распахнув глаза и упав на руки, касаясь губами носков туфлей гостя. – Умоляю вас, господин, прошу… не задавайте сейчас вопросов. Пожалуйста… я и так уже заслужил серьезную порку, - он шептал едва слышно, и это навело Элиота на некую совсем не приятную мысль. – Умоляю вас… просто… делайте со мной всё, что пожелаете.
- Тихо, тихо, мальчик, - мягко и в тот же миг властно проговорил мужчина, сложив руки на груди. – Скажи мне свое стоп-слово.
- Стоп-слово, господин? – на этот раз страх сменился удивлением.
- Да, слово, которое покажет черту, за которую нельзя переступать. Оно остановит меня и не позволит причинить тебе вред.
- У меня нет этой черты, господин. Вы вольны даже убить меня, если пожелаете... Я бы очень не хотел этого, да и у вас после этого будут проблемы, но если вам это нравится... – мальчик смутился, явно ужаснувшись подобной перспективе. Насколько же ему дурно здесь, что подобные мысли посещают его голову – подумалось Элиоту, но вслух он этого говорить не стал.
- Ты будешь делать всё, что только я тебе прикажу, без вопросов, сомнений и пререканий?
- Да, господин, да, клянусь! – кажется, на этот раз мальчик был даже рад, а вот Элиот уже едва не разрывался от злости.
- И как долго я могу играться с таким послушным милым мальчишкой?
- Пока вам не надоест, господин. Я ваш на всю ночь, или даже дольше, если пожелаете, - прошептал Джас, поднимая на мужчину перед собой полный надежды взгляд.
- Встань, - приказ звучал несколько грубо, но мальчик сразу подчинился, поднимаясь на ноги и замирая. – Раз ты готов исполнять все мои прихоти, то идем. Я так хочу, - добавил Элиот намеренно громко, направившись прочь из комнаты и жестом приказав Джасу не отставать. – Тебя что-то волнует? – спросил мужчина, остановившись уже за порогом комнаты. Мальчик на миг смутился, очевидно стараясь понять, что здесь происходит.
- Нет, господин, я исполню любое ваше желание, - наконец проговорил он, так же направившись к выходу из комнаты.

URL
2012-05-04 в 23:54 

Сандра Байрон
- Тогда захвати куртку – на улице холодно, - Джас побледнел, но кивнул, послушно скользнув в одну из комнат и вернувшись уже с курткой и шарфом, принимаясь наматывать последний на шею. – Хороший мальчик. Идем.
Джас дрожал как осиновый лист, пока Элиот искал в кармане ключи и открывал машину, но даже когда дверь захлопнулась, позволяя им спастись от кружившего по улице ветра, это не успокоило мальчика.
- Что тебя беспокоит? Скажи, не бойся, - мужчина говорил мягко, но властные нотки не покидали его голоса. Кажется, именно это сочетание заставляло юношу успокаиваться.
- Вы предпочитаете игры на публике, господин? – тихо и осторожно спросил наконец мальчик, вжавшись в сидение. – Нет-нет, я не против, пожалуйста, всё, что пожелаете! Правда, это не проблема, я буду стараться для вас!
- Игры на публике? Хм, а ты не слишком юн для того, чтобы знать о них?
- Мне двадцать лет, господин, - нехотя признался юноша, опасливо поглядывая на мужчину рядом с собой. – Знаю, я выгляжу намного младше. Надеюсь, я вас не разочаровал…
- Нисколько – я опасался, что тебе окажется лет пятнадцать, и я смогу потом с чистой совестью назвать себя педофилом, - усмехнулся мужчина, выезжая на дорогу, но не разгоняясь, хоть улица и была пуста. Его терзали смутные догадки – конечно, мальчик не доверяет ему сейчас, и поэтому так себя ведет. Но в комнате точно была если не камера, то как минимум жучок. И Джас наверняка намеренно дал ему это понять. Но сейчас его поведение и речь не менялись – возможно, где-то на его одежде тоже был микрофон.
- Господин, я обещал не задавать вам вопросов…
- Спрашивай, я не скажу твоему хозяину, - Джас отвел взгляд, словно пытаясь собраться с мыслями.
- Куда мы едем?
- Это имеет значение? – мужчина старался казаться строгим, но сейчас это было еще сложнее, когда влажные от подступающих слез глаза прямо смотрели на него, а мальчик был так близко, что Элиот мог видеть его дрожащие губы.
- Нет, простите… Господин, умоляю вас! Я правда сделаю всё, что угодно, исполню любой ваш приказ, всё, что только пожелаете… Я очень гибкий, умею доставлять удовольствие мужчинам всякими способами, я горячий внутри, у меня очень шустрый язык… Умоляю вас, я знаю эту дорогу, она ведет в «Квадро»… Если вы хотели именно туда, умоляю, измените свое решение. Я знаю, что потом меня за это накажут. И вы меня накажете, пожалуйста, я буду вас умолять об этом, если вам нравится...
- Тихо, ты всегда настолько красноречив? – усмехнувшись, Элиот одной рукой накрыл колено мальчика, от чего тот замер, будто парализованный. – Я не собирался ехать в «Квадро», - теперь мужчина точно знал, что их разговоры могут прослушать – сложно было понять, думал ли мальчик о том, как подать ему знак, или же просто был слишком напуган, да и это не имело значения. Его накажут – откуда еще Брэйбергу знать о таких проступках своего мальчика? – Там работают твои друзья?
- Нет, господин. Простите, я ужасно веду себя.
- Ты просто напуган. Расслабься, - мягко проговорил Элиот, отпустив колено мальчика и вновь возвращая руки на руль. Джас с какой-то тоской смотрел в окошко, словно пытаясь запомнить ночной город – сотни огней переливались, сменяя друг друга – витрины магазинов, фонари, окна домов и рекламные вывески… Город сверкал, как новогодняя елка, и кажется это шоу фонариков немного развеселило мальчика. В какой-то миг его пальцы мягко скользнули по стеклу, и Элиот притормозил, стараясь понять, что вызвало такую реакцию его спутника. Они как раз проезжали мимо кинотеатра, и когда поравнялись с вывеской, мужчина уловит тихий вздох. – Любишь кино? – как можно беззаботнее спросил он, вновь набирая скорость.
- Я не часто его смотрю, - тихо проговорил мальчик, отвернувшись от окна и посмотрев на мужчину.
- А я тебе нравлюсь?
- Да, господин, - легкая улыбка коснулась губ Джаса, сделав его похожим на ангелочка. – Вашему брату очень повезло с вами, - его голос звучал сейчас не так нервно, а в глазах всего на миг возникло какое-то мечтательное выражение. Впрочем, в другой момент он уже снова опустил глазки, опасаясь сказать что-то не так.
- Вот как? Думаю, он бы с тобой поспорил. Твой опекун довольно жесток, - словно невзначай протянул Элиот, смотря прямо на дорогу.
- Он просто воспитывает меня. Но я слишком глуп и неловок, чтобы он мог мной гордиться, - смущение в голосе на этот раз прозвучало не слишком естественно.
- Уверен, это не так.
- Вы слишком добры, господин…
- Хочешь чего-нибудь? – кажется, этот вопрос вогнал мальчика в ступор. Черные глаза распахнулись шире, а его пальчики вновь сжали подлокотник.
- Я хочу… всего, что захочет мой господин, - прошептал он, тщетно пытаясь вернуть игру на привычное ему поле.
- Так не пойдет, - Элиот позволил себе недовольные нотки – надо было вырвать Джаса из этого состояния вечного раба. Машина замерла у яркой вывески «Макдональдса», и мальчик ошарашенно уставился на мужчину.
- Вы хотите… здесь?.. – Элиот глубоко вздохнул, посмотрев на своего спутника со вселенским терпением.
- А где еще можно купить газировку и мороженое в два часа утра? – усмехнулся мужчина, наслаждаясь всё возрастающим удивлением Джаса. – Что еще будешь?
- У меня нет с собой денег, господин.
- Ты обещал исполнять все мои желания, - строго напомнил Элиот, подъезжая к окошку кассы. – И это мое желание – я хочу, чтобы ты выбрал, что будешь есть, если ты голоден.
- Я… я бы съел картошки… И самый большой гамбургер! – мужчина тихо рассмеялся, сделав заказ сонной девушке.
- Вкусно? – большой бумажный пакет с едой стоял на коленях Джаса, а он с довольной рожицей поедал картошку, заедая её гамбургером, при этом умудряясь пить колу из зажатого между ног стакана – благо, трубочка была достаточно длинной.
- Ага! – сейчас юноша еще больше походил на ребенка. – Сто лет не ел ничего подобного!
- Твой хозяин не жалует фастфуд?
- Ну, господин обычно ужинает в ресторанах или дома, а обедает в кафе возле своего офиса…
- А одного тебя не отпускают? – мальчик отрицательно мотнул головой, продолжая свой поздний ужин. - Ешь спокойно, мы никуда не торопимся.
- Я вам не нравлюсь, да? – Элиот удивленно посмотрел на своего спутника, отметив, что он уже расправился со всей едой и принялся за мороженое. – Ну, мы катаемся, вы кормите меня в Макдональдсе – я сказал, что меня накажут, если я вам не понравлюсь, и вы решили так защитить меня? А утром, наверное, скажете господину, что взяли меня в машине, потому что вам так больше нравится? – мужчина жестом показал Джасу продолжать – отвечать сейчас на эти вопросы ему не хотелось. – Вы очень добрый и очень хороший человек, господин. Вы, наверное, лучший из всех, кого я встречал. Но меня это не спасет. Хозяин всегда всё знает – что я делаю, с кем говорю… И сейчас он знает, что я не смог доставить вам удовольствие, а просто сидел рядом. Я не боюсь наказания, господин – это больно, но я привык. Просто... немного жалко.
- Жалко? – наконец заговорил Элиот, приподняв бровь. – Тебе бы больше хотелось сейчас лежать в постели комнаты для гостей и кричать под ударами плети, как ты мне предлагал?
- Нет… то есть, если бы вы захотели, то конечно, господин… - было видно, что мальчик впервые решил высказать то, что думает и чувствует – считая, что терять уже нечего, он стал куда смелее, чем был прежде. – Просто хотелось бы хоть немножко вам нравиться. Тогда я бы мог… ну хоть иногда думать о вас и фантазировать, будто вы со мной и вам со мной хорошо.
- А тебе хорошо со мной? – Элиот потянулся к ремню безопасности, отстегнув его и наклонившись к мальчику. Тот смущенно покраснел, но на этот раз взгляда не отвел.
- Очень, - это слово было сказано совсем тихим, едва уловимым шепотом. – Как никогда хорошо. Вы жестоки, господин.

URL
2012-05-04 в 23:55 

Сандра Байрон
- Вот как? Более жесток, чем твой хозяин?
- Просто жестоки. Утром вы вернете меня домой и уедете, а я буду вспоминать эту ночь, каждую её минуту, - прошептал Джас, уже не сдерживая слезы, что бежали по его нежным красивым щекам. – Но зато, теперь мне есть, что вспоминать, - он попытался улыбнуться, но губы Элиота уже мягко, осторожно коснулись его губ, увлекая мальчика в легкий и в тот же миг такой горячий поцелуй, заставляя тонкое тело дрогнуть и выгнуться навстречу рукам, что начали ласкать его.
- Чего ты боишься, малыш? – тихо спросил мужчина, лишь через пару минут заставив себя разорвать поцелуй. – Что тебя накажут за то, что ты мне сказал и за то, что не соблазнил меня?
- Что не смогу вас забыть, - честно признался Джас – странно в двадцать лет быть таким наивным и милым, но это нравилось Элиоту в его новом знакомом ничуть не меньше его внешности. – И я боюсь за вас.
- За меня?
- Да. Но пока мы просто болтаем, у вас будет всё хорошо…
- Объясни, - мальчик мотнул головой, а глаза его вновь наполнились слезами. – Вот как? Будем играть в шпиона и молчать?
- Я просто… просто хочу, чтобы у вас всё было хорошо. Отвезите меня домой?
- Домой? – Элиот усмехнулся, собирая пальцами слезы с нежных белых щек и заводя машину. – Я хочу с тобой поговорить. Ты любишь читать?
- Очень. У хозяина дома большая библиотека.
- И какая твоя любимая книга?
- Даже не знаю… - мальчик задумался, наконец успокоившись.
- Ну расскажи тогда, какую читал последней?
- «Собор Парижской Богоматери», вы его читали? – Элиот усмехнулся милой наивности этого вопроса.
- Не припомню. О чём там? – с готовностью пятиклассника, идеально выучившего урок, Джас начал рассказывать о несчастной цыганке, которую любили урод-звонарь и священник, а сама девушка была влюблена в блестящего молодого офицера, об ужасах средневековья и инквизиции, старательно вспоминая все подробности, независимо от того, нужны ли они были. Речь мальчика была ровной и красивой, немного книжной, но это даже придавало мальчику некий шарм. Закончив рассказ, он вспомнил о «Графе Монте-Кристо», потом о «Робинзоне Крузо» - казалось, будто никто не разговаривал с ним несколько лет – Джаса будто прорвало, он наслаждался тем, что мог говорить и не опасаться ошибиться, он шутил и смеялся звонким чистым смехом, особенно радуясь, когда его собеседник вставлял замечания или же хвалил его за внимательность. Мальчик замолчал лишь когда машина остановилась – он удивленно посмотрел в окно, пытаясь понять, где находится. – Ты боишься меня?
- Нет, господин.
- Ты доверяешь мне?
- Д-да, - заикаясь, проговорил Джас, вновь вжимаясь в сиденье.
- Хорошо, тогда сейчас мы пойдем домой, - голос Элиота звучал мягко, его пальцы успокаивающе гладили мальчика по волосам, пока тот наконец не смог расслабиться.
- Домой? Мы приехали не туда, господин, - немного растерянно протянул мальчик, вглядываясь в темноту. Очертания дома вовсе не походили на огромный особняк Брэйберга.
- Туда, мальчик мой, туда, - усмехнувшись, мужчина вылез из машины, обойдя её и открыв дверь для Джаса. – Я хочу показать тебе мой дом, - добавил Элиот, вытаскивая мальчика из машины – он был невероятно легким, мужчина даже задумался, на самом ли деле он съел всю ту еду, что они купили.
- Ваш дом? Вы… живете здесь? – Джас снова покраснел, и Стоуну пришлось поставить его на ноги, хоть и не хотелось отпускать от себя этого хрупкого ребенка.
- Да, я здесь живу. Мой брат ночует у друга, так что не бойся шуметь, - мужчина открыл дверь, впуская мальчика в дом и лишь тогда включая свет. Впрочем, в другой миг он уже пожалел о своих словах – кажется, слова про шум были вновь восприняты через призму обычного обращения мужчин с Джасом.
- Господин, прошу вас, если я не нравлюсь вам, не надо… - мальчик прикусил губу, встретившись взглядом с глазами мужчины. – Простите. Я буду делать всё, что вам нравится, обещаю, - Элиот усмехнулся, жестом показав гостю идти за ним. Миновав небольшой холл, он провел мальчика в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь и указав на кровать.
– Раздевайся, - властный уверенный приказ немного отрезвил Джаса, и тот, пусть и задрожал еще сильнее, но начал послушно стягивать с себя одежду. Сперва он пытался делать это красиво, но Элиот отрицательно мотнул головой. – Не тяни, просто разденься и ляг на кровать, - голос его звучал строго, и мальчик дрожащими ручками принялся обнажать свое тело. Куртка, рубашка, джинсы – белья на Джасе не было, и потому едва носочки накрыли небольшую кучку вещей, мальчик замер на кровати. – Ты боишься меня, малыш? Не бойся, это не больно, - мягко проговорил мужчина, нависнув над юношей и мягко коснувшись губами его губ.
- Господин, пожалуйста… не надо, господи, - этот шепот удивил Элиота даже больше, чем замотавшаяся из стороны в сторону голова мальчика.
- Тише, - это слово мужчина скорее выдохнул, чем сказал. Жестом приказав ребенку лежать смирно, он слез с постели, поднимая с пола кучку вещей и принимаясь аккуратно складывать каждый элемент одежды, от чего на стуле образовалась идеальная горка тканевых квадратиков. Джас молча плакал, лежа на слишком большой для его маленького тельца кровати и стараясь не шевелиться. Наконец закончив с одеждой, Элиот вернулся к своему гостю, вновь нависнув над ним и легко коснувшись его губ своими. – Твой господин всегда знает, что ты делаешь, верно? Он очень строгий, следит за тобой, наказывает за каждый проступок… - шептал мужчина, опускаясь поцелуями по тонкой шее юноши, пока ладони его ласкали округлые бедра и длинные красивые ноги юноши. Гладко выбритая кожа была приятной на ощупь, и Элиот мысленно поздравил себя – казалось, в этом мальчишке не было ни одного изъяна. – Как думаешь, сейчас он за нами следит?
- Пожалуйста, не надо… я не хочу, чтобы у вас были проблемы... – шептал Джас, тщетно пытаясь сопротивляться овладевшему им возбуждению. – Он… да, он всегда знает…
- И он жестоко накажет тебя за то, что ты намекнул мне на жучок в комнате для гостей? Или там была камера? Что он с тобой сделает, Джас? Выпорет в каком-нибудь клубе, отдаст прислуге развлекаться, заставит сосать всем своим гостям на Рождество? – от этих слов мальчик бледнел все сильнее, но сейчас именно это и было нужно Элиоту. – Он будет в ярости, когда узнает, что это ты мне сказал про прослушку? Зачем это? Твой хозяин не доверяет тебе?.. О, или же он потом шантажирует своих гостей тем, что покажет всем запись, как его воспитанник стонет под ними? Как подло и низко – использовать такого милого ангела для таких грязных целей!
- Господин! – мальчик всё же разрыдался. – Зачем… зачем вы это делаете? Мне… мне было так хорошо с вами! Хорошо, как ни с кем другим! Я влюбился в вас всего за пару часов, проведенных вместе, за что вы так жестоки? Мне придется вернуться в этот ад, без вас, мне придется спать с другими мужчинами, и всякий раз ощущать себя какой-то дешевкой, потому что я буду любить вас и спать с другими! Меня и так накажут за всё, за каждую улыбку, за каждую минуту, когда я был счастлив с вами – зачем вы губите меня? Мой хозяин… о, я даже не знаю, как он накажет меня за это! И мне всё равно – вы наказываете меня куда страшнее, господин! Вы исчезнете завтра, а я останусь со всем этим… - он плакал навзрыд, сам не до конца понимая, что говорит и почему. – Да, хозяин отдает меня всем важным клиентам, чтобы они наслаждались моим телом, и говорит, что я ему нужен, что его дела не пойдут без меня – наверное, вы правы про шантаж…Но раз вы знаете, что он слышит нас, то зачем… Он выгонит меня из дома – как я буду жить тогда?

URL
2012-05-04 в 23:55 

Сандра Байрон
- Ты счастлив с ним, Джас?
- Боже, почему вы так жестоки?! Счастлив ли я? Я был счастлив три часа десять минут, пока был с вами – это самые счастливые часы со дня смерти моих родителей! – мальчик был в истерике – слезы текли по его щекам, тело дрожало, выгибаясь под поцелуями мужчины – Элиот ни на миг не останавливался, покрывая поцелуями шею и плечи юноши, постепенно опускаясь всё ниже. – Но я вынесу наказание, легко вынесу, я буду думать о вас, и мне не будет больно или стыдно. Но зачем вы делаете это, я ведь даже не нравлюсь вам, а вы сейчас вредите себе… - губы мужчины сжали розовый сосок мальчика, принимаясь посасывать его, пока язык игрался с сережкой, и плач в тот же миг сменился громким возбужденным стоном юноши… И лишь теперь Элиот вспомнил слова, сказанные мальчиком в самом начале. Хитро усмехнувшись и подняв взгляд на совершенно потерянного Джаса, мужчина коснулся губами второго соска, вновь лизнув сережку…
- А вот и он, - голос Стоуна звучал теперь жестко и холодно, от чего мальчик, прошедший через все ипостаси нервного перевозбуждения, едва не впал в кому. – Мистер Брэйберг, как подло. Так не делают дела. Я разрываю наш контракт, - пальцы мужчины легко скользнули по сережке, найдя, как она крепилась, и теперь принимаясь осторожно вынимать шарик из нежного соска. - И ещё. В качестве моральной компенсации, Джас останется со мной. Вы же слышали – со мной он был счастлив, а с вами нет. И да, если решите компрометировать меня – сперва подумайте, настолько ли вы сами чисты. Как говорит один мой друг, сайонара, мистер Брэйберг, - от сильного удара о стену, сережка раскололась на две половинки, от чего все проводки вывалились наружу. – Прости, маленький. Я не хотел тебя пугать, - язык мужчины принялся осторожно ласкать место прокола, успокаивая ноющую кожу.
- Что… что это значит, господин? Откуда вы узнали? – прошептал Джас, с трудом заставляя себя дышать и соображать.
- Называй меня Элиот, малыш, - мужчина перевернулся на спину, прижав тонкое мальчишеское тело к своей груди и накрывая их обоих одеялом. – Ты сказал, что за сорванную сережку твой хозяин тебя накажет – я не сразу это вспомнил. Не бойся, Джас, всё хорошо. Ты не останешься один – теперь я буду заботиться о тебе. Ты хочешь остаться со мной?
- Хочу, - совсем по-детски всхлипнул юноша, прижавшись к крепкой груди своего спасителя. – Я думал, что не нравлюсь вам вообще-вообще!
- Разве такое возможно, глупый? Ты слишком мил, чтобы с тобой обращались так жестоко. Я хочу, чтобы ты жил со мной. Ты согласишься? – мальчик всхлипнул, кивнув и крепко обняв Элиота за шею, будто опасаясь, что откроет глаза и это всё окажется лишь сном. – Вот и умница. Ничего и никого не бойся, Джас.
- А вы… сходите со мной в кино? – тихо спросил мальчик, удобнее устраиваясь на мужчине и прикрывая глаза. – Когда я был маленьким, мы часто ходили в кино… - Элиот усмехнулся, расправляя волосы юноши и мягко перебирая их.
- Конечно, мы сходим в кино. И будем есть попкорн, и фастфуд, и ты больше никогда, слышишь меня, Джас? Никогда не будешь заниматься тем, что делал прежде. Только со мной, только если ты сам этого хочешь. Ты мне веришь, малыш? – мальчик промычал что-то, очень похожее на согласие, постепенно засыпая в объятиях мужчины, наверное, впервые за долгое время искренне улыбаясь во сне.

URL
   

Сказки

главная