23:47 

Японский для начинающих - Глава 4

Сандра Байрон
Автор: Сандра Байрон
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: принадлежат автору
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), BDSM
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание: Рей - слишком самоуверенный и наглый мальчишка, который способен любого заставить танцевать под свою дудку. Он считает себя прирожденным домом и даже мысли не допускает о том, что это может измениться. Дэрек - харизматичный мужчина, всегда точно знающий, что ему нужно и как это получить, доминант от рождения и по стилю жизни. Казалось бы - ничего общего между ними... Или же уроки японского могут это изменить?
Публикация на других ресурсах: Сообщив автору.

Предыдущие главы:
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
- Рей? Ты пришел немного… раньше, чем мы договаривались, - мальчик смущенно уставился на носки своих туфель и сцепил пальцы рук. Немного раньше – это почти за два часа до назначенного времени. Ему не терпелось поговорить со своим учителем, к тому же Элиот предложил его подвезти. Весь вечер после посещения бара и всё утро Рей посвятил фантазиям и планам – как повести себя, как опуститься на колени и, смущенно смотря в пол и тихо прося отшлепать его за невыученный урок. Поначалу, в качестве проступка юноша намеревался использовать свой визит в бар и разговор с Ксандром – не слишком страшно, чтобы всерьез разозлить, но всё же нарушение правил, которое может повлечь за собой наказание. Но за всеми этими мыслями, мальчик так и не смог сосредоточиться на японском – то, что крутилось в его голове, никак не соответствовало изучаемой теме. Оставалось лишь надеяться, что кореец был прав, и мужчина на самом деле хотел бы заставить его задницу покраснеть – в ином случае, можно было прощаться с занятиями, будущей работой… И что ещё более ужасно – с Дэреком.
- Простите, я не мог усидеть дома, - прийти на два часа раньше, чтобы потом было больше времени для общения и, возможно, самой первой их сессии…
- Вот как? – мужчина зевнул, закрыв рот кулаком. – Ладно, проходи – не заставлять же тебя два часа стоять на улице. Кофеварка на кухне, займись пока этим, - добавил он, пропуская Рея в дом и запирая за ним дверь. Только теперь Рей сообразил, что стоило хотя бы позвонить перед тем, как явиться. Было совершенно ясно, что Дэрек только встал – его всегда идеально уложенные волосы были сейчас немного взлохмачены, вместо костюма – шелковый домашний халат, подчеркивающий крепкое красивое тело блондина. Мальчик невольно залюбовался рельефом мышц на его руках и бедрах, стараясь не смотреть туда, где сходились полы халата. Разумеется, пижамные штаны не позволили бы ничего разглядеть, но у юноши пересохло во рту, едва он представил, как удобно было бы сейчас Дэреку овладеть его ртом…
- Я.. простите, я должен был предупредить… я могу приготовить завтрак, если хотите.
- Мы не на занятиях, Рей, так что можешь расслабиться, - усмехнулся мужчина, запустив пальцы в волосы. Каждое его действие было до безумия соблазнительным, мальчик просто не мог заставить себя отвести взгляд. – Да, если приготовишь что-нибудь, я буду рад. Кухня там. Продукты в холодильнике, чашки в шкафу. Можешь позавтракать со мной, - Дэрек направился вверх по лестнице, что очевидно вела в скрытую от посторонних глаз часть дома – спальню, ванную, возможно личный кабинет или, может быть, даже комната для «игр»…
- Ты идиот, - сообщил своему отражению мальчик, направившись на кухню. Всё выглядело вполне по-европейски – обеденный стол, стулья с хромированными ножками, шкафы с черными лаковыми фронтами, хромированный же холодильник… В первый момент в душе Рея запылала ярость – какого черта было заставлять его стоять на коленях во время занятий, заставлять изгибаться буквой «зю», если можно было сидеть на кухне в комфорте, да еще и потягивая чай? – Я говорил, что ты идиот? – усмехнулся Рей, прогоняя эти мысли. В доме его родителей никто никогда не ел на кухне, Элиот всякий раз ругал его, если заставал за кухонным столом с книгой или конспектами… Разумеется, мужчина-холостяк наврятли обедал в гостиной, но скорее всего для него кухня – не место для работы. Об этом говорило уже то, что на слишком большом для одинокого человека столе не было ни книг, ни тетрадей – лишь пара конвертов, какие присылают газовые службы или же страховые компании. Казалось, будто мальчика раздирали противоречия – часть его страстно желала злиться на мужчину, часть – оправдывала каждое его действие и слово. И последнее особенно пугало всегда гордого самолюбивого юношу. С кофеваркой он разобрался быстро – у них была такая же, поэтому вскоре кофе уже наполнял чашки, позволяя своему аромату заполнить всю кухню. А вот с завтраком вышла сложность – из знакомых продуктов, мальчик нашел только хлеб, сыр и ветчину, всё остальное было каким-то странным, не знакомым. Впрочем, в одном из отделений холодильника ему удалось найти яйца и бекон – это уже было что-то. Сковородка, против его ожиданий, нашлась рядом с плитой, а не в духовке, как то было в их доме. В доме матери он и не думал искать подобные вещи, поэтому сравнивать было больше не с чем.
- Мммм, такие ароматы с утра пораньше… Может, стоит почаще назначать тебе занятия на утро? – Дэрек появился в кухне, когда мальчик уже раскладывал яичницу по тарелкам. Посреди стола стояло большое блюдо с тостами, нарезанными сыром и ветчиной, и куском масла в тарелочке поменьше. Рей, возможно, и старался не подходить к кухне всякий раз, как то было возможно, но в детстве ему нравилось помогать матери, накрывая на стол и красиво раскладывая еду на тарелки.
- Всё уже готово. Надеюсь, вам понравится – я не слишком хорошо готовлю, - улыбнулся мальчик, с легким разочарованием отметив, что его учитель уже надел брюки и рубашку, пусть и расстегнутую до середины груди, от чего с некой точки можно было разглядеть небольшие горошины сосков. Но вот что вновь привело Рея в восторг, так это вид влажных волос, что небрежно спадали на плечи мужчины. О, этот вид заставил успокоившуюся было плоть мальчика напрячься, а тело – задрожать. Казалось, настолько соблазнительным Дэрека он еще не видел ни разу.
- Никогда не ругай себя – зачем помогать другим в нелегком поиске твоих недостатков? – улыбка учителя была теплой, и мальчик даже забыл, что хотел съязвить насчет начинающегося в два дня утра. Кто бы мог подумать, что этот идеальный мужчина такой соня? Это было как-то… слишком мило?
- Такой уж он нелегкий? - всё же нашелся Рей, поставив перед учителем чашку кофе и сам устроившись рядом с ним. В голове его крутились совершенно глупые мысли – вот Дэрек сел на то место, где стояла тарелка с яичницей для него – это значит, что мальчик угадал с любимым местом мужчины, или же тому все равно, где сидеть? Элиот всегда сидел на одном и том же месте, и очень злился, если кто-то его занимал. Порой Рей даже думал, не оттого ли его брат ушел из родительского дома – в его самых детских воспоминаниях было немало случаев, когда отец и Эл делили место во главе стола, рыча друг на друга и доказывая, что каждый имеет на него право…
- … ну так что? – сквозь череду мысленных образов, до мальчика донесся лишь отрывок фразы учителя, и он смутился, понимая, что слишком задумался.
- Простите?
- А, бывает, - Дэрек пожал плечами, принимаясь за яичницу. – Я спрашивал, с чего ты так рано и не слишком ли тебе влетело от брата за визит в бар Ксандра? Я могу поговорить с мистером Стоуном, если у тебя проблемы, - изображая вселенское терпение в голосе, повторил учитель, явно несколько переиначив фразу. – Кстати, потрясно готовишь, - добавил он, и это совсем мальчишеское выражение отчего-то вызвало еще более счастливую улыбку на губах мальчика. Пока до него не дошла иная мысль – учителю известно про визит в бар! От этого холодок пробежал под кожей.
- Эээ… нет, не влетело вовсе… - прошептал мальчик, думая, что из их разговора с корейцем уже известно мужчине, а что – нет. – Просто Эл не верил, что я был с вами, он боялся, будто я связался с дурной компанией, ему везде мерещатся наркотики и беспорядочные половые связи, а потом спид и какая-нибудь девочка с «моим» ребенком…
- Родители всегда одинаковы, - пожал плечами Дэрек, словно такое объяснение было совершенно обыденным. – Значит, он испытал облегчение, узнав, что ты и правда был в баре? Занятно – наверное, в этом преимущество старшего брата… мой отец бы мне уши надрал в твоем возрасте, - такая доверительная беседа тронула мальчика, и он все же смог расслабиться, улыбнуться, и даже приняться за кофе с яичницей.
- Простите… но откуда вы узнали? – все же ожидание хуже наказания, так что если Ксандр уже выложил другу весь их разговор, лучше сразу об этом узнать.
- Ксан звонил вечером, сказал, что ты принесешь бумаги, за которыми я собирался ехать утром, - мальчик готов был удариться лбом о стол. Конечно, бумаги! Надо быть полным идиотом, чтобы не подумать, что кореец должен был предупредить о бумагах, дабы не вышло никакого недопонимания!
- Боже, я, должно быть, кажусь вам очень глупым? – улыбнулся Рей, достав из сумки конверт и отдав его учителю. Он даже не пытался его вскрыть, хоть любопытство и терзало мальчика весь вечер. – Простите, я не ожидал, что разбужу вас, и растерялся…
- Не все люди любят вставать рано. А учителя – тоже люди, знаешь ли, - назидательно заметил Дэрек. – И не думай, будто меня можно этим шантажировать?
- Да ну? Разве прозвище «Учитель-соня» вас не разозлит?
- Разве телесные наказания являются уголовно наказуемым деянием? – ответил мужчина вопросом на вопрос, и хотя было ясно, что он лишь шутит, дыхание мальчика перехватило. Вспомнились слова Ксандра – если Дэрек на самом деле хотел бы отходить его ладонью или даже ремнем по заднице…
- А вы правда меня накажете? – муркнул Рей, хитро усмехнувшись. – Или это только обещание?
- Думаю, мы можем приступить к занятиям, раз уж вы всё равно пришли раньше, мистер Стоун. Я обещал вам японскую кухню, но увы, в тот день пришлось поменять планы. Думаю, мы можем заняться этим завтра, если у вас нет иных планов на день, - пальцы Дэрека коснулись волос ученика, лишь на миг, но этого хватило, чтобы по телу мальчика пробежал ток, а сам он прикусил губу, тщетно пытаясь унять свое возбуждение. – Можете готовиться, пока я тут приберу.
- Мистер Стинроуз… - начал было мальчик, но потом решил, что лучше сейчас не спорить. Он судорожно сглотнул, кивнув и отправившись в гостиную. Иероглифы на стенах были ему уже хорошо знакомы, в отличие от тех, что красовались сейчас в его тетради. Переписать то их он смог, но запомнить… И хотя сперва мысль о невыученном уроке казалась мальчику соблазнительной, неожиданно им овладел страх.
- Вы увидели в своей тетради нечто непотребное, или же нашли тайный смысл тех кандзи, что я вам дал? – голос мужчины заставил Рея дернуться, и он непонимающе посмотрел на учителя. – Вы покраснели так, словно изучаете камасутру, - взгляд учителя скользнул по белым тетрадным листам, будто мужчина и правда усомнился в том, что мальчик повторял домашнее задание. – Вы готовы отвечать?
- Мистер Стинроуз… - как же хотелось сейчас назвать его Мастером, завести руки за спину и, снизу вверх смотря на мужчину, что словно сошел с обложки пособия «Как стать идеальным домом», умолять того о наказании! Мальчик сглотнул, вспоминая правила, которые Элиот объяснял своим сабам. Только доминант решает, как его называть, только доминант может позволить или не позволить стать его сабом – без этого подобное обращение будет признаком неопытности и дурного тона. – Понимаете… - Дэрек стоял перед ним, сложив руки на груди и всем своим видом показывая, что ждет, пока мальчик продолжит. Рей сидел на полу по-турецки, и хотя желание встать на колени становилось все сильнее, он не позволял себе этого сделать. – Я не выучил… - упавшим голосом прошептал мальчик, зажмурившись так, словно его вот-вот ударят.
- Этому есть оправдание, за исключением того, что вы доказывали своему брату, что вы не трахаете малолетних девочек и не колетесь в подворотнях? – приподняв бровь, строго спросил блондин, и Рей задрожал, ощущая, как сила и власть этого мужчины окутывают его.
- Я никак не мог сосредоточиться… Сегодня ведь суббота, сэр… И я всё время думал о том… о событиях прошлой субботы. Я честно пытался учить! Но вместо заданных вами иероглифов, я всё время видел эти… - прикусив губу, мальчик вытащил из кармана лист бумаги, развернув его и протянув учителю. Дэрек явно был им недоволен, он даже не улыбнулся, пока его взгляд скользил по листку.
- Teishutsu (подчинение), Reiki (возбуждение), Jōnetsu (страсть)… Ваша голова явно занята не тем, мистер Стоун, - мальчик сглотнул, не решаясь смотреть на учителя.
- Сегодня суббота, - повторил Рей, словно в первый раз его слова можно было не услышать. – Вы сказали, что дадите мне неделю на раздумья и…
- Думаю, мне следует отправить вас домой, мистер Стоун, - голос блондина звучал строго и непреклонно. – Я уже предупреждал вас, что если вы не будете делать уроки, я не стану тратить на вас время, - перспектива уйти сейчас была невыносима – мальчик весь задрожал, понимая, что учитель вовсе не шутит. Дэрек наврятли был одним из тех, кто легко меняет свои решения. – Собирайтесь, можете быть свободны. Вернетесь, когда выучите то, что нужно.
- Нет, прошу вас! – Рей сам не заметил, как оказался на коленях перед блондином. – Пожалуйста! Вы дали мне неделю, и всю эту неделю я только и мог думать, что о вас и о том вечере… я правда пытался заниматься, честное слово! Но все мои мысли были лишь о вас и о том… зададите ли вы мне вопрос, или я буду должен сам начать разговор… За всю неделю вы ни разу даже не заикнулись об этом!
- Я дал тебе неделю, чтобы эту неделю ты думал своей головой о том, готов ли к подобному, нужно ли оно тебе и как далеко ты готов зайти, - строго проговорил мужчина, но толи он на самом деле интересовался мальчиком куда больше, чем готов был показать, толи его тронула искренняя речь ученика и то, как он застыл на коленях, убрав руки за спину и чуть выгнувшись, словно намереваясь доказать, что непременно будет хорошим сабом – Рей понимал, что никто больше не прогоняет его, и на душе сразу стало теплее. Пальцы Дэрека скользнули в волосы мальчика, чуть сжимая их и заставляя Рея откинуть голову назад. – Запомни один раз и навсегда – если я сказал ждать, ты будешь ждать, и не станешь торопить меня. Если я назначил срок, не пытайся разжалобить меня, чтобы приблизить или отдалить выбранный мной день. Я прощу тебе подобное поведение в первый и последний раз. Если тебя не устраивает – забудь обо всём, я буду заниматься с тобой независимо от наших отношений, - уверенно и властно звучал голос блондина, и мальчик ощутил, как вновь напрягся под брюками его член.
- Простите меня… обещаю, я буду более терпеливым, - прошептал Рей, но оба прекрасно знали, что мальчик еще не раз получит по заднице за свой острый язычок и свою несдержанность. – Так вы… позволите мне?..
- Тц, - мужчина коснулся пальцем его губ, и ученик сразу же послушно умолк. – На первый раз я прощаю тебя – ты принес мне листок с теми иероглифами, которые не учил со мной, это пусть и не выполнение задания, но всё же некая работа. На завтра выучишь всё, что не сделал на сегодня. Плюс выполнишь новое задание, на завтра. К тому же ты напишешь небольшое эссе, используя столь понравившиеся тебе иероглифы. Это будет твое наказание. У нас два часа на занятие. После этого поговорим. Что-то не ясно?
- Наказание… только это?
- Ты разочарован?
- Я надеялся… что заслужил этим порку… - прошептал Рей, не зная, что удивительнее – пропавший при этих словах голос или же искреннее его желание испытать, насколько жесткой может быть рука его учителя.
- Заслужил? – блондин приподнял бровь, и мальчик уже решил было, что всё пропало. – Так вот оно что… Детка, это правило ты должен запомнить лучше собственного имени. Как только эти отношения начинают мешать твоей учебе, всё прекращается. Это тебе понятно?
- Да, сэр! Я готов… заниматься, прошу, давайте начнем? – спешно проговорил мальчик, мечтая, чтобы два часа прошли как можно скорее. Теперь он ощущал себя даже большим идиотом, чем прежде – надо было лишь подождать ещё немного, тогда он бы не показался учителю в дурном свете, тогда Дэрек всё так же смотрел бы на него с одобрением, а не насмешкой…
Это были самые долгие два часа за всю жизнь мальчика. Он с трудом мог сконцентрироваться, но проштрафившись в начале, теперь он не мог ошибаться. Вселенское терпение в голосе блондина немного успокаивало, и в то же миг наводило на мысли о том, как поведет себя мужчина в качестве его дома.
- Мистер Стоун, надеюсь, вы запомнили мои слова? Если не готовы к уроку – не приходите, мне не нужны никакие оправдания, - Рей дрогнул, понимая, что урок наконец-то окончен. С трудом сдержав облегченный вздох и всё так же оставаясь на коленях, мальчик завороженно следил за убиравшим бумаги учителем, стараясь придумать, как правильно повести себя сейчас.
- Да, простите меня, - Рей склонил голову, старательно напоминая себе, что нельзя торопиться. Дэрек же явно не намеревался облегчить участь своего ученика – собрав бумаги, он направился на кухню, кинув, что сделает чай и что-нибудь легкое перекусить. Мальчик ждал. Молча, стоя на коленях, с заведенными за спину руками – он просто ждал, словно получив возможность всецело ощутить свое новое положение. Отчего-то вовсе не хотелось бунтовать, не хотелось доказывать, что он сам по природе своей доминант – сейчас Рей уже был почти уверен, что ему проще разочаровать брата, чем отказаться от перспективы принадлежать этому мужчине.
- У тебя было достаточно времени подумать, однако я не требую немедленного ответа. Ты должен в полной мере понимать, что здесь происходит, - блондин устроился на диване, закинув ногу на ногу и откинувшись на его спинку. Мальчик сглотнул, но лишь легко кивнул, не рискуя говорить раньше, чем ему позволят. Это правило для сабов он хорошо помнил. – Говори, я хочу знать, что у тебя на уме.
- Мистер Стинроуз… - Рей сглотнул, стараясь правильно выразить свою мысль. Это было крайне сложно, поскольку и поза, и тон мужчины слишком сильно возбуждали, чтобы мальчик мог сохранять ясность рассудка. – Эта неделя была пыткой для меня. Я ждал… хоть какого-то намека, что субботние события не были лишь случайностью, я боялся, что мне всё лишь почудилось. Прошу вас, мне не нужно больше времени, я точно знаю, чего хочу. Я хочу вас, хочу подчиняться вам, отдать себя в ваши руки. Мне известно, что это означает – я знаю правила, и буду соблюдать все, которые важны вам.
- Я ещё не сказал, что мне нужен саб-школьник, - прервал мальчика Дэрек. – Ты – мой ученик, и хотя ты уже достиг возраста согласия, это мало что меняет, - сердце Рея упало, однако он всё же решился на последний, самый важный, в его понимании, аргумент.
- Но ведь вы уже надели на меня ошейник. Пусть я не заслужил его, но доминант, надевший на своего саба ошейник, заявляет на него права, разве не так? – блондин приподнял бровь, и когда мальчик уже был уверен, что всё кончено, Дэрек рассмеялся. У мужчины был красивый смех, низкий, ласкающий слух, и Рей даже не подумал обижаться, наслаждаясь весельем своего учителя.
- Ловко. Так значит, я уже заявил на тебя свои права и пути назад у меня нет? – немного успокоившись, мужчина поднялся с дивана, подойдя к своему ученику и скользнув кончиками пальцев по его волосам, плавно переходя к щеке. – Никогда больше не смей ловить меня подобным образом.
- Но вам ведь это понравилось, - довольно промурчал Рей, наслаждаясь своей маленькой победой.
- Маленький нахал, - усмехнулся Дэрек, наклоняясь к мальчику и накрывая его губы своими. Легкий поцелуй длился не долго – блондин отстранился, едва Рей попытался перехватить инициативу, и мальчик сперва подумал, что всё испортил вновь своей несдержанностью. – Ты создашь мне уйму проблем, если начнешь трепаться направо и налево об этом, - голос мужчины звучал строго, но в нем не было недовольства – это был тон доминанта, а не учителя.
- Я никогда не стану трепаться о наших отношениях, обещаю. Я не предам вас. К тому же, - заметив легкую насмешку, мальчик спешно продолжил. – К тому же я готов был терпеть вас в качестве моего учителя и ходить с детишками на занятия, лишь бы попасть в нужный мне класс и выучить нужный мне язык. Неужели я соглашусь так легко лишиться самого лучшего учителя?
- Убедительно звучит, - усмехнулся мужчина, проведя пальцами по губам юноши и направившись к дивану. – Разденься и покажись мне. С этого момента и до конца сессии ты будешь делать всё, что я тебе скажу. Я не люблю, когда болтают не по делу. И не люблю, если игнорируют мои вопросы. Это понятно?
Мальчик, спешно поднявшийся на ноги, тут же кивнул, с трудом заставляя себя успокоиться и не дергать несчастные пуговицы рубашки.
- Да, Мастер, я всё понял.
- Не называй меня так, ты этого не заслужил. Достаточно будет простого «сэр».
- Да, сэр, простите, - Рей, наконец, справился с рубашкой и отправил её на пол, следом за тем принимаясь возиться с ремнем и замком джинсов.
- Хороший мальчик, - усмехнулся Дэрек, безо всякого стеснения наблюдая за своим юным учеником. Юноша был, несомненно, хорош собой – тело его не было излишне накачанным, однако рельеф мышц был виден и на плоском животе, и на широких плечах, и на руках. Притом такая форма удачно сочеталась с изящной талией и узкими бедрами. – Твоё стоп-слово, малыш?
- Вы его никогда не услышите, сэр. Я доверяю вам и с радостью приму всё, что вы решите мне дать, - джинсы, наконец, отправились за футболкой, и мальчик покраснел от понимания – как бы он ни старался, отсутствие под джинсами белья явно не укрылось от внимательного взгляда Дэрека.
- Рей, - строгий властный голос напомнил юноше, что он должен отвечать на все вопросы без исключения.
- Простите. Пусть это будет «йушоку», сэр, - спешно проговорил мальчик, заведя руки за спину и замерев, открывая всего себя взгляду учителя.
- Ужин? – кажется, этот выбор немного удивил мужчину.
- Не хочу быть банальным, а это слово имеет некое значение… для нас с вами.
- Вот как?
- Да, с одной стороны, вы обещали мне ужин с японской кухней в тот день… когда впервые поцеловали меня. С другой – это одно из тех слов, что чуть всё не испортило. Вернее я чуть не испортил, когда не выучил его.
- Хорошо, пусть будет так, - кивнул Дэрек, жестом показав мальчику повернуться. Мужчине требовалось всё его самообладание, чтобы просто смотреть на своего ученика – впервые с тех пор, как он решил войти в Тему, он испытывал столь сильное желание просто прижать своего партнера к дивану и оттрахать до потери рассудка и голоса. Но именно сейчас торопиться не стоило. Серые стальные глаза жадно скользили по красиво очерченной заднице, крепким бедрам, длинным стройным ногам юноши – с такой внешностью он вполне мог бы рекламировать нижнее белье или же сниматься в каких-нибудь эротических каталогах. На теле юноши вовсе не было волос – его белая кожа была гладкой и наверняка нежной. И если бы не тонкий, едва заметный шрамик на лобке, можно было бы допустить, что у него просто не растут волосы на теле. – Ты просто прекрасен. Будь моя воля, я бы и вовсе запретил тебе носить одежду, - протянул, наконец, мужчина, улыбнувшись тому, как его одобрение заставило счастливую улыбку возникнуть на губах мальчика.
- Это в вашей власти, сэр. В вашем доме, разумеется, - мило улыбнулся Рей, ловя на себе довольный взгляд учителя. Ему часто говорили, что он красив, часто называли восхитительным, и его ягодицы всегда притягивали взгляды других мужчин и порой даже женщин, но отчего-то именно сейчас ему было крайне важно быть красивым в глазах Дэрека.
- Я говорил, что не люблю лишнюю болтовню? – улыбка мальчика чуть померкла, но зато возбуждение его стало лишь сильнее от этого властного требовательного тона.
- Простите, сэр.
- Что ж, очевидно, ты не перестанешь допускать ошибки, пока я не накажу тебя как следует. Иди сюда и ляг животом на мои колени. У тебя красивая задница, но, думаю, если ее разогреть, она будет еще лучше, - Рей сглотнул, ощутив дрожь в ногах, но всё же подошел к Дэреку, неловко наклонившись и позволяя мужчине удобнее устроить его на своих коленях, от чего задница его оказалась высоко поднята, а руки коснулись пола.
Дыхание мальчика перехватило, а его член, больше не сдерживаемый тканью брюк, прильнул к животу, сочась смазкой и настойчиво требуя к себе внимания.
- Напомни, почему я наказываю тебя? – большая ладонь учителя заскользила по выставленным ягодицам мальчика, поглаживая и сжимая их, то и дело проходя пальцами по ямочке между двумя половинками, от чего по всему телу Рея пробегала возбужденная дрожь.
- Потому, что не выучил уроки… и много болтал… и потому что вам безумно хочется видеть, как моя попа станет алой и горячей… - хрипло ответил мальчик, дернувшись от первого шлепка. Удар был резким, сильным, и главное совершенно неожиданным. – А еще потому, что мне следует следить за языком и быть менее самоуверенным?
- Именно так, Рей, - мальчик едва не забился в оргазме от легкой хрипотцы в голосе учителя, от его глубокого тихого голоса… Очередной удар был ничуть не слабее, а три шлепка, проследовавших один за другим, сперва немного остудили пыл юноши. Но в другой миг ягодицы его запылали огнем – кровь приливала к местам шлепков, кожа наверняка уже стала алой. – Но ты должен понимать – если я захочу, я могу выпороть тебя просто так. Мне не нужна причина, чтобы решить разогреть твою задницу. К тому же я был прав – сейчас она еще прекраснее.
Мальчик не смог ответить – очередная порция шлепков посыпалась на его зад, словно мужчина стремился коснуться хоть раз каждого миллиметра кожи. Было больно, Рей не мог сдержать криков и слез, что против его воли брызнули из глаз. Он не понимал, зачем решился на это, с чего ему захотелось попробовать себя в другой роли, и с какой стати ему могло бы понравиться подобное? На эти вопросы он не мог найти ответа, извиваясь на коленях Дэрека, выгибая спину и, против своей воли, выставляя ягодицы навстречу такой сильной и такой жесткой, как оказалось, ладони. Да, было его стоп-слово, которое прекратило бы все это, но мальчик не мог вспомнить его, не мог вообще выдавить ни одного осмысленного звука… А потом резкая боль прекратилась. Она ушла, оставляя вместо себя дикий жар, невероятное возбуждение и сводящее с ума понимание какой-то легкости, свободы, словно отдаваясь в руки этому человеку, он в тот же миг получал ту свободу, какую имеет взмывающая в небо птица, или же рыба, скользящая под водой. Шлепки остановились, ягодицы Рея горели, а сам мальчик глотал слезы и задыхался от удовольствия, ничего не видя из-за темной пелены перед глазами.
- Ты молодец, малыш, - голос Дэрека успокаивал боль и лишь усугублял возбуждение, и Рей снова застонал, в этой позе не имея возможности даже посмотреть на своего учителя.
- Прошу вас, сэр… - прошептал он, выгибая спину и наслаждаясь тем, как длинные сильные пальцы мужчины скользят по его горящему заду, как то и дело касаются бороздки между ягодиц, намеренно не приближаясь к узкому входу.
- О чем ты меня просишь? – мягкость и строгость переплелись в этом голосе, не оставляя ни малейшего намека на насмешку. – Если хочешь что-то получить, ты должен научиться просить правильно, - Рей бился на коленях своего учителя, громко застонав от того, что тот отодвинул ногу, лишая мальчика возможности тереться плотью о свое бедро.
- Пожалуйста… Сэр… Я не могу больше… - возбужденно стонал юноша, мысленно уже представляя, как учитель ворвется в его тело, рыча от удовольствия и рассказывая, какой он горячий и узкий, что он лучший из всех… Длинные пальцы Дэрека обхватили плоть Рея, заскользив по ней от основания к головке, влажной от смазки и алой от прилива крови.
- Кончи для меня, малыш, - эти слова будто сыграли роль переключателя – едва мужчина договорил, мальчик дернулся, дыхание замерло в его груди, а сам он забился в сильном, сводящем с ума оргазме. Пальцы блондина не отпускали его пульсирующего члена, пока последние капли спермы не покинули его, а сам Рей не замер на его коленях, ощущая, как расслабилось все тело, будто какая-то неведомая сила вынула из него все кости и мышцы. Юноша пребывал где-то на границе сознания, и лишь отстраненно понимал, что блондин поднял его на руки, переворачивая с живота на спину и прижимая дрожащее от удовольствия тело к своей груди.
- Спасибо… сэр.. – прошептал Рей, прикрывая глаза и безвольно лежа на руках своего хозяина. Почему-то сейчас это казалось ему особенно правильным – принадлежать этому сильному, уверенному в себе мужчине.
- Отдохни, я принесу тебе чай, - губы Дэрека коснулись плеча мальчика, оставляя на нём мягкий поцелуй, а затем мужчина пересадил своего ученика на диван, сам направившись на кухню. Когда он вернулся, Рей уже перестал постанывать, и теперь сидел, подтянув колени к груди и неуверенно поглядывая на него. – Как ты? – едва блондин вновь сел на диван и протянул мальчику чашку, тот скользнул ближе, словно котенок устраиваясь на коленях мужчины.
- Ягодицы болят… Но мне так хорошо сейчас, - прошептал Рей, взяв обеими руками чашку и припав к ней губами. Кожаный холодный диван немного успокаивал горящую после порки кожу, но всё же сесть нормально мальчик бы не рискнул.
- Ты понимаешь, что наказание не может быть лишь приятным? – Дэрек говорил мягко, словно объясняя ребенку очередной урок, его пальцы ласково перебирали волосы мальчика, то и дело поглаживая его лицо. Было так хорошо и спокойно, что Рей даже прикрыл глаза, прижавшись к учителю.
- Да, сэр.
- Но даже если тебе понравилось, это вовсе не значит, что ты должен намеренно совершать ошибки и нарываться на наказание дурным поведением. Я могу отшлепать тебя просто если захочу. И ты можешь просить меня об этом, когда тебе это нужно. Ты понимаешь это? Я не намерен баловать тебя за намеренные проступки.
- Да, я всё понял, сэр, - кивнул мальчик, наслаждаясь ласками блондина и ощущая, как постепенно его плоть вновь начинает напрягаться. – Я готов помочь вам получить удовольствие, сэр. Какие позы вам больше нравятся? Я могу встать на колени на пол, или могу сесть на вас…
- Сейчас ты отдохнешь, допьешь чай, оденешься, и я отвезу тебя домой, - голос Дэрека звучал непреклонно, явно давая понять, что спор будет неуместен. И Рей не стал спорить – просто его глаза наполнились слезами, а сам он ткнулся личиком в бедро учителя, обняв того за талию и замерев в этой позе. – В чём дело, Рей? У тебя что-то болит?
- Нет. Простите… Я… я совсем не нравлюсь вам? – прошептал мальчик, шмыгнув носом.
- Зачем бы я согласился взять саба, который меня не привлекает?
- Тогда… Я не смог возбудить вас? – Рей сглотнул, подняв взгляд на учителя. Блондин усмехнулся, поймав руку мальчика и притянув ее к своему паху. Юноша сглотнул, проведя пальцами по заметному бугорку под брюками Дэрека. Как и ожидал Рей, размеры мужчины были впечатляющими, и мальчик не смог сдержать тихого стона, а глаза его теперь сверкали искренним непониманием.
- В чем дело, малыш?
- Но разве… Я не должен помочь вам, сэр?
- Должен? Забудь это слово, если говоришь о сексе, - усмехнулся блондин, дрогнув, когда влажные губы ученика коснулись головки скрытой под брюками плоти, оставляя на ней легкий поцелуй. – Тщ, послушай меня, Рей. Я хочу, чтобы ты был готов к этому…
- Но я готов, сэр! – мальчик вскрикнул от резкого шлепка по ягодицам – на этот раз он показался куда более болезненным, чем все предыдущие.
- Не перебивай меня, - строго проговорил Дэрек, поглаживая место шлепка одной ладонью, пока пальцы второй легко коснулись подбородка Рея, вынуждая того поднять лицо. – Я не хочу торопиться – у нас с тобой масса времени, разве не так? – эти слова успокаивали – во всяком случае, блондин не считал всё это лишь какой-то короткой интрижкой. – К тому же, я не намерен поощрять тебя за невыученный урок. Иначе это войдет у тебя в привычку.
- Я понял, сэр.
- Одевайся, - Дэрек откинулся на спинку дивана, с легкой улыбкой наблюдая за тем, как мальчик пытается натянуть на себя джинсы и рубашку. Вид алой после порки задницы возбуждал, и мужчина сам до конца не мог понять, откуда у него столько силы воли, чтобы заставить себя терпеть.
- Сэр, могу я вас спросить?..
- Сессия окончена, малыш. Можешь обращаться ко мне так, как хочешь, - ровно проговорил мужчина, поднимаясь с дивана, когда Рей наконец был уже полностью одет.
- Хорошо… Дэрек? – взгляд юноши был растерянным, а голос звучал на удивление неуверенно. – Я просто хотел уточнить. Ты ведь… ну… раз я теперь твой саб, значит, я не буду спать больше ни с кем, верно?
- Это проблема? – блондин приподнял бровь, сложив руки на груди и прислонившись к дверному косяку.
- Нет-нет, я не о том. Я к тому… мы оба должны соблюдать моногамию?
- Скажи, что тебя волнует больше – то, буду ли я спать с другими, или прощу ли я измену тебе?
- Я… ну не знаю, и то, и другое важно, наверное.
- Давай так – подумай над моими словами. Реши, что для тебя важнее – знать, что я не буду спать с кем-то другим, или же иметь возможность порой ходить налево? Завтра я задам тебе тот же вопрос, и хочу получить на него искренний ответ, независимо от того, понравится ли он мне.
- Хорошо, - мальчик кивнул, и потом хранил молчание вплоть до того момента, когда машина учителя выехала на знакомую дорогу – Рей слишком погрузился в свои мысли, и когда очнулся, не сразу смог понять, где находится. – У тебя нет мятных конфет?
- Посмотри в бардачке, - Дэреку его мысли вести машину не мешали, однако голос юноши явно вывел его из раздумий. Рей многое отдал бы за то, чтобы знать, что творится в голове его дома, но ни за что не стал бы его спрашивать напрямую. Впрочем, едва бардачок открылся, мысли его тут же переметнулись от учителя к фотографии, что выпала на его колени. – Боже, я скоро начну ревновать! Что в этом мальчишке такого, что ты носишь с собой его фото, а Элиот не может челюсть подобрать с пола?
- Твой брат его знает? – удивленно приподняв бровь, блондин протянул руку, чтобы забрать фото, но Рей не собирался на этот раз так легко отступать.
- Мы видели этого красавца с каким-то мужиком в баре Ксандра. Он не выглядел особенно счастливым. Впрочем, и на фото он счастьем не светится… Зачем тебе его мордашка с собой? Хочешь, я подарю тебе свою фотку, чтобы было, о ком думать, когда долго сидишь в машине…
- Ты мало получил сегодня? – строго спросил мужчина, припарковавшись к обочине и посмотрев на своего ученика. Тот невольно заерзал – сидеть на ноющей заднице было больно и неудобно, он то и дело пытался поменять положение, поэтому мысль о продолжении порки повергла Рея в легкий ужас.
- Прости-прости… ну я даже не могу представить, зачем тебе фото этого мальчика, вот и сказал первое, что пришло в голову, - синие глаза юноши замерли на карточке в его руках. – Он очень красив. Кажется, такой должен порхать и радоваться жизни, менять партнеров как перчатки, но уж точно не ходить по самому шикарному бару города с видом обреченного! Его партнер плохо о нем заботится, как мне показалось… - Рей поднял взгляд на учителя. – Знаю, нельзя обсуждать других домов, тем более мне нельзя. Но это ведь не правильно! Я видел, как он плакал, когда ему дали по заднице – разве имеет право дом доводить своего саба до слез на людях, не за проступок, а просто так?
- Почему ты думаешь, что он не наказывал так его за что-то, сделанное раньше?
- Видно было. Мальчик стремился угодить своему партнеру, так искренне на него смотрел, а потом раз – и дикая тоска в глазах. Брр, жуткое зрелище! – Рей тряхнул головой, легко прикусив губу. – Расскажи мне, эти мысли не отпускают меня.
- Его зовут Джас, - нехотя заговорил Дэрек, стараясь понять, насколько можно доверять словам ученика. Разумеется, мальчишка проницателен, к тому же парень понравился его брату, а значит был повод приглядеться получше. Очевидно, всё именно так, как говорила Ким. – У Элиота сейчас есть постоянный партнер? – лучше было сразу узнать, есть ли толк от этой информации.
- Сейчас нет, - недовольно надув губки, Рей отвернулся, сложив руки на груди, предварительно отправив фото обратно в бардачок. – Генри, его первая любовь, ушел несколько лет назад, с тех пор у брата только временные сабы – чтобы не умереть со скуки или от недотраха, очевидно. Он ни к кому не привязывался с тех пор. А что?
- Я хочу помочь этому мальчику, но не могу сделать достаточно для него, - нехотя признался Дэрек, положив локти на руль и прижавшись к ним щекой. – Это брат моей подруги. Его усыновили после смерти их родителей, и его опекун сделал из мальчика послушного раба. Как видишь, мало поводов для улыбок и «порхания», как ты выразился.
- Он – раб? – глаза Рея полезли на лоб от одной мысли о подобном. – Но это же противозаконно! Его не могут держать против воли.
- Никто его против воли и не держит. Он не может уйти – не решается сделать такой серьезный шаг. Мальчик наверняка думает, что не выживет самостоятельно, - мужчина протянул руку, легко сжав плечо своего ученика. - Моральное рабство куда страшнее рабства настоящего. Боюсь, он никогда не уйдет от своего хозяина, если только его не вынудит кто-то другой.
- Ты хочешь, чтобы я поговорил об этом с Элиотом? – тихо спросил Рей, всерьез задумавшись. Ему было жалко этого Джаса, и к тому же ему хотелось сделать что-то, чтобы учитель смотрел на него если не с восхищением, то хотя бы с удовольствием и гордостью.
- Думаю, это неуместно. Я даже не знаю, зачем рассказал тебе всё это.
- Элиоту понравился этот малыш. Он не мог отвести от него глаз, и потом несколько раз вспоминал о нем, спрашивал, знаю ли я его, не учился ли он в моей школе, и знаешь ли его ты – я обмолвился про фото на твоем столе… - Рей коснулся щекой пальцев учителя, легко улыбнувшись тому. – Почему бы нам не убить всех зайцев сразу? – улыбка мальчика стала хитрой, а его пальчики скользнули по бедру мужчины. – Я поговорю сегодня с Элом, уверен, он будет счастлив хотя бы попытаться помочь этому малышу. К тому же я скоро от него съеду – кому он тогда будет сопли подтирать?
- И куда это ты собрался съезжать? – усмехнулся Дэрек, оставив на виске юноши легкий поцелуй.
- Ну я же закончу школу в этом году – надо думать о самостоятельной жизни, - пожал плечами мальчик, недовольно вздохнув, когда машина снова завелась. – Завтра мне прийти как обычно?
- Нет, завтра я заеду за тобой сам. У нас намечена японская кухня, ты забыл? Будь готов где-то в час, хорошо? – машина плавно затормозила у дома, и Рей кивнул, неловко смотря на учителя. – Что-то не так? – блондин приподнял бровь, заметив заминку юноши, но потом все же усмехнулся, подавшись к нему и оставив на приокрытых алых губах горячий чувственный поцелуй. Мальчик счастливо застонал, отвечая своему дому и выгибаясь тому навстречу, но Дэрек все же заставил его отстраниться, жестом показывая выметаться из машины.
- Мистер Стинроуз, а я могу сказать брату, что мы встречаемся? – уже почти покинув салон, мило улыбнулся мальчик, скользнув взглядом по лицу учителя.
- А разве мы встречаемся? - усмехнулся мужчина в ответ, дождавшись, пока мальчик закроет дверь и срываясь с места.

@темы: Ориджинал, NC-17, BDSM

URL
Комментарии
2012-05-04 в 23:53 

Сандра Байрон
***

- Ты выпорол Стоуна? – Юджин едва не кричал – его сдерживало лишь обилие народа вокруг. Ужас в глазах друга заставил Дэрека рассмеяться – он ожидал подобной реакции, но всё же всякий раз было так занятно наблюдать за тем, как слишком правильный мужчина пытается переварить его новую выходку.
- Порка – громко сказано. Так, дал несколько раз ладонью по заднице, - пожал плечами блондин, потягивая пиво из кружки. Ксандр лишь закатил глаза, всем своим видом показывая, что не понимает подобных нежностей.
- Ты его трахнул? – казалось, еще немного, и брюнета хватит удар.
- Нет, он еще не достаточно сходит по мне с ума, чтобы позволить ему получить десерт.
- Да? А мне показалось, что он уже только о тебе и думает, - кореец жестом приказал принести им еще выпивки, вольготно откидываясь на спинку кожаного дивана. Новая мебель прибыла в бар только вчера, и теперь завсегдатаи с удивлением и некой странной радостью наблюдали черные кожаные диваны, кованые стулья у барной стойки, а главное – огромную надпись, гласившую, что скоро в баре откроется второй зал. Дела у Ксандра явно шли в гору. – Подумать только – притащил ко мне своего брата, чтобы я подтвердил, что он был здесь! Я уже прощался со своей лицензией, когда с ним разговаривал.
- Его брат – твой большой фанат, как я слышал, - осторожно заметил Дэрек, стараясь понять, как же ему свести все концы в одно место. Элиот позвонил ему через пару часов после того, как мужчина отвез Рея домой, и судя по голосу, был настроен крайне решительно. Пока всё шло удачно – встреча с друзьями и без того была запланирована, Стоун-старший без проблем согласился приехать в бар… Теперь оставалось заставить все лампочки загореться одновременно.
- Я и не говорю, что это знакомство мне не по нраву – Элиот являет собой довольно занятную личность. Тем более, как я понял, тебе он зачем-то нужен.
- Боже, Дэрек, что ты задумал на этот раз? – Юджин знал о происходящем меньше прочих, и потому беседа двух друзей постепенно заставляла волосы на его спине шевелиться. – Послушай, ты хороший учитель, директор тебя уважает, через пару лет она даст тебе прекрасные рекомендации, и ты вернешься в свой университет. Не порти себе жизнь какой-то интрижкой!
- Это не интрижка, мой мальчик. Кстати, ты проиграл, - мило улыбнулся Дэрек, подавшись ближе к брюнету. – Я поставил его на колени, и он умолял меня взять его. Ты проиграл, милый, а значит должен сделать то, что обещал, - Юджин побледнел, взгляд его коснулся лица Ксандра, но кореец делал вид, будто его и вовсе там не было. Это было хорошей привычкой – мужчина никогда не был излишне любопытен, если видел, что его тот или иной вопрос не касается. Он просто уходил в свои мысли, и возвращался, когда скользкая тема была уже решена. – Или ты хочешь доказательств? Может быть, мне прийти к тебе на урок и приказать Рею встать передо мной на колени при всем классе? Я могу это сделать, и он выполнит приказ, не сомневаясь…
- Не нужно! Я тебе верю, чертов ублюдок, - Юджин глубоко вздохнул, с ужасом представляя, как расскажет жене всё то, о чем намеревался молчать до конца жизни. – Марта меня возненавидит.
- Зато тебе станет легче при любом раскладе, - пожал плечами блондин, бросив задумчивый взгляд в толпу. – А вот и наш мистер Стоун, собственной персоной. Ксандр, могу я попросить тебя рассказать ему то, что ты писал мне вчера?
- Про Брэйберга? Да, конечно, - равнодушно пожав плечами, кореец жестом показал администратора проводить гостя к ним – Элиот стоял недалеко от входа, оглядываясь вокруг.
- Неплохо ты мальчишек своих выдрессировал, - заметил Дэрек, наблюдая за тем, как администратор поклонился Стоуну-старшему и повел его к их столику.
- Скоро здесь будет ещё лучше, - самодовольно заверил друзей Ксандр, поднимаясь с дивана. – Элиот, добро пожаловать. Надеюсь, вы не в обиде, что мы вытащили вас сюда?
- Что вы, я рад снова побывать в этом месте, - мужчина говорил вежливо, легко улыбался и вообще являл собой образчик бизнесмена на переговорах с незнакомым партнером. То, что нужно. – Ксандр, мистер Стинроуз…
- Мистер Клейн, - представил друга Дэрек, позволив коварным огонькам на миг возникнуть в своих глазах.
- Учитель истории, если мне не изменяет память? – Юджин смутился, но кивнул, следом за тем кинув на блондина испепеляющий взгляд. – Рей очень тепло отзывался о вас и ваших уроках. Вам должны дать медаль за то, что вы его терпите, - добавил Элиот, пожав руки друзьям и опустившись на диван возле Ксандра.
- Прошу простить, мне нужно идти. Жена ждет дома, - обреченно проговорил брюнет, вежливо кивнув брату своего далеко не самого примерного ученика. – Рад знакомству, мистер Стоун. В последнее время ваш брат радует примерным посещением всех моих занятий – если так продолжится и дальше, пятерка ему обеспечена, - привычно протянул Юджин, неуклюже вылезая из-за стола и сразу же направляясь прочь.
- Прости, он нервничает – семейные проблемы, - извинился за друга кореец, подтолкнув к Элиоту меню.
- Он женат? Надо же, в жизни бы не подумал… Хотя, мало ли женатых геев в нашей стране? – протянул мужчина, изучая меню. Дэрек невольно рассмеялся, подметив, что эту фразу надо будет передать Юджину в точности, желательно, даже с той же интонацией.
Элиот заказал выпить, и они какое-то время еще болтали о нейтральных вещах – погоде, тенденциях в бизнесе, Японии, в которой мистеру Стоуну всегда хотелось побывать, но пока еще не довелось, о детях, которых у всех троих не было, но все трое прекрасно понимали, что это такое. Наконец, когда официант уже в третий раз принес новые напитки, разговор коснулся причин появления Элиота в этом месте. Всё сошлось как никогда удачно – информация, которой владел Ксандр, интерес Стоуна-старшего к Джасу и организаторские таланты Дэрека вместе давали поистине гремучую смесь. К тому же, компания Элиота закупала те самые детали, которые производила компания мистера Брэйберга – это заметно облегчило игру. И пусть пока всё это напоминало спектакль школьного театрального кружка, план, постепенно обраставший новыми деталями и нежно доводимый до совершенства тремя уже далеко не маленькими и не глупыми мужчинами, с каждым мигом становился всё более и более реальным. Оставалось лишь воплотить его в жизнь.

URL
2012-05-04 в 23:54 

Сандра Байрон
***

- Мистер Стоун, прошу, проходите.
- Зовите меня просто Элиот, - благосклонно-надменный тон вовсе не оскорбил хозяина дома – напротив, тот вежливо улыбнулся, предлагая гостю повесить пальто на вешалку и пройти в просторный зал. Устроить встречу оказалось неприлично просто – одного звонка и делового ужина было достаточно, чтобы двери дома мистера Брэйберга распахнулись, приветливо приглашая мужчину в особняк.
- Я рад, что вы нашли время зайти, Элиот. Прошу, располагайтесь. Чай, кофе, или может быть, виски? – хозяин дома производил впечатление крайне респектабельного мужчины. Хорошо дорого одет, гладко выбрит, он имел все шансы называться симпатичным мужчиной, и лишь холодный жесткий взгляд хищника мог показаться отталкивающим. Его манеры были так же идеальны, как и строгий черный костюм, жесты его были плавными, но всё же что-то говорило Элиоту о легкой несдержанности и несколько излишней эмоциональности его собеседника.
- Чай, если можно, - гость опустился в предложенное ему кресло, лишь теперь заметив мальчика, который, кажется, все это время стоял за вторым креслом.
- Джас, принеси два чая и сигары для господина Стоуна, - мальчишка покраснел, легко поклонившись и почти бегом покинув комнату.
- Это ваш сын? – словно невзначай поинтересовался Элиот, ощутив неладное – почему его появление вызвало столько ужаса в глазах Джаса?
- Нет, мой воспитанник. Увы, своих детей у меня нет. А у вас?
- Тоже, но у меня растет брат – возможно, они ровесники. Красивый юноша – должно быть, у него отбоя нет от девушек? – доверительный тон беседы, кажется, позволил Элиоту заслужить расположение хозяина дома.
- О, слава богу, такой проблемы у меня нет, - мистер Брэйберг рассмеялся, откинувшись в кресле и принимаясь набивать трубку. Джас появился вскоре, осторожно неся на подносе две чашки чая и сигару. Его походка, несмотря на поднос, была довольно грациозной, а сам он был очень мил – легкий испуг делал его еще более привлекательным, большие черные глаза на небольшом остром личике казались поистине бездонными, длинные волосы его были аккуратно забраны назад, и Элиот не смог удержаться от мысли, как красиво могут они накрывать это личико и стройное тело… Большинство юношей подобной внешности выглядели довольно развратно, но Джас был именно мил и, казалось, совершенно невинен.
- Вам очень повезло с воспитанником, мистер Брэйберг. Уверен, из него вырастет достойный наследник вашего дела, - вежливо проговорил Элиот, взяв сигару с подноса. Мальчик щелкнул зажигалкой, опустив взгляд, и лицо его ярко покраснело.
- Прошу, называйте меня просто Гэрри – раз вы мой гость, то к чему излишние формальности? – мягко уйдя от тему, хозяин дома начал разговор о делах. Джас же замер за спинкой его кресла, очевидно мечтая слиться с ним и стать невидимым. В голове Стоуна звучал голос Дэрека, рассказывающий, как Брэйберг порой подкладывает своего воспитанника под своих деловых партнеров. Это было поистине ужасно – видеть этого непорочного ангела и понимать, что по одному щелчку пальцев своего хозяина, он отдается любому, на кого укажут. И если прежде эта мысль несколько охлаждала пыл Элиота, то теперь, видя искренний страх в карих глазах этого ребенка, он начал понимать – уж кто-то, а Джас от подобных игр точно не получал удовольствия.
Разговор о делах длился долго – довольно серьезный контракт мог стать спасительной веточкой для Гэрри, который явно уже ощутил на себе все прелести нестабильности экономики, и понимая это, Стоун старался каждым своим словом и предложением подчеркнуть – от его решения будет зависеть судьба едва ли не всей компании мистера Брэйберга.
- Боже, уже так поздно! – взгляд на часы на самом деле шокировал Элиота. Время близилось к полуночи, хотя приехал он еще до восьми вечера. – Думаю, мне пора попрощаться с вами.
- О, мы и правда засиделись. Элиот, прошу, оставайтесь у нас? Комнаты для гостей всегда готовы, к чему вам садиться за руль так поздно? Выспитесь, вас разбудят во сколько скажете, - от вежливости этого человека становилось тошно, но Стоун был достаточно умен, чтобы понять его игру. И игра эта была ему на руку.
- Если я не доставлю вам неудобств, - мягко проговорил он, заметив, как встрепенулся мальчик – он задремал, оперевшись о спинку кресла, но теперь проснулся и непонимающе хлопал глазками, демонстрируя гостю длинные пышные ресницы. – Разбудите меня в восемь, если это не составит проблем.
- Разумеется, Элиот. Если будет что-то нужно, только скажите. Джас! Проводи нашего гостя в комнаты для гостей, и удостоверься, что ему там будет удобно, - последние слова были сказаны с явным нажимом, и мальчик вздрогнул, поклонившись и опустив взгляд – очевидно, так он скрывал от своего хозяина свои истинные чувства.
- Господин, прошу, - тихо проговорил он, предлагая Элиоту следовать за ним. Комнаты для гостей располагались на втором этаже, и были довольно просторными. Большая кровать, тумбочка возле нее, телевизор – словно у мистера Брэйберга был свой личный отель, а не просто дом. Элиот с интересом огляделся вокруг, отмечая еще и большой платяной шкаф у стены, и ванную комнату, примыкавшую к спальне. – Вам нравится комната, господин? – тихо спросил мальчик, прикрыв дверь и подойдя чуть ближе к мужчине.
- Да, здесь довольно хорошо. Спасибо за заботу, - мягко проговорил гость, расслабляя надоевший за вечер галстук. Возможно, Джас понял указания своего опекуна куда лучше, чем думал Элиот, возможно – именно это нехитрое действие послужило для него неким сигналом – как бы то ни было, шелковая лента еще не успела выскользнуть из-под воротника рубашки, как юноша опустился на колени, замерев у ног мужчины уставившись на носки его туфель.
- Господин, если я могу как-то скрасить ваш вечер, прошу – я весь в вашей власти. Можете делать со мной всё, что только пожелаете, приказывать – я выполню любое желание. Я всё умею, правда, - его голос чуть дрожал, но в остальном Джас говорил довольно уверенно и ровно. – Прошу вас, не прогоняйте… Я буду вашей послушной игрушкой, если вы хотите. Скажите, что вы любите? – мальчик поднял наконец взгляд на Элиота, заводя руки за спину и чуть расставляя ножки, чтобы не потерять равновесие.
- Ты сделаешь всё, что я прикажу?
- Да, господин. Прошу вас… Можете пороть меня – ремнем, плетью или стеком, если вам нравится, здесь есть свечи, распорки... Я хорошо растянут, если не любите тратить на это время, можете просто взять меня, если не настроены играть, или я могу ласкать вас языком, сколько пожелаете… В этой комнате есть много игрушек, используйте всё, что понравится… Зажимы… ну они специальные – у меня проколоты соски, пожалуйста, не рвите их… Мой господин будет очень недоволен мной и потом меня накажет… Ему нравится видеть сережки в моих сосках… И прошу, если будете бить, не бейте по лицу. Господин накажет меня за синяки, если решит, что это потому, что вам не понравилось… Но если вы это любите, то бейте, меня еще больше накажут, если я не доставлю вам удовольствия, - спешно добавил мальчик, явно лишь огромным усилием воли заставляя себя смотреть на мужчину перед собой. Элиот был опытным домом, он часто имел дело с самыми разными сабами, но даже его смутила эта сцена. Мальчик подрагивал от волнения, и явно вовсе не был возбужден от всего этого. Омерзение к хозяину дома становилось просто невыносимым, но эта часть игры была не менее важна, чем первая.
- Твой господин приказал тебе это? – строго спросил Стоун, ненавидя себя за то, что приходится пугать ребенка еще больше.
- Вы очень важны для хозяина, и я должен доставлять удовольствие вам столько, сколько вы пожелаете. Умоляю, только не прогоняйте меня – господин будет очень недоволен.
- Значит, тебя серьезно накажут, если я скажу, что устал и просто хочу спать? Твой господин жесток.
- Я многим обязан моему господину, - прошептал мальчик, в другой миг широко распахнув глаза и упав на руки, касаясь губами носков туфлей гостя. – Умоляю вас, господин, прошу… не задавайте сейчас вопросов. Пожалуйста… я и так уже заслужил серьезную порку, - он шептал едва слышно, и это навело Элиота на некую совсем не приятную мысль. – Умоляю вас… просто… делайте со мной всё, что пожелаете.
- Тихо, тихо, мальчик, - мягко и в тот же миг властно проговорил мужчина, сложив руки на груди. – Скажи мне свое стоп-слово.
- Стоп-слово, господин? – на этот раз страх сменился удивлением.
- Да, слово, которое покажет черту, за которую нельзя переступать. Оно остановит меня и не позволит причинить тебе вред.
- У меня нет этой черты, господин. Вы вольны даже убить меня, если пожелаете... Я бы очень не хотел этого, да и у вас после этого будут проблемы, но если вам это нравится... – мальчик смутился, явно ужаснувшись подобной перспективе. Насколько же ему дурно здесь, что подобные мысли посещают его голову – подумалось Элиоту, но вслух он этого говорить не стал.
- Ты будешь делать всё, что только я тебе прикажу, без вопросов, сомнений и пререканий?
- Да, господин, да, клянусь! – кажется, на этот раз мальчик был даже рад, а вот Элиот уже едва не разрывался от злости.
- И как долго я могу играться с таким послушным милым мальчишкой?
- Пока вам не надоест, господин. Я ваш на всю ночь, или даже дольше, если пожелаете, - прошептал Джас, поднимая на мужчину перед собой полный надежды взгляд.
- Встань, - приказ звучал несколько грубо, но мальчик сразу подчинился, поднимаясь на ноги и замирая. – Раз ты готов исполнять все мои прихоти, то идем. Я так хочу, - добавил Элиот намеренно громко, направившись прочь из комнаты и жестом приказав Джасу не отставать. – Тебя что-то волнует? – спросил мужчина, остановившись уже за порогом комнаты. Мальчик на миг смутился, очевидно стараясь понять, что здесь происходит.
- Нет, господин, я исполню любое ваше желание, - наконец проговорил он, так же направившись к выходу из комнаты.

URL
2012-05-04 в 23:54 

Сандра Байрон
- Тогда захвати куртку – на улице холодно, - Джас побледнел, но кивнул, послушно скользнув в одну из комнат и вернувшись уже с курткой и шарфом, принимаясь наматывать последний на шею. – Хороший мальчик. Идем.
Джас дрожал как осиновый лист, пока Элиот искал в кармане ключи и открывал машину, но даже когда дверь захлопнулась, позволяя им спастись от кружившего по улице ветра, это не успокоило мальчика.
- Что тебя беспокоит? Скажи, не бойся, - мужчина говорил мягко, но властные нотки не покидали его голоса. Кажется, именно это сочетание заставляло юношу успокаиваться.
- Вы предпочитаете игры на публике, господин? – тихо и осторожно спросил наконец мальчик, вжавшись в сидение. – Нет-нет, я не против, пожалуйста, всё, что пожелаете! Правда, это не проблема, я буду стараться для вас!
- Игры на публике? Хм, а ты не слишком юн для того, чтобы знать о них?
- Мне двадцать лет, господин, - нехотя признался юноша, опасливо поглядывая на мужчину рядом с собой. – Знаю, я выгляжу намного младше. Надеюсь, я вас не разочаровал…
- Нисколько – я опасался, что тебе окажется лет пятнадцать, и я смогу потом с чистой совестью назвать себя педофилом, - усмехнулся мужчина, выезжая на дорогу, но не разгоняясь, хоть улица и была пуста. Его терзали смутные догадки – конечно, мальчик не доверяет ему сейчас, и поэтому так себя ведет. Но в комнате точно была если не камера, то как минимум жучок. И Джас наверняка намеренно дал ему это понять. Но сейчас его поведение и речь не менялись – возможно, где-то на его одежде тоже был микрофон.
- Господин, я обещал не задавать вам вопросов…
- Спрашивай, я не скажу твоему хозяину, - Джас отвел взгляд, словно пытаясь собраться с мыслями.
- Куда мы едем?
- Это имеет значение? – мужчина старался казаться строгим, но сейчас это было еще сложнее, когда влажные от подступающих слез глаза прямо смотрели на него, а мальчик был так близко, что Элиот мог видеть его дрожащие губы.
- Нет, простите… Господин, умоляю вас! Я правда сделаю всё, что угодно, исполню любой ваш приказ, всё, что только пожелаете… Я очень гибкий, умею доставлять удовольствие мужчинам всякими способами, я горячий внутри, у меня очень шустрый язык… Умоляю вас, я знаю эту дорогу, она ведет в «Квадро»… Если вы хотели именно туда, умоляю, измените свое решение. Я знаю, что потом меня за это накажут. И вы меня накажете, пожалуйста, я буду вас умолять об этом, если вам нравится...
- Тихо, ты всегда настолько красноречив? – усмехнувшись, Элиот одной рукой накрыл колено мальчика, от чего тот замер, будто парализованный. – Я не собирался ехать в «Квадро», - теперь мужчина точно знал, что их разговоры могут прослушать – сложно было понять, думал ли мальчик о том, как подать ему знак, или же просто был слишком напуган, да и это не имело значения. Его накажут – откуда еще Брэйбергу знать о таких проступках своего мальчика? – Там работают твои друзья?
- Нет, господин. Простите, я ужасно веду себя.
- Ты просто напуган. Расслабься, - мягко проговорил Элиот, отпустив колено мальчика и вновь возвращая руки на руль. Джас с какой-то тоской смотрел в окошко, словно пытаясь запомнить ночной город – сотни огней переливались, сменяя друг друга – витрины магазинов, фонари, окна домов и рекламные вывески… Город сверкал, как новогодняя елка, и кажется это шоу фонариков немного развеселило мальчика. В какой-то миг его пальцы мягко скользнули по стеклу, и Элиот притормозил, стараясь понять, что вызвало такую реакцию его спутника. Они как раз проезжали мимо кинотеатра, и когда поравнялись с вывеской, мужчина уловит тихий вздох. – Любишь кино? – как можно беззаботнее спросил он, вновь набирая скорость.
- Я не часто его смотрю, - тихо проговорил мальчик, отвернувшись от окна и посмотрев на мужчину.
- А я тебе нравлюсь?
- Да, господин, - легкая улыбка коснулась губ Джаса, сделав его похожим на ангелочка. – Вашему брату очень повезло с вами, - его голос звучал сейчас не так нервно, а в глазах всего на миг возникло какое-то мечтательное выражение. Впрочем, в другой момент он уже снова опустил глазки, опасаясь сказать что-то не так.
- Вот как? Думаю, он бы с тобой поспорил. Твой опекун довольно жесток, - словно невзначай протянул Элиот, смотря прямо на дорогу.
- Он просто воспитывает меня. Но я слишком глуп и неловок, чтобы он мог мной гордиться, - смущение в голосе на этот раз прозвучало не слишком естественно.
- Уверен, это не так.
- Вы слишком добры, господин…
- Хочешь чего-нибудь? – кажется, этот вопрос вогнал мальчика в ступор. Черные глаза распахнулись шире, а его пальчики вновь сжали подлокотник.
- Я хочу… всего, что захочет мой господин, - прошептал он, тщетно пытаясь вернуть игру на привычное ему поле.
- Так не пойдет, - Элиот позволил себе недовольные нотки – надо было вырвать Джаса из этого состояния вечного раба. Машина замерла у яркой вывески «Макдональдса», и мальчик ошарашенно уставился на мужчину.
- Вы хотите… здесь?.. – Элиот глубоко вздохнул, посмотрев на своего спутника со вселенским терпением.
- А где еще можно купить газировку и мороженое в два часа утра? – усмехнулся мужчина, наслаждаясь всё возрастающим удивлением Джаса. – Что еще будешь?
- У меня нет с собой денег, господин.
- Ты обещал исполнять все мои желания, - строго напомнил Элиот, подъезжая к окошку кассы. – И это мое желание – я хочу, чтобы ты выбрал, что будешь есть, если ты голоден.
- Я… я бы съел картошки… И самый большой гамбургер! – мужчина тихо рассмеялся, сделав заказ сонной девушке.
- Вкусно? – большой бумажный пакет с едой стоял на коленях Джаса, а он с довольной рожицей поедал картошку, заедая её гамбургером, при этом умудряясь пить колу из зажатого между ног стакана – благо, трубочка была достаточно длинной.
- Ага! – сейчас юноша еще больше походил на ребенка. – Сто лет не ел ничего подобного!
- Твой хозяин не жалует фастфуд?
- Ну, господин обычно ужинает в ресторанах или дома, а обедает в кафе возле своего офиса…
- А одного тебя не отпускают? – мальчик отрицательно мотнул головой, продолжая свой поздний ужин. - Ешь спокойно, мы никуда не торопимся.
- Я вам не нравлюсь, да? – Элиот удивленно посмотрел на своего спутника, отметив, что он уже расправился со всей едой и принялся за мороженое. – Ну, мы катаемся, вы кормите меня в Макдональдсе – я сказал, что меня накажут, если я вам не понравлюсь, и вы решили так защитить меня? А утром, наверное, скажете господину, что взяли меня в машине, потому что вам так больше нравится? – мужчина жестом показал Джасу продолжать – отвечать сейчас на эти вопросы ему не хотелось. – Вы очень добрый и очень хороший человек, господин. Вы, наверное, лучший из всех, кого я встречал. Но меня это не спасет. Хозяин всегда всё знает – что я делаю, с кем говорю… И сейчас он знает, что я не смог доставить вам удовольствие, а просто сидел рядом. Я не боюсь наказания, господин – это больно, но я привык. Просто... немного жалко.
- Жалко? – наконец заговорил Элиот, приподняв бровь. – Тебе бы больше хотелось сейчас лежать в постели комнаты для гостей и кричать под ударами плети, как ты мне предлагал?
- Нет… то есть, если бы вы захотели, то конечно, господин… - было видно, что мальчик впервые решил высказать то, что думает и чувствует – считая, что терять уже нечего, он стал куда смелее, чем был прежде. – Просто хотелось бы хоть немножко вам нравиться. Тогда я бы мог… ну хоть иногда думать о вас и фантазировать, будто вы со мной и вам со мной хорошо.
- А тебе хорошо со мной? – Элиот потянулся к ремню безопасности, отстегнув его и наклонившись к мальчику. Тот смущенно покраснел, но на этот раз взгляда не отвел.
- Очень, - это слово было сказано совсем тихим, едва уловимым шепотом. – Как никогда хорошо. Вы жестоки, господин.

URL
2012-05-04 в 23:55 

Сандра Байрон
- Вот как? Более жесток, чем твой хозяин?
- Просто жестоки. Утром вы вернете меня домой и уедете, а я буду вспоминать эту ночь, каждую её минуту, - прошептал Джас, уже не сдерживая слезы, что бежали по его нежным красивым щекам. – Но зато, теперь мне есть, что вспоминать, - он попытался улыбнуться, но губы Элиота уже мягко, осторожно коснулись его губ, увлекая мальчика в легкий и в тот же миг такой горячий поцелуй, заставляя тонкое тело дрогнуть и выгнуться навстречу рукам, что начали ласкать его.
- Чего ты боишься, малыш? – тихо спросил мужчина, лишь через пару минут заставив себя разорвать поцелуй. – Что тебя накажут за то, что ты мне сказал и за то, что не соблазнил меня?
- Что не смогу вас забыть, - честно признался Джас – странно в двадцать лет быть таким наивным и милым, но это нравилось Элиоту в его новом знакомом ничуть не меньше его внешности. – И я боюсь за вас.
- За меня?
- Да. Но пока мы просто болтаем, у вас будет всё хорошо…
- Объясни, - мальчик мотнул головой, а глаза его вновь наполнились слезами. – Вот как? Будем играть в шпиона и молчать?
- Я просто… просто хочу, чтобы у вас всё было хорошо. Отвезите меня домой?
- Домой? – Элиот усмехнулся, собирая пальцами слезы с нежных белых щек и заводя машину. – Я хочу с тобой поговорить. Ты любишь читать?
- Очень. У хозяина дома большая библиотека.
- И какая твоя любимая книга?
- Даже не знаю… - мальчик задумался, наконец успокоившись.
- Ну расскажи тогда, какую читал последней?
- «Собор Парижской Богоматери», вы его читали? – Элиот усмехнулся милой наивности этого вопроса.
- Не припомню. О чём там? – с готовностью пятиклассника, идеально выучившего урок, Джас начал рассказывать о несчастной цыганке, которую любили урод-звонарь и священник, а сама девушка была влюблена в блестящего молодого офицера, об ужасах средневековья и инквизиции, старательно вспоминая все подробности, независимо от того, нужны ли они были. Речь мальчика была ровной и красивой, немного книжной, но это даже придавало мальчику некий шарм. Закончив рассказ, он вспомнил о «Графе Монте-Кристо», потом о «Робинзоне Крузо» - казалось, будто никто не разговаривал с ним несколько лет – Джаса будто прорвало, он наслаждался тем, что мог говорить и не опасаться ошибиться, он шутил и смеялся звонким чистым смехом, особенно радуясь, когда его собеседник вставлял замечания или же хвалил его за внимательность. Мальчик замолчал лишь когда машина остановилась – он удивленно посмотрел в окно, пытаясь понять, где находится. – Ты боишься меня?
- Нет, господин.
- Ты доверяешь мне?
- Д-да, - заикаясь, проговорил Джас, вновь вжимаясь в сиденье.
- Хорошо, тогда сейчас мы пойдем домой, - голос Элиота звучал мягко, его пальцы успокаивающе гладили мальчика по волосам, пока тот наконец не смог расслабиться.
- Домой? Мы приехали не туда, господин, - немного растерянно протянул мальчик, вглядываясь в темноту. Очертания дома вовсе не походили на огромный особняк Брэйберга.
- Туда, мальчик мой, туда, - усмехнувшись, мужчина вылез из машины, обойдя её и открыв дверь для Джаса. – Я хочу показать тебе мой дом, - добавил Элиот, вытаскивая мальчика из машины – он был невероятно легким, мужчина даже задумался, на самом ли деле он съел всю ту еду, что они купили.
- Ваш дом? Вы… живете здесь? – Джас снова покраснел, и Стоуну пришлось поставить его на ноги, хоть и не хотелось отпускать от себя этого хрупкого ребенка.
- Да, я здесь живу. Мой брат ночует у друга, так что не бойся шуметь, - мужчина открыл дверь, впуская мальчика в дом и лишь тогда включая свет. Впрочем, в другой миг он уже пожалел о своих словах – кажется, слова про шум были вновь восприняты через призму обычного обращения мужчин с Джасом.
- Господин, прошу вас, если я не нравлюсь вам, не надо… - мальчик прикусил губу, встретившись взглядом с глазами мужчины. – Простите. Я буду делать всё, что вам нравится, обещаю, - Элиот усмехнулся, жестом показав гостю идти за ним. Миновав небольшой холл, он провел мальчика в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь и указав на кровать.
– Раздевайся, - властный уверенный приказ немного отрезвил Джаса, и тот, пусть и задрожал еще сильнее, но начал послушно стягивать с себя одежду. Сперва он пытался делать это красиво, но Элиот отрицательно мотнул головой. – Не тяни, просто разденься и ляг на кровать, - голос его звучал строго, и мальчик дрожащими ручками принялся обнажать свое тело. Куртка, рубашка, джинсы – белья на Джасе не было, и потому едва носочки накрыли небольшую кучку вещей, мальчик замер на кровати. – Ты боишься меня, малыш? Не бойся, это не больно, - мягко проговорил мужчина, нависнув над юношей и мягко коснувшись губами его губ.
- Господин, пожалуйста… не надо, господи, - этот шепот удивил Элиота даже больше, чем замотавшаяся из стороны в сторону голова мальчика.
- Тише, - это слово мужчина скорее выдохнул, чем сказал. Жестом приказав ребенку лежать смирно, он слез с постели, поднимая с пола кучку вещей и принимаясь аккуратно складывать каждый элемент одежды, от чего на стуле образовалась идеальная горка тканевых квадратиков. Джас молча плакал, лежа на слишком большой для его маленького тельца кровати и стараясь не шевелиться. Наконец закончив с одеждой, Элиот вернулся к своему гостю, вновь нависнув над ним и легко коснувшись его губ своими. – Твой господин всегда знает, что ты делаешь, верно? Он очень строгий, следит за тобой, наказывает за каждый проступок… - шептал мужчина, опускаясь поцелуями по тонкой шее юноши, пока ладони его ласкали округлые бедра и длинные красивые ноги юноши. Гладко выбритая кожа была приятной на ощупь, и Элиот мысленно поздравил себя – казалось, в этом мальчишке не было ни одного изъяна. – Как думаешь, сейчас он за нами следит?
- Пожалуйста, не надо… я не хочу, чтобы у вас были проблемы... – шептал Джас, тщетно пытаясь сопротивляться овладевшему им возбуждению. – Он… да, он всегда знает…
- И он жестоко накажет тебя за то, что ты намекнул мне на жучок в комнате для гостей? Или там была камера? Что он с тобой сделает, Джас? Выпорет в каком-нибудь клубе, отдаст прислуге развлекаться, заставит сосать всем своим гостям на Рождество? – от этих слов мальчик бледнел все сильнее, но сейчас именно это и было нужно Элиоту. – Он будет в ярости, когда узнает, что это ты мне сказал про прослушку? Зачем это? Твой хозяин не доверяет тебе?.. О, или же он потом шантажирует своих гостей тем, что покажет всем запись, как его воспитанник стонет под ними? Как подло и низко – использовать такого милого ангела для таких грязных целей!
- Господин! – мальчик всё же разрыдался. – Зачем… зачем вы это делаете? Мне… мне было так хорошо с вами! Хорошо, как ни с кем другим! Я влюбился в вас всего за пару часов, проведенных вместе, за что вы так жестоки? Мне придется вернуться в этот ад, без вас, мне придется спать с другими мужчинами, и всякий раз ощущать себя какой-то дешевкой, потому что я буду любить вас и спать с другими! Меня и так накажут за всё, за каждую улыбку, за каждую минуту, когда я был счастлив с вами – зачем вы губите меня? Мой хозяин… о, я даже не знаю, как он накажет меня за это! И мне всё равно – вы наказываете меня куда страшнее, господин! Вы исчезнете завтра, а я останусь со всем этим… - он плакал навзрыд, сам не до конца понимая, что говорит и почему. – Да, хозяин отдает меня всем важным клиентам, чтобы они наслаждались моим телом, и говорит, что я ему нужен, что его дела не пойдут без меня – наверное, вы правы про шантаж…Но раз вы знаете, что он слышит нас, то зачем… Он выгонит меня из дома – как я буду жить тогда?

URL
2012-05-04 в 23:55 

Сандра Байрон
- Ты счастлив с ним, Джас?
- Боже, почему вы так жестоки?! Счастлив ли я? Я был счастлив три часа десять минут, пока был с вами – это самые счастливые часы со дня смерти моих родителей! – мальчик был в истерике – слезы текли по его щекам, тело дрожало, выгибаясь под поцелуями мужчины – Элиот ни на миг не останавливался, покрывая поцелуями шею и плечи юноши, постепенно опускаясь всё ниже. – Но я вынесу наказание, легко вынесу, я буду думать о вас, и мне не будет больно или стыдно. Но зачем вы делаете это, я ведь даже не нравлюсь вам, а вы сейчас вредите себе… - губы мужчины сжали розовый сосок мальчика, принимаясь посасывать его, пока язык игрался с сережкой, и плач в тот же миг сменился громким возбужденным стоном юноши… И лишь теперь Элиот вспомнил слова, сказанные мальчиком в самом начале. Хитро усмехнувшись и подняв взгляд на совершенно потерянного Джаса, мужчина коснулся губами второго соска, вновь лизнув сережку…
- А вот и он, - голос Стоуна звучал теперь жестко и холодно, от чего мальчик, прошедший через все ипостаси нервного перевозбуждения, едва не впал в кому. – Мистер Брэйберг, как подло. Так не делают дела. Я разрываю наш контракт, - пальцы мужчины легко скользнули по сережке, найдя, как она крепилась, и теперь принимаясь осторожно вынимать шарик из нежного соска. - И ещё. В качестве моральной компенсации, Джас останется со мной. Вы же слышали – со мной он был счастлив, а с вами нет. И да, если решите компрометировать меня – сперва подумайте, настолько ли вы сами чисты. Как говорит один мой друг, сайонара, мистер Брэйберг, - от сильного удара о стену, сережка раскололась на две половинки, от чего все проводки вывалились наружу. – Прости, маленький. Я не хотел тебя пугать, - язык мужчины принялся осторожно ласкать место прокола, успокаивая ноющую кожу.
- Что… что это значит, господин? Откуда вы узнали? – прошептал Джас, с трудом заставляя себя дышать и соображать.
- Называй меня Элиот, малыш, - мужчина перевернулся на спину, прижав тонкое мальчишеское тело к своей груди и накрывая их обоих одеялом. – Ты сказал, что за сорванную сережку твой хозяин тебя накажет – я не сразу это вспомнил. Не бойся, Джас, всё хорошо. Ты не останешься один – теперь я буду заботиться о тебе. Ты хочешь остаться со мной?
- Хочу, - совсем по-детски всхлипнул юноша, прижавшись к крепкой груди своего спасителя. – Я думал, что не нравлюсь вам вообще-вообще!
- Разве такое возможно, глупый? Ты слишком мил, чтобы с тобой обращались так жестоко. Я хочу, чтобы ты жил со мной. Ты согласишься? – мальчик всхлипнул, кивнув и крепко обняв Элиота за шею, будто опасаясь, что откроет глаза и это всё окажется лишь сном. – Вот и умница. Ничего и никого не бойся, Джас.
- А вы… сходите со мной в кино? – тихо спросил мальчик, удобнее устраиваясь на мужчине и прикрывая глаза. – Когда я был маленьким, мы часто ходили в кино… - Элиот усмехнулся, расправляя волосы юноши и мягко перебирая их.
- Конечно, мы сходим в кино. И будем есть попкорн, и фастфуд, и ты больше никогда, слышишь меня, Джас? Никогда не будешь заниматься тем, что делал прежде. Только со мной, только если ты сам этого хочешь. Ты мне веришь, малыш? – мальчик промычал что-то, очень похожее на согласие, постепенно засыпая в объятиях мужчины, наверное, впервые за долгое время искренне улыбаясь во сне.

URL
   

Сказки

главная