15:08 

Японский для начинающих - Глава 5

Сандра Байрон
Автор: Сандра Байрон
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: принадлежат автору
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), BDSM
Размер: Макси
Статус: В процессе
Описание: Рей - слишком самоуверенный и наглый мальчишка, который способен любого заставить танцевать под свою дудку. Он считает себя прирожденным домом и даже мысли не допускает о том, что это может измениться. Дэрек - харизматичный мужчина, всегда точно знающий, что ему нужно и как это получить, доминант от рождения и по стилю жизни. Казалось бы - ничего общего между ними... Или же уроки японского могут это изменить?
Публикация на других ресурсах: Сообщив автору.

Предыдущие главы:
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Рей задумчиво грыз ручку, тупо смотря на листок перед собой. Мысли его сейчас были как никогда далеки от истории – он и прежде не слишком любил этот предмет, но теперь всё стало еще хуже. Тщетно пытаясь сосредоточиться, юноша начал шепотом читать задание, но и так не мог понять ни слова.
Воскресенье невероятно походило на свидание – они с Дэреком провели весь день вместе, сперва посетив японский ресторан, затем погуляв в парке и даже сходив в кино на какой-то удачно подвернувшийся фильм о древней Японии. Они болтали, смеялись, было очень хорошо и весело… Но потом учитель отвез мальчика домой, нежно поцеловав на прощание – поцелуй продлился не менее десяти минут, и Рей уже готов был отдаться мистеру Стинроузу прямо в его машине, но в итоге тот выставил его на улицу и уехал, попросив в понедельник явиться сразу после занятий. Ситуацию усугубляло еще и то, что мальчик вновь решил поторопить события. Весь день он говорил себе, что не будет делать ничего, пока Дэрек сам не пожелает как-то подстегнуть их слишком, на взгляд Рея, вялотекущие отношения. И в понедельник утром, собираясь в школу, мальчик был уверен – он продержится, справится, будет примерным послушным сабом для своего дома… Но едва Элиот задал ему вопрос о планах на вечер, Рей с той же самой уверенностью заявил, что будет ночевать у друга. Тому была причина – по тону брата мальчик безошибочно определил, что у старшего намечается веселый вечер, и он просто не мог остаться дома, дабы не смущать брата и его любовника.
Проблема была в том, что никакого друга, у которого можно было провести ночь, у Рея не было. Отношения с одноклассниками у него всегда строились по принципу «великий господин – лохи и неудачники», к тому же все они жили с родителями, а те, в свою очередь, вовсе не горели желанием принимать у себя дома известного всем Рейнарда Стоуна, даже не скрывавшего прежде своего интереса к задницам их сыновей. Единственное место, где юноша мог провести ночь – дом мистера Стинроуза, и хотя в своих мечтах мальчик уже не раз кричал в постели Дэрека, всю ночь напролет даря учителю такое удовольствие, какого тот еще ни от кого не получал, жестокая реальность была не слишком радужной. Возможно, у мужчины и были на него планы этим днем. Было видно, что просьба прийти на пару часов раньше обычного имела под собой вовсе не острую необходимость раньше закончить занятие – взгляд блондина, когда он назначил время, на миг напомнил Рею о той порке, что он получил днем ранее. Но одно дело – планы учителя, и совсем иное – попытка напроситься на ночь. Конечно, всегда можно было придумать историю, которая растрогает даже проницательного, и, по сути, довольно жестокого Дэрека Стинроуза. К примеру, разозлившийся брат выгнал его из дома, а ему некуда пойти. Прекрасный вариант, если только обман не будет раскрыт одним лишь звонком. Лгать учителю Рей не хотел – было ясно, что тот всё равно сразу выяснит правду…
- Мистер Стоун, доделайте работу и можете мечтать сколько душе угодно, - голос Юджина проник через плотную завесу мыслей не сразу, и мальчик резко дернулся, когда рука мужчины коснулась его плеча. – Ни одного ответа. Вас так сильно нагружают японским языком, что у вас не остается времени на другие предметы? – в иное время мальчик бы сразу нашелся, что съязвить в ответ на эту фразу. Мистер Клейн никогда не умел быть жестким, и все прекрасно знали, что его глупо бояться. Особенно Рею, несколько раз доводившему мужчину до состояния, близкого к истерике. Но на этот раз мальчик лишь виновато опустил взгляд, глубоко вздохнув.
- Простите, не могу сосредоточиться. Я учил, но в голове каша.
- Возможно, мне стоит предупредить мистера Стинроуза, чтобы давал вам меньшую нагрузку, - протянул историк, небрежным жестом откидывая от лица вьющиеся черные волосы. Рей впервые заметил, что учитель их довольно хорош собой – если бы не старомодный костюм и вопиющая робость, он бы наверняка был куда привлекательнее, и стал бы вторым красавцем после Дэрека. Правильные черты лица, добрые, обычно смеющиеся глаза, приятная улыбка – мальчику стало не по себе от мысли, сколько он издевался над этим мужчиной и как сильно усложнял его жизнь. Впрочем, надо сказать, волновало его не только прошлое, но и неожиданно новое понимание настоящего – близкий друг учителя японского легко мог рассказать ему и о выходках своего нерадивого ученика, и подложить ему свинью. Это явно не помогло бы их с Дэреком отношениям.
- Нет-нет, пожалуйста, не нужно! Просто позвольте переписать потом? У меня проблемы дома, - самый простой выход из ситуации – это выход через дверь. Все знали, что Рей живет с братом, все знали, что у них тяжелые отношения с отцом, и потому учителя всегда сочувственно улыбались и кивали, едва Стоун-младший начинал речь о семейных проблемах.
- Останьтесь после урока – я дам вам дополнительное задание. Выполните и можете спокойно решать свои домашние проблемы.
На душе Рея было неспокойно, когда урок закончился, и дверь за последним учеником захлопнулась, оставляя его наедине с Юджином. Учитель складывал работы, и, казалось, забыл о существовании мальчика, но то была лишь иллюзия.
- Послушай, если твой преподаватель переходит некую черту – ты не должен скрывать это лишь ради получения знаний. Я вижу, что ты чем-то взволнован, и если дело в мистере Стинроузе…
- Дэрек рассказывал вам про меня? А что он говорил? – сразу же вспыхнул интересом Рей, забыв про всякую осторожность. – Вы его лучший друг – он ведь делится с вами своими мыслями, желаниями, победами?
- Мистер Стоун, не переступайте границы допустимого. Я – ваш учитель, а не подружка-соседка. И мистер Стинроуз…
- Простите, я не хотел вас обижать, - кротко проговорил мальчик, зная точно, какой эффект вызовет его «искреннее» раскаяние – так и вышло, Юджин впал в ступор. За все годы, пока Рей был его учеником, он впервые слышал слова извинений от этого своенравного юноши. Не верилось, что Дэрек так легко смог перевоспитать юного нахала и заставить его быть вежливым и ответственным, тем более, что сам блондин никогда таковым не был. Но факты были на лицо.
- Выполните эти задания до завтрашнего дня, - наконец нашелся мужчина – желание читать нотации о вреде общения с Дэреком, у него уже отпало, и теперь Юджин хотел лишь скорее отделаться от Рея. – И подготовьтесь к устному ответу. Сможете, надеюсь?
- Да, я буду очень стараться, - покорно проговорил мальчик, взяв из рук учителя бумаги и мило улыбнувшись тому. Несмотря на свою скромность и желание казаться старше, мистер Клейн был довольно мил, и смущение было ему к лицу. Рей всерьез задумался о том, почему же ни Ксандр, ни Дэрек не смогли соблазнить историка. Как он мог жениться и даже обзавестись дочерью, когда рядом с ним такие мужчины, а сам он так очаровательно смущается?
- И прошу вас, не думайте, будто мистер Стинроуз – это тот человек, с которым вы проживете свою жизнь. Поверьте мне, Стоун – эти отношения не могут быть долговечны. Они противоестественны. Однажды и Дэрек, и вы сами, обзаведетесь семьями – в нашем мире, иначе быть не может, - Рей удивленно посмотрел на учителя, не слишком хорошо понимая, о чем тот говорит.
- Мне казалось, правительство узаконило гомосексуальные браки, к тому же никто не запрещает сегодня просто жить вместе…
- Я не о том. У всех должны быть дети, нормальные семьи. Ваши родители наверняка хотят внуков. Это увлечение пройдет, поверьте. Скорее всего, у Дэрека оно пройдет раньше, чем у вас, Стоун – он старше на десять лет, и уже должен бы остепениться.
- Спасибо за совет, мистер Клейн, - мило улыбнувшись, мальчик чуть склонил голову. – Я пойду, иначе на урок опоздаю.
Рей практически вылетел из кабинета истории, кусая губы и тщетно пытаясь успокоиться. Его задели не столько слова о Дэреке – конечно, юноша понимал, что имея дело со взрослым мужчиной, может однажды столкнуться с чем-то ему не понятным. Его выбило из колеи напоминание о родителях, несомненно жаждущих внуков. Это было больной темой, которую братья никогда не поднимали. Они виделись с семьей лишь по праздникам, и то не всегда, но каждая встреча заканчивалась недовольством отца и причитаниями матери. Прежде они ограничивались Элиотом – мужчина в свои тридцать не был женат, не имел подругу, которую мог бы представить родителям, не планировал детей и, конечно же, пагубно влиял на своего младшего брата. Отец не раз говорил, что у него наверняка есть несколько внебрачных детей – мистер Стоун-старший никогда и не думал скрывать от жены своих измен, а миссис Стоун и не думала делать вид, что её что-то не устраивает – она смирилась, приняла такой образ жизни мужа, и даже в какой-то мере была счастлива. Впрочем, упоминания об изменах вели лишь к одному – как у Элиота, с его внешностью и в его возрасте может не быть хотя бы одного ребенка на стороне.
«Я просто умею пользоваться презервативом» - огрызался тогда мужчина, и семейная встреча обращалась ссорой.
Когда Рей немного подрос, родители решили, что даже если старший их сын оказался не удачным, то второй уж точно оправдает все надежды. И это стало проблемой – младшему они ценности гетеросексуального мира внушали особенно тщательно, и хотя отец сам говорил, что до окончания школы девочки не должны быть важнее учебы, с каждым годом их напор усиливался.
Эти мысли как всегда вогнали мальчика в уныние. Он не собирался прогибаться под родителей, и думать не хотел о детях или женщинах, как и не намеревался слушаться отца в вопросах выбора профессии. Не собирался это делать и Элиот, но как объяснить это человеку, который всегда и всех заставлял делать лишь то, что хочет он сам? Рей был в плохом настроении все остальные уроки, и даже пару раз чуть было не ввязался в драку – прежде он часто избавлялся от дурных эмоций именно таким образом. Но теперь у мальчика были причины не доводить дело до рукоприкладства – маловероятно, что подобное поведение понравилось бы Дэреку. Он несколько раз видел учителя в коридоре, но не решался подойти – казалось, будто достаточно заговорить с ним, и вся школа поймет, в каких они отношениях. Впрочем, последнее столкновение и хитрая улыбка мистера Стинроуза позволили мальчику не на долго отвлечься от дурных мыслей – весь последний урок юноша терзался совершенно иным вопросом. Его волновало, сможет ли он однажды признаться, что стал сабом этого мужчины, о котором мечтали почти все девочки их класса, и половина парней, хоть последние и не признались. Сможет ли он опуститься на колени при Элиоте, если Дэрек потребует этого? Сможет ли быть послушным сабом, придя со своим домом в бар Ксандра или иное место?
Так и не найдя ответа, Рей явился к дому мистера Стинроуза в полнейшем смятении. Множество проблем навалилось на него, ломая и сгибая под собой, и мальчик выглядел несчастнейшим существом, когда Дэрек открыл дверь и вышел на крыльцо.
- Мир рухнул или кто-то умер? – мужчина приподнял бровь, пригласив ученика в дом. Когда Рей поравнялся с ним, сильная рука Дэрека обняла его за плечи, и вот уже юноша оказался прижат к груди своего учителя, удивленно смотря на того снизу вверх. – Если тебя что-то беспокоит, расскажи мне. Думаю, вместе у нас больше шансов всё решить, - ровно проговорил Дэрек, уводя мальчика в дом и запирая за ним дверь.
- Поцелуй меня? – прошептал юноша, судорожно сглотнув, когда мужчина наклонился к нему. Рей не ожидал, что учитель вот так легко выполнит его просьбу, но в другой миг тонкие губы Дэрека уже увлекли его в нежный, чуткий поцелуй, лаская его, сводя с ума. Мальчик с готовностью принял в рот язык блондина, принимаясь посасывать его и безо всякого стеснения выгнувшись в руках мужчины.
Спина Рея ткнулась в стену, но юноша не обратил на это никакого внимания. Поцелуи становились всё более страстными, руки Дэрека всё настойчивее скользили по тонкому юному телу, будто желая изучить каждую его линию, каждую особенность фигуры. С интересом подлинного скульптора, блондин исследовал бедра, талию, грудь и плечи своего ученика, следом за тем переходя на округлые ягодицы, призывно обтянутые тонкими брюками. Тихий стон сорвался с губ мальчика, и пальцы учителя, будто повинуясь невысказанному желанию, скользнули на напрягшийся бугорок под животом, принимаясь поглаживать пульсирующую плоть юноши через ткань.
- Сэр, прошу вас… - Рей не знал, как вести себя с мужчиной в такие моменты. Тот явно дал понять, что хочет саба, а не любовника, однако этот момент мало чем напоминал ему те сцены, которые он видел.
- Детка, ты так красив, - совершенно искренне проговорил Дэрек, проведя пальцами второй руки по щеке ученика, всё же отпустив его губы и теперь жадно вдыхая воздух. Рей весь дрожал, выгибаясь навстречу терзавшей его плоть мучительно медленными движениями руке мужчины, задыхаясь и не до конца понимая, что блондин на самом деле говорит о нем. – Такой страстный… Горячий… Нетерпеливый… Это заразно. Как бы я хотел сейчас разорвать твою одежду и трахать тебя до потери сознания, пока ты не охрипнешь от стонов и криков, пока твой вход не растянется ровно под размеры моего члена… - будто демон-искуситель, шептал Дэрек на ухо мальчика эти развратные, пошлые слова, с каждым из них заставляя юношу еще сильнее возбудиться, сойти с ума, лишиться контроля над своим телом.
- Прошу вас… да, возьмите меня, сэр… пожалуйста…
- У нас занятие, - всё так же тихо, хрипло, томно, будто сама эта мысль могла возбудить мужчину.
- Закончим позднее… или задайте мне целую кучу заданий… Умоляю, сэр… Я сойду с ума, если вы отвергнете меня сейчас…
- У меня есть идея получше, чем гора заданий, - горячие губы принялись терзать шею мальчика, прихватывая кожу и чуть посасывая её, заставляя сдавленные стоны Рея стать еще громче. – Сможешь остаться у меня на ночь? – тонкие пальцы Дэрека ловко расстегнули брюки мальчика, проникнув под них и заскользив по напряженной юной плоти.
- Аааах… Боже… конечно, смогу…
- Тебе надо спросить у брата? – пальцы второй руки расстегнули рубашку, и губы мужчины перешли с шеи на розовый напряженный сосок Рея, принимаясь играться с ним, покусывая и посасывая жесткую от возбуждения горошинку.
- Нет… я намеревался провести ночь у друга… - простонал юноша, едва сохраняя последние крупицы рассудка. Брюки его упали до колен, распахнутая рубашка висела на плечах, ничуть не скрывая его тела, и почему-то этот вид смутил мальчика куда больше, чем смущала его нагота прежде.
- Вот как? И кто же этот друг? – зубы жестче прикусили сосок, будто сообщая, что Дэрек не намерен делить своего любовника с кем-либо другим.
- Я не знаю… У Эла намечалось что-то на вечер… и ночь, наверное. Я ляпнул, не подумав...
- И много нашел вариантов?
- Только один… Вы ведь предложили, сэр…
- Хорошо. Расслабься, детка, я хочу, чтобы ты хорошо подготовился к уроку, - прошептал мужчина, и после этих слов весь мир Рея погрузился в сладостную темноту. Дэрек опустился на колени, коснувшись губами истекающей смазкой алой головки, принимаясь легко посасывать её, наблюдая за реакцией мальчика с неприкрытой насмешкой в глазах. Юноша же, казалось, лишился опоры под ногами и лишь чудом оставался стоять, прижавшись к стене спиной. Искренний шок, восторг, наслаждение, возбуждение – всё это отражалось на его личике, в его темных глазах, громкие стоны один за другим срывались с его губ, заполняя собой дом.
- Аааах, Дэрек…
- Да, малыш, правильно – просто Дэрек. Расслабься. Ты такой вкусный, - шептал блондин, играясь языком с налитой кровью плотью юноши, то принимая её полностью в рот, то останавливаясь на головке, игриво покусывая нежную кожицу или же утыкаясь носом в гладко выбритый лобок. Рей никак не ожидал подобного от своего учителя – он и подумать не мог, что мужчина однажды удостоит его подобной чести. – Я буду здесь первым, правда? – на миг выпустив плоть мальчика изо рта, Дэрек прижался пальцами одной руки к сжавшемуся колечку мышц между ягодицами своего ученика. Одной мысли о том, что мужчина всё же возьмет его, войдет в его изнывающее от возбуждения тело, смешанной с горячим ртом, вновь принявшим полностью плоть мальчика и губами, что начали быстро настойчиво скользить по пульсирующему стволу, было достаточно, чтобы Рей вскрикнул, несдержанно излившись в рот мужчины. Ему не раз делали минет, мальчик любил это действие, но такого он еще никогда не испытывал. Тело билось, будто подключенное к трансформатору, колени подогнулись, мир вокруг отчаянно закружился, заставляя юношу потеряться в пространстве.
Рей ощутил, как сильные руки подхватили его, не позволяя упасть, как учитель прижал его к своей груди, что-то шепча ему на ухо. Кажется, Дэрек был доволен, хоть и вновь кончил только мальчик, а сам мужчина даже не прикоснулся к себе.
- Вам… нравится, сэр? – хрипло прошептал Рей, вновь ощутив пол под ногами, но блондин не спешил его отпускать, прижимая ученика к своей груди.
- Очень. Ты такой вкусный, детка, - горячий поцелуй вновь заставил голову юноши закружиться. Он ощущал сладкий вкус губ Дэрека и горьковатый вкус своей спермы, послушно отвечая на эти ласки и выгибаясь в объятиях учителя.
- Спасибо… сэр… Простите… Как я могу помочь вам? Я могу поработать ртом, или руками, если вы не хотите минет… - мальчик всё еще не до конца пришел в себя, чтобы понимать, что говорил. Пальцы мужчины прижались к его губам, показывая замолчать, и юноша в тот же миг подчинился, смущенно смотря на высокого красивого блондина.
- Тише, детка. Я подожду. Днем у меня есть кое-какие дела, но зато вечером ты сможешь расплатиться со мной за все эти разы, - мягко проговорил Дэрек, легкими поцелуями покрывая губы мальчика, не задерживаясь на одном месте дольше, чем на мгновение. Зато его пальцы вновь прижались к узкому девственному входу, принимаясь разминать его, и это действие вновь заставило плоть юноши взметнуться навстречу учителю. – Какой ненасытный. Я еще намучаюсь с тобой, если ты такой всегда, - беззлобно рассмеялся блондин, мягким толчком проникнув пальцами в тело ученика. Мальчик забился, вскрикнув от боли, но жжение исчезло в тот же миг, сменившись еще большим удовольствием. Длинные тонкие пальцы легко нашли самое чувствительное место, принимаясь поглаживать и массировать его, пока губы мужчина ласкали губы Рея, ловя его вскрики и стоны. Это продолжалось недолго – пальцы покинули узкий вход, сменившись чем-то небольшим и холодным. Мальчик задрожал, испуганно посмотрев на Дэрека, но тот лишь ободрительно улыбнулся, вновь поцеловав своего ученика. – Хочу, чтобы у тебя был стимул стараться больше. Ты не кончишь, пока я не буду удовлетворен твоей работой на занятии, - прошептал мужчина, протолкнув небольшой овальный вибратор в тело мальчика и прикрепив выключатель от него к бедру ученика.
- Сэр, это жестоко! – простонал Рей, не ощущая в себе вибраций, но уже предвкушая, как очередное занятие обернется для него в истинную пытку. Но, если пульт у него на ноге и вибратор не работает сейчас… Тогда для чего он?
- Одевайся, малыш, - просто проговорил Дэрек, не удержавшись и звонко шлепнув обнаженные ягодицы ученика.
Смысл игрушки юноша понял почти сразу, как начал отвечать домашнее задание. Он говорил ровно и уверенно, пока неожиданно не ощутил легкую вибрацию в себе. Она нарастала, но учитель приказал Рею продолжать отвечать, заметив, что выпорет его, если тот будет сбиваться. И хотя предыдущая порка осталась в памяти юноши довольно приятным моментом, нарываться сейчас он не хотел совершенно.
Это изматывало – к концу занятия Рей уже готов был ползать на коленях и умолять учителя хоть немного облегчить его страдания. Плоть, налитая кровью и слишком напряженная, терлась о его брюки, которые сейчас казались слишком узкими и слишком жесткими, голова постепенно начинала кружиться – очевидно, в мозгу крови не осталось вовсе.
- Что ж, ты делаешь заметные успехи. Думаю, ты уже можешь начать посещать занятия с группой постарше… Вторник и пятница, в десять утра, - Дэрек привычно собирал бумаги, не обращая на муки ученика никакого внимания.
- У меня в это время занятия по литературе, сэр. Но я могу их пропускать!
- Не смей. Значит, будешь ходить всё с той же группой – повторение азов тоже полезно. Тем более мы все равно не станем сокращать наши занятия, - Рей разочарованно вздохнул. Но ведь учитель все равно узнал бы о том, что он прогуливает уроки, и ничем хорошим это бы явно не закончилось.
- Как скажете, - кротко кивнул мальчик, вздрогнув, когда Дэрек подошел ближе и положил ему руку на плечо.
- Думаю, тебе надо решить проблемку в своих штанах, - наконец соизволив обратить внимание на бугорок под животом юноши, учитель явно не спешил прикладывать какие-то усилия, чтобы помочь с «решением проблемы».
- Да, сэр… я готов… - Рей подался к мужчине, поднимая на того возбужденный взгляд, надеясь, что это сломает ледяное спокойствие Дэрека. Но не вышло – мужчина наклонился к коленопреклоненному мальчишке, накрыв его губы легким, издевательски-медленным поцелуем, и почти сразу отстранился.
- Сперва ты должен сделать все уроки. У тебя контрольная по истории, я слышал, - сердце Рея уже билось где-то в пятках – неужели Юджин нажаловался на него? – Подготовься – мистер Клейн сказал, что работа будет сложной. Я проверю, и потом у нас будет впереди весь вечер. К тому же, ко мне должны прийти, а я бы не хотел торопиться, - добавил Дэрек, коснувшись губами уха юноши. – Но я разрешаю тебе помочь себе. Показать, где уборная?
- Сэр, вы жестоки… - хрипло проговорил Рей, понимая, что кончит сейчас уже просто от того, как ткань джинсов трется о его напряженный член.
- Верно, - кивнул мужчина, отстранившись и направившись на кухню, всем своим видом показывая, что не намерен менять своего решения.
Мальчик ощущал себя несчастнейшим существом на всём белом свете. Он отказался от возможности облегчить свое состояние, попросив лишь полчаса передышки от вибратора, и Дэрек, наверняка довольный подобным решением своего юного саба, выполнил его просьбу, к тому же оставив ученика одного в комнате. История в голову не лезла совершенно – множество дат и событий перемешались в его голове, которая с куда большим удовольствием сейчас бы просто отключилась во властных, сильных, таких уверенных руках блондина…
Недовольно зашипев сам на себя, юноша в тысячный раз прогнал из головы мысли об учителе, стараясь сосредоточиться. Если он всё выучит – Дэрек не сможет отказать ему и даст, наконец, то, о чем Рей мечтал столько времени. Думать о том, что будет, если блестяще ответить на все вопросы не удастся, мальчику совершенно не хотелось. Впрочем, как и об истории. Предмет этот всегда вызывал у юноши противоречивые чувства – обилие событий, порождающее немалый интерес, и еще большее количество дат, которые Рей никогда не запоминал и не воспринимал, никак не могли уложиться в голове юноши. Но если прежде достаточно было знать, о чем идет речь в параграфе, то теперь, когда мистер Клейн оказался близким другом мистера Стинроуза, юноша не мог позволить себе не выучить урок.
Мысли его, вновь блуждающие где-то в стороне от Второй Мировой войны, прервали звонком в дверь. Дэрек говорил, что кого-то ждет, и теперь Реем овладело дикое любопытство, смешанное с ревностью и волнением. Впрочем, раздавшиеся в коридоре голоса быстро остудили последние два чувства юноши.
- Какого черта, я на тебя не работаю, чтобы бросать все и лететь, когда тебе надо добраться куда-нибудь! – недовольно ворчала Ким, вешая кожаную куртку на вешалку возле двери. Со своего наблюдательного поста Рей мог видеть лишь её спину, но это его не слишком заботило.
- Я давно тебе предлагаю работу – ты отказываешься всякий раз сама, - второй голос принадлежал Ксандру, но его юноша видеть не мог.
- Ну конечно, я, гонщик с мировым именем, буду работать шофером на какого-то извращенца! Весь твой бар стоит меньше, чем я получаю за победу на гонке, - фыркнула девушка, довольно вольготно пройдя сперва на кухню, где, судя по звуку, налила себе воды прямо из-под крана, а потом появилась в гостиной, с легким удивлением отметив наличие там Рея.
- О, детка, мы не помешали вашим урокам? Ты говорил, что будешь свободен в это время… - кореец возник следом за подругой.
- Рей просто делает уроки. Идем на кухню, - в голосе Дэрека не было недовольства, и потому никто слушать его не спешил.
- Уроки? Это новый вид наказания за грехи? – протянул Ксандр, наклонившись и через плечо юноши вглядевшись в текст. – История?
- Да, у нас завтра контрольная, я должен подготовиться, - кивнул Рей, мило улыбаясь заговорившему с ним мужчине. – Мистер Клейн довольно строг в оценке работ, поэтому надо хорошо помнить все даты и имена…
- Я всегда знал, что под личиной ванильки-Юджина кроется жестокий извращенный садист! – заявил Ксандр, ничуть не смущаясь того, что говорит такое при Рее. – Боже, да он даже более жесток, чем ты, Дэрек!
- Думаешь, он в тайне дрочит вечерами, думая о том, сколько всего приходится учить его бедным ученикам? К слову, ничего такого страшного я тут и не вижу… - юношу восхищало, с каким непробиваемым спокойствием Ким могла говорить такие пошлости.
- Это история, здесь все страшно! – заявил кореец, демонстративно принимаясь оттряхивать рукава пиджака, будто на них могли попасть даты из учебника. – Всегда ненавидел историю.
- Да, зато к историкам всегда питал особенно нежные чувства, - заметил Дэрек, понимая, что выставить друзей из гостиной уже не получится – Ким устроилась на диване, не питая особого интереса к истории.
- Поэтому у меня было «отлично» по этому предмету – мне всегда везло с учителями, - даже не обиделся на намек Ксандр, подмигнув Рею. – Все учителя истории – довольно развратные личности. Не знаю, что эротичного в этой профессии, но поверь мне на слово – хочешь страсти и чего-то необычного – соблазни учителя истории!
- А что вы можете сказать про учителей японского языка? – осторожно спросил юноша, стараясь не смотреть на Дэрека.
- О, они все жуткие извращенцы! Один год у нас вел парень… как же его звали….
- Максимилиан Томпсон, - сообщила Ким, будто напоминая о своем существовании в этой комнате.
- Точно! Так вот, этот парень был просто невероятным – в роли доминанта он легко мог заставить тебя изображать собачку прямо на людной улице, а в роли саба он, казалось, читал все мысли своего Мастера. О, а что он творил своим языком – можешь себе представить ощущение, когда кончик языка выписывает названия всех предметов для порки иероглифами на твоем члене?
- Уверен, перед таким невозможно устоять, - Рей опустил взгляд, пытаясь унять свое возбуждение – плоть его напряглась слишком сильно, и теперь вновь терлась о джинсы, напоминая о себе и требуя немедленного внимания. Дэрек кашлянул, и юноша к тому же залился краской, понимая, что слишком отвлекся от уроков. Но Ксандр заметил недовольство друга даже раньше, чем тот напомнил о себе.
- Детка, молодой организм требует отдыха! Сколько он уже зубрит эти цифры и имена? Брось, дай ребенку отдохнуть немного. К тому же, если он будет дальше это читать, у меня снова начнется ностальгия.
- По школе?
- По учителям истории, - Рей заметил, что кореец и блондин одарили друг друга довольно недвусмысленными взглядами, и это поставило юношу в тупик. Со слухами о развратности учителей, он бы поспорил – мистер Клейн представлялся ему человеком, уверенным на все сто, что секс существует лишь для зачатия детишек, а постель для того, чтобы на ней спать. Никто бы не удивился, узнав, что он и миссис Клейн спят на разных кроватях или даже в разных комнатах.
- Ладно, можешь прерваться – он тебе все равно покоя не даст, - наконец согласился Дэрек, тихо рассмеявшись, когда Рей слишком поспешно закрыл книгу. Мужчина уже сидел на диване рядом с подругой, закинув ногу на ногу и расслабленно откинувшись на спинку. – Можешь сесть ко мне, если колени устали.
- Да-да, детка, береги коленки – уверен, тебе на них еще ползать и ползать сегодня, - прошептал Ксандр на ухо юноше, вызывав в том целую бурю эмоций. Сперва Рей хотел возмутиться, но перспектива и дальше иметь возможность вот так запросто общаться с самим хозяином «Квадро» была слишком приятна.
- Спасибо, я постою, - сквозь зубы проговорил мальчик, поднявшись и облокотившись спиной о стенку. Он готов был подчиняться Дэреку, но делать это при посторонних казалось ему чем-то невообразимым. Блондин недовольно приподнял бровь, но ничего не сказал. В конце концов, это не было приказом, и Рей имел право выбора.
- Так, мальчики, я за чаем. Детка, тебя хоть кормили? – юноша неопределенно повел головой – есть ему совершенно не хотелось, во всяком случае, пока их с учителем отношения находятся под столь пристальным вниманием его друзей.
- А можно мне кофе? – Ксандр воспользовался тем, что Ким отправилась на кухню, и занял ее место на диване, расслабленно раскинувшись на нем.
- Сам сделаешь, - донеслось из другой комнаты, и Рей невольно усмехнулся.
- Она сегодня не в духе, - тем временем заметил кореец, поймав недовольный взгляд друга и перестав разглядывать мальчика. – Так значит, мистер Стинроуз, вы все же решили изменить своим принципам?
- Принципам? Напомни мне, что это? – хмыкнул Дэрек, намеренно не обращая внимания на ученика. Наказание за непослушание или же просто не хотел, чтобы тот влезал в разговор.
- А вы на самом деле спали с учителями? – Рей вздрогнул от понимания, что высказал эту мысль вслух. – Ну то есть… вы говорили про историков, и что у вас были хорошие оценки и…
- Я слышал, ты в своей школе был едва ли не самым крутым – куда что делось? – фыркнул Ксандр, прервав сбивчивую речь мальчика. – Будь мужчиной уже. Хочешь спросить – спрашивай, хочешь сказать – говори.
- Не воспитывай его, - мурашки побежали по спине Рея от этого голоса. Ледяной, властный, жесткий. Казалось, от обычно вежливого обходительного мистера Стинроуза не осталось и следа – перед ним был совсем иной мужчина. Еще более властный. Еще более жестокий. Человек, перед которым нельзя стоять иначе как на коленях. Прямой взгляд стальных серых глаз приковывал к месту, и даже кореец сглотнул, поднимая руки в жесте «сдаюсь». Возникший еще на стадионе вопрос разрешился сам собой – если бы двое этих мужчин сошлись вместе, у Ксандра все равно бы не было шансов. Это понимание пугало и восхищало одновременно, и Рей смущенно опустил взгляд, подойдя ближе и неловко, едва не свалившись на пол, сел на колени учителя. Краска залила его лицо, но он собрал в кулак всю свою волю, прильнув к груди мужчины, которому так хотел принадлежать.
- Простите, сэр, это моя вина, - прошептал он, снизу вверх смотря на строгое лицо блондина.
- Мы потом поговорим об этом, детка, - пальцы Дэрека скользнули в непослушные волосы мальчика, принося с собой спокойствие и какую-то уверенность в том, что он не делает ничего предосудительного, что его простят, даже если он и не прав. Рей кивнул, выжидательно посмотрев на учителя, словно прося разрешения повторить вопрос.
- Так вы на самом деле спали с учителями истории? – наконец решившись, уже куда увереннее спросил юноша, ощутив, как внутри что-то зашевелилось. Взгляд, которым теперь одарил ученик своего учителя, был куда менее покорным. Вибратор внутри его начал постепенно набирать темп, и вскоре вместо простых подрагиваний одарил юношу столь сильной вибрацией, что тот едва не забился в оргазме от этого неожиданного ощущения. Все так же прижатая к простате, эта игрушка рисковала свести его с ума раньше, чем гости соизволят оставить их с Дэреком наедине. Блондин же лишь хитро улыбался, наблюдая за мучениями мальчика с коварством истинного дьявола.
- Спал? – Ксандр, тоже наверняка заметивший, что между домом и его сабом что-то происходит, изобразил такое оскорбленное лицо, что Рей едва смог удержаться от длительных извинений. – О нет, мальчик, это слишком громкое слово для пары минетов в учительской. Я никого бы из них не впустил в свое тело, а трахать взрослого мужчину, когда тебе еще и восемнадцати нет – это как-то странно, знаешь ли.
- Как будто они бы тебе дали, - фыркнул Дэрек, обжигая дыханием шею своего ученика.
- Они все были геями? Ну, я сперва думал, что в нашей школе есть только один учитель-гей. Потом еще мистер Стинроуз пришел, но остальные то точно натуралы… Хотя насчет мистера Клейна я теперь не уверен… - задумчиво протянул Рей, чуть не застонав, когда вибратор сбавил обороты.
- На самом деле, мужчине пофиг, кто ему сосет – девушка или парень, рот он и есть рот. И если красивый мальчик опускается на коленки и принимает в рот его плоть, это все равно лучше, чем дрочить самому. К тому же, всегда можно закрыть глаза и думать, что трахаешь отличницу с первой парты, - усмехнулся кореец, в другой тряхнув головой и уставившись на юношу. – Погоди, что ты сказал? Не уверен насчет мистера Клейна? Тогда кто же тот гей, который был еще до Дэрека?
- Мистер Олден…
- Он натурал каких поискать, - фыркнул блондин, вгоняя мальчика в ступор. – Розовая рубашка и идеально уложенные волосы признак не голубизны, а того, что его жена старше его на пятнадцать лет и играет с ним, как с куколкой. Но он её любит до безумия и в жизни не был ни с одним мужчиной. Промах, - усмехнувшись, пояснил свое заявление Дэрек. – Рей, надеюсь, ты понимаешь, что о том, о чем мы здесь сейчас говорим, тебе распространяться тоже не следует?
- Разумеется… - голос юноши стал хриплым от постепенно становящегося нестерпимым возбуждения. – Значит, вы единственный гей в нашей школе? Ну, из учителей?
- Конечно же нет, - фыркнул блондин, переглянувшись со своим другом. – Как минимум, еще трое.
- А мистер Клейн?
- Тебе так интересна личная жизнь мистера Клейна? – усмехнулся Ксандр, подавшись чуть ближе к своим собеседникам. – Узнаешь, и что дальше? Будешь шантажировать его на завтрашней контрольной?
- Нет, что вы! Просто… Он кажется мне совершеннейшим натуралом… У него жена, дочка, чьи фото он постоянно носит с собой – я прежде не приглядывался, но теперь заметил, что у него даже на столе под стеклом фотография дочери… Он кажется таким правильным. Но… - Рей смутился, опустив взгляд. – Думаю, мне не стоит говорить так о моем учителе.
- Хороший мальчик, - эти слова звучали не обидно, а на удивление приятно. – Но навряд ли ты сможешь рассказать нам о Юджине что-то, чего мы еще не знали.
- Он сказал, что ни одни отношения между двумя мужчинами не могут продлиться долго, и что в любом случае однажды все мы женимся и заведем детей… Ну или как-то так. Просто до этого я был уверен, что он натурал, а после этих слов… Он словно сам прошел через это все.

@темы: Ориджинал, NC-17, BDSM

URL
Комментарии
2012-06-03 в 15:10 

Сандра Байрон
- Разочаровался в отношениях с мужчинами и женился? – друзья вновь переглянулись, и Ксандр рассмеялся. – Ты смотришь прямо в корень, мальчик. Только он не разочаровался – это было вполне осознанное, намеренное решение.
- Так значит, мистер Клейн был геем?
- Не существует бывших геев, детка, - назидательно проговорил Дэрек, коснувшись губами уха своего ученика. Того словно прошибло током, но пришлось молчать и держаться – даже стонать при корейце казалось ему недопустимым. – Большая часть людей – бисексуалы, просто некоторые это от себя старательно скрывают. Есть чистые геи и чистые натуралы, но их на самом деле меньше. И даже если гей живет с женщиной, если у него есть ребенок… да хоть десяток детей, он все равно остается геем. Несчастным геем, вынужденным играть по липовым правилам липового общества.
- Юджин решил, что так правильно и теперь живет так. Страдает, мучается, жену не удовлетворяет, но живет, - насмешливый голос Ким заставил мальчика вздрогнуть – он уже успел забыть про девушку. Поднос с чашками опустился на стол, и Ким, не слишком то раздумывая, устроилась на ручке дивана, сложив ноги на колени Ксандра.
- Эй, я тебе не подставка!
- Ну так оторви свою волосатую задницу и дай мне сесть нормально!
- У меня не волосатая задница! – эта перепалка заставила Рея рассмеяться. Было странно и как-то очень приятно наблюдать за тем, как взрослые люди ведут себя, будто дети, выясняя отношения и спихивая друг друга с дивана.
Гости ушли лишь через час, или даже больше. После чая, который все же удалось спасти во время дружеской потасовки Ким и Ксадра, старшие занялись обсуждением нового интерьера «Квадро», а Рея отправили заниматься наверх, чтобы не отвлекать его от учебников истории. Впрочем, как вскоре понял юноша, это было сделано еще с одной целью. Вибратор в нем то и дело включался, и постепенно возбуждение его и вовсе перестало спадать. Мальчик задыхался, но Дэрек явно дал ему понять, что придется терпеть. И он терпел, сидя в кабинете своего учителя – да, дом был достаточно большим для одного человека, и кроме трех спален – хозяйской и двух гостевых, там нашлось место еще и для библиотеки-кабинета­, и для еще пары комнат, соваться в которые Рей не решался. Он был уверен, что в одной из них спрятаны все сокровища учителя, которые тот то и дело оставлял на диване во время занятий. Этакое напоминание, что надо стараться, если хочется на утро иметь возможность сидеть на стуле. С легким мазохизмом, юноша представлял себе, как однажды откроется дверь в эту комнату, как ему явятся все красоты и ужасы подлинного мира бдсм – бандажи, цепи, «качели», кандалы, «икс» с горящими рядом с ним свечами… Слишком богатое воображение Рея уже рисовало и более извращенные орудия пыток – скамья с фаллосами, чей размер постепенно увеличивался, доходя до поистине гигантского, плети с крюками, какие сдирают кожу во время порки, распорки и еще много всего, чему юноша даже не знал названия.
За этими мыслями, история ушла на третий план, поэтому когда дверь кабинета тихо открылась, впуская в него хозяина дома, юноша едва не рухнул со стула. Дэрек лишь усмехнулся, подойдя к письменному столу и кинув взгляд на учебник.
- Вижу, ты уже все выучил? – его голос звучал игриво и в тот же миг опасно, давая понять юноше, что настало время чего-то гораздо большего, чем просто легкая порка на его коленях или минет у входа.
- Да… сэр, - прошептал Рей, не зная, как себя вести и что делать. Очевидно заметив смятение юноши, блондин указал на пол у своих ног. Мальчик вздохнул с облегчением, сразу же сползя со стула и опустившись на колени перед своим учителем. Ему нравилось, что можно было не думать, что достаточно было точно исполнить приказ, чтобы Дэрек был им доволен.
- Я проверю, - кивнул мужчина, сверху вниз смотря на своего юного саба. – Ты вел себя довольно вольготно сейчас.
- Простите, сэр, я не знал, можно ли мне так говорить. Я лишь хотел поддержать беседу, - на этот раз волна возмущения всколыхнулась в душе юноши чуть сильнее, и потому тон его был едва ли не стервозным.
- О, я вижу просто безбрежное раскаяние! – голос Дэрека на миг стал холодным и опасным, и Рей поежился, надеясь, что не нарвался на слишком жестокое наказание своими словами.
- Я не раб, чтобы спрашивать разрешения заговорить с кем-то, кто обращается ко мне. Я лишь должен проявлять должное уважение – разве не так? – уверенно проговорил юноша, заводя руки за спину. – Если вам не понравилось, я готов понести наказание. Вы не запрещали мне ни отвечать, ни говорить о мистере Клейне. Одно ваше слово – и я бы замолчал, вы сами знаете, сэр.
- Маленький нахал, - оскал блондина стал почти звериным, и мальчик испугался, не слишком ли далеко он зашел. – Конечно, ты бы не ослушался приказа. Но ты должен понимать, что есть вещи, которые ты обязан делать независимо от того, что я тебе говорю. Уважать старших – одна из них.
- Простите, сэр. Я не знал, что мои слова были оскорбительны. Я не хотел, - чуть тише проговорил юноша, снизу вверх смотря на учителя.
- Раздевайся, - приказ вновь заставил волну возбуждения пробежать по измученному юному телу. Этот голос… можно ли было не подчиниться мужчине, чей взгляд был таким уверенным, а низкий властный голос заставлял мурашки бежать по спине? Пальцы сами принялись за рубашку и брюки, и Рей даже сам не успел понять, как вновь остался совершенно обнаженным перед своим учителем. – Надеюсь, моя игрушка не доставила тебе слишком много беспокойства?
- Сэр… она сводила меня с ума, - прошептал юноша, ощущая, как вибратор вновь ожил в его теле. – Как она работает, сэр? – этот вопрос терзал его ничуть не меньше мыслей о том, что и как намерен делать с ним учитель.
- Она включается через определенный промежуток времени. Режимы вибрации и временные промежутки можно установить самому. Можно остановить ее, - мужчина извлек из кармана пульт, показав его сабу. – Можно заставить работать без передышки. Тебе нравится?
- Очень, сэр… - тяжело дыша от все ускорявшихся в нем вибраций, прошептал Рей, снизу вверх смотря на Дэрека. Тот не слишком то торопился, явно наслаждаясь происходящим.
- Прекрасно. Иди за мной, - юноша поднялся на ноги, несколько взволнованно оглянувшись вокруг себя. Атмосфера кабинета, несомненно, возбуждала его лишь еще сильнее, однако мысль о том, что его первый раз произойдет на жестком столе, немного пугала и настораживала. Поэтому когда они покинули комнату, и блондин провел мальчика в свою спальню, у него отлегло от души. Большая круглая кровать была застелена алым шелковым бельем, такие же алые шторы закрывали окно, от чего в комнате царил полумрак, подкрашенный красным светом. Люстра и прикроватная тумбочка были черными, и на фоне белых стен вся эта обстановка казалась совершенно нереальной. Сглотнув, Рей проследил за тем, как его учитель дошел до небольшого шкафа с черными дверцами и обернулся к нему, оценивающе скользя взглядом по его лицу. – Сегодня я дам тебе право выбора, чтобы понять, в каких вещах не стоит заходить слишком далеко, а в каких я могу позволить себе все, что угодно. Ты боишься темноты?
- Нет, сэр, - наученный горьким опытом, Рей решил пока не перебивать доминанта и не доказывать тому, что готов пройти через все, что угодно.
- Прекрасно. Сядь на кровать, руки на колени, ноги не скрещивай, - приказал мужчина, вытаскивая из шкафа какие-то вещи и тоже подходя к постели. – У тебя были травмы, переломы, вывихи, которые бы беспокоили тебя сейчас?
- Нет, сэр. Правда, ничего такого, - заметив недоверие в серых стальных глазах, Рей вновь вспыхнул. – Ну… однажды мне нос разбили, но его вправили сразу. И колено выбивал в третьем классе, но все давно зажило, я могу приседать хоть двести раз, оно не болит.
- Что-то еще?
- Мммм… у меня нет гланд и аппендицита – это важно? – юноша не понимал, к чему столь подробный допрос, тем более, со стороны человека, который мог просто посмотреть его личное дело.
- Хорошо, это все?
- Да, сэр.
- У тебя есть фобии?
- Страх залить спермой вашу постель без вашего на то разрешения, если вы продолжите допрос, считается? – не мог не съязвить юноша, в другой миг осознав, что снова нарывается. – Простите… я очень возбужден и думаю двумя головами одновременно.
- Я вижу, - кивнул Дэрек, неторопливо выкладывая на кровать выбранные из шкафа вещи. – Ты можешь помочь себе и кончить сейчас. Мне было бы интересно посмотреть на тебя, - взгляд мужчины ни на миг не отрывался от Рея, его речь была ровной и уверенной. Пальцы юноши коснулись напряженного, требующего немедленного внимания члена, и замерли на нем. Он задохнулся от стыда, плотно сжав зубы и попытавшись повести рукой вверх. Не вышло – вместо этого член начал опадать. Они ведь даже ни разу не спали вместе! Он не видел учителя во время оргазма, они целовались то всего несколько раз – этого было слишком мало, чтобы спокойно мастурбировать под требовательным взглядом другого человека. Рей сглотнул, интенсивно замотав головой.
- Нет, простите… Я не могу, сэр… Я не могу исполнить ваш приказ. Мне опуститься на колени и умолять вас о наказании? – так поступали сабы Элиота, если не могли сделать того, что он хотел.
- Тише, детка, - пальцы блондина мягко прошлись по щеке юноши, а сам мужчина сел ближе к нему, роняя обнаженное тело на свою постель. – Я хотел увидеть, насколько ты на самом деле готов уже раскрыться передо мной. И рад услышать отказ. Мне было бы не слишком приятно знать, что ты настолько раскован и беспринципен, что готов делать что угодно и не испытывать при этом стыда. Наказывать тебя сейчас было бы лицемерием, а я этого не люблю, - властные нотки в голосе придавали мужчине какое-то особое величие, его уверенность успокаивала, и Рей даже позволил себе немного расслабиться, лишь чуть шире разведя ноги. – Я хотел еще немного поиграть с тобой, но, кажется, ты уже на грани, - заметил мужчина, проведя пальцами по напряженной плоти своего юного саба и слегка сжав головку.

URL
2012-06-03 в 15:11 

Сандра Байрон
- Прошу вас, сэр, - наконец взмолился мальчик, понимая, что вот-вот кончит от одних лишь прикосновений. – Еще ведь даже не вечер… А впереди вся ночь, - хрипло шептал юноша, выгнувшись на постели и задохнувшись в новом сладостном стоне.
- Ты можешь кончить, малыш, - губы Дэрека обхватили пульсирующий, влажный от смазки член Рея, а его пальцы легко проникли в его тело, выталкивая из него вибратор и принимаясь сами поглаживать простату подушечками. Мальчик кричал, стонал, бился на красных шелковых простынях, зная, что ему позволили не сдерживаться, но все же пытаясь хоть немного продлить это безумное удовольствие… Мужчина мастерски ласкал его член губами, надавливая кончиком языка на вздувшиеся вены, сжимая самое основание губами, в то время как горло ласкало вибрациями головку. Всё это уносило Рея куда-то далеко от реальности, заставляло терять рассудок и растворяться в сладостном удовольствии… Оргазм овладел телом неожиданно и вовсе не по воле мальчика – тот бы с радостью пострадал под этими пытками еще несколько долгих минут… Но вот уже его тело билось, будто терзаемое электрическими зарядами, вот уже он стонал имя своего учителя и господина, смотря в потолок ничего не видящими глазами и ловя воздух сухими, пухлыми губами.
- Это не честно… - говорить мальчик смог лишь через пару минут – до этого получались лишь хриплые стоны.
- Почему же? – пальцы Дэрека легко скользили по волосам ученика, натягивая короткие прядки и отпуская их.
- Я так ничего не сделал для вас, сэр. Только принимаю ваши ласки, кончаю в ваших руках и потом вновь получаю ваши ласки и поцелуи. Я плохой саб.
- И часто такие вот глупые мысли посещают твою голову? – мужчина мягко улыбнулся, удобнее ложась рядом с Реем и притягивая его ближе к себе. – Мне нравится подбираться к тебе постепенно. С нашей первой встречи, ты заметно изменился. Не дерзишь, слушаешься, стараешься не нарываться на наказания – мне это нравится. Ты отказался, когда я сказал тебе мастурбировать при мне. Это мне тоже понравилось – если ты забудешь напрочь о своем характере, это будет не интересно. А теперь скажи мне, о чем ты задумался, вместо того, чтобы слушать меня?
- Я все слышал, сэр… - немного смущенно проговорил мальчик, чуть прикусив губу и ложась на грудь своего учителя. – Вы так говорите, словно планируете нечто большее… более долгие отношения.
- Тебя это смущает? Как минимум, до конца учебного года я буду оставаться твоим учителем.
- Это радует… - ответил Рей на оба высказывания, обняв мужчину за талию и подняв к нему взгляд. – Мистер Клейн сказал, что вы скоро женитесь.
- Что? – громкий смех, сколь неуместным бы он ни был, заполнил комнату, а руки Дэрека сомкнулись на крестце мальчика, не позволяя тому отстраниться. – И на ком он меня женить собрался?
- Не… не знаю... Он просто сказал, что вы уже в том возрасте, когда вам вот-вот надоест спать с мальчиками вроде меня и захочется стабильности, семьи, детей… - смущенно проговорил юноша, надеясь, что это не разозлит учителя. Мужчина же лишь продолжал смеяться.
- О, ну да, конечно… Скажи мне, мой мальчик, какой самый страшный грех?
- Убийство?
- Нет. Самый страшный грех – это гордыня. Из-за нее человек считает себя в праве забирать жизнь другого, из-за нее думает, будто может владеть чем-то чужим, из-за нее считает, что имеет право судить всех вокруг по себе любимому, - усмехнувшись, мужчина притянул Рея к себе, и какое-то время их губы были заняты страстным уверенным поцелуем, не дающим больше ничего говорить.
- Сэр… - мальчик задыхался, отчаянно хватая губами воздух. Тело его, совершенно обнаженное под внимательным взглядом стальных глаз, напряглось, вновь подрагивая от возбуждения.
- Не слушай никого. Люди думают, будто могут предсказать каждый поступок любого, кого знают хотя бы пару дней. Это не так – даже мы сами порой не знаем, что сделаем завтра, - губы Дэрека скользнули ниже, оставляя легкие поцелуи на часто поднимающейся груди юноши.
- Так значит… он не прав?
- Ни в коем случае. Я не собираюсь жениться или заводить детей. Мне это не нужно. А сейчас прекрати говорить в моей постели о другой мужчине, если не хочешь познакомиться с чем-то более жестким, чем моя рука.
- Ну, на самом деле это не такая уж страшная угроза… ай! – мальчик дернулся от резкого шлепка, лишь теперь понимая, что позволил себе лишнее. – Простите, сэр… - Дэрек лишь усмехнулся, снова опустив ладонь на ягодицы своего юного саба. Удар следовал за ударом, шлепки были звонкими и хлесткими, и вскоре Рей уже сам не заметил, что начал кричать, задыхаясь от боли и слишком сильного, неправильного возбуждения. – Простите… сэр… я больше не буду… правда… ай, больно!...
- Встань на колени на кровати и не шевелись, - приказал мужчина, наконец остановившись и легко проведя пальцами по горящим от порки ягодицам Рея. Тот лишь всхлипнул, но подчинился незамедлительно, в другой миг уже послушно замерев, стоя коленями на кровати и заведя руки за спину. Ноги его были расставлены, чтобы не потерять устойчивость, и открытость этой позы вновь заставила краску прилить к лицу мальчика. – Прекрасно… - блондин оставался за его спиной, и чтобы увидеть его, юноше пришлось бы обернуться. Но делать это ему запретили. – Ты должен понимать, что находишься в полной моей власти. Что я могу делать с тобой все, что захочу, и ты не посмеешь ничего сказать мне поперек. Ты отдаешь мне всего себя, - голос Дэрека звучал ровно, но горячее дыхание, что сейчас обжигало ухо юноши, ясно говорило о возбуждении мужчины. – Я могу лишить тебя голоса… - пальцы коснулись приоткрытых губ, на миг скользнув в рот мальчика, но сразу же покинув его, оставляя легкий след слюны на губе. – Я могу лишить тебя зрения… - ладонь накрыла глаза Рея, но так же быстро исчезла. – Или же я могу лишить тебя возможности двигаться… - пальцы сжали запястья юноши, чуть оттягивая его руки назад и давая понять, что шевелиться он сможет только с разрешения блондина. – Ты понимаешь это?
- Да, сэр… прошу вас… - шептал Рей, сам до конца не понимая, о чем же именно просит.
- Хороший мальчик. Мне нравится слышать твой голос, когда ты возбужден… Поэтому сегодня я лишу тебя возможности видеть меня, - на этот раз на глаза легла плотная повязка, которую мужчина ловко завязал на затылке своего юного саба. – И ты не будешь шевелить руками. Потому что я тебе это приказал. Верно?
- Да, сэр… - хрипло прошептал юноша, не имея теперь возможности видеть и вздрагивая всякий раз, как длинные пальцы касались его кожи. Шея, плечи, напряженные горошинки сосков… Ягодицы, пах, подобравшаяся от возбуждения мошонка… Истекающая смазкой головка члена и вновь соски – пальцы ласкали одну или другую часть тела, пропадая и затем появляясь на другой. Неторопливо, уверенно, словно желая показать, что каждая клеточка кожи, каждый мускул этого юного тела принадлежит Дэреку, а вовсе не самому мальчику.
- Ты такой отзывчивый и чувствительный, малыш, - губы оставили жаркий поцелуй на тонкой шее юноши, а пальцы мужчины вновь ворвались в его рот, принимаясь играться с языком, пропадая и возникая на соске, принимаясь легко теребить его. – Я хочу большего. Ты дашь мне это, Рей?
- Все… все, что пожелаете… сэр… прошу вас… - стонал юноша, с трудом заставляя себя оставаться на одном месте и не шевелиться. Руки его, казалось, были стянуты невидимыми наручниками – даже при большом желании, он не смог бы сейчас пошевелить ими. Пальцы пропали. Казалось, сам Дэрек испарился, оставив своего юного ученика в гордом одиночестве на слишком большой для одного человека кровати. Рей дрожал – от возбуждения, от легкой прохлады, от волнения и страха одновременно. Он пытался предугадать, что случится в другой миг, но не мог, не знал. Чего захочет этот мужчина, почему он так настойчиво тянет время?.. Все вопросы пропали из головы, лишь когда юноша ощутил легкое, почти невесомое прикосновение к своему входу. Благодаря тому, что он стоял на коленях и ноги его были широко расставлены, узкое, девственное еще колечко мышц сфинктера было открыто и легко доступно как взгляду, так и рукам Дэрека. Прикосновение повторилось, вновь такое же невесомое и сразу же пропавшее. Юноша ощутил жар – казалось, будто между его ягодиц возникла маленькая батарея и сразу же начала греть его. Лишь после третьего, чуть более настойчивого прикосновения, с которым кончик пальцы вошел в тело мальчика, Рей понял, что это была смазка. Подушечка пальца скользнула по кольцу мышц, изнутри смазывая его, и вновь исчезла. Было жарко, безумно жарко, и, казалось, этому просто не будет конца. Стоны юноши тонули в жадном страстном поцелуе, замирая на губах Дэрека, его тело, будто безумное требовало все больше и больше внимания к себе… Наконец пальцы мужчины вновь коснулись влажного, горящего от смазки входа, легко проникая в него. Казалось, мышцы совсем расслабились, но едва два пальца прошли глубже, прижавшись к простате и принимаясь неторопливо надавливать на нее, Рей не смог сдержать крика. Узкий вход плотно обхватил пальцы мужчины, тело мальчика забилось от удовольствия, перед глазами, скрытыми повязкой, будто разорвалась маленькая вселенная… Было слишком хорошо, непозволительно хорошо - юноша считал, что первый раз не может быть приятным, что непременно будет очень больно и потом – очень неприятно на душе, но пока… Пока он тонул в чистейшем удовольствии, извиваясь во властных руках своего дома. Вторая ладонь мужчины обхватила и без того напряженный до боли член, заскользив по нему от основания к головке и обратно, размазывая по пульсирующему стволу прозрачную смазку, на этот раз естественную, а не ту, что до сих пор заставляла жар оставаться между округлыми соблазнительными ягодицами мальчика.

URL
2012-06-03 в 15:13 

Сандра Байрон
- Безумно отзывчивый. Кажется, будто ты сможешь кончить от одних прикосновений… - Дэрек разорвал поцелуй, принимаясь ласкать губами шею саба, опускаясь к острым обнаженным плечам и оставляя на них легкие укусы. Юноша едва понимал, что происходит с ним. Казалось, все его тело превратилось в один нерв и реагировало даже на дыхание мужчины. Пальцы, скользившие в нем, почти не доставляли дискомфорта, и он даже расстроенно застонал, едва они исчезли. – Хочешь еще, малыш? Я дам тебе это, - на этот раз к тугому колечку мышц прижалось нечто гораздо большее, чем подушечки пальцев. Мальчик тихо вскрикнул, хотя боли почти не ощутил – безумное возбуждение и эта «горящая» смазка сделали свое дело – мышцы расслаблялись сами, впуская в тело напряженную плоть мужчины. Рей задохнулся от боли и удовольствия, от понимания, что наконец-то настал этот миг, когда Дэрек погрузился в него, когда позволил себе нечто гораздо большее, чем простые поцелуи и ласки. Плоть замерла в узком теле, грудь мужчины прижалась к спине мальчика, а его губы принялись терзать шею Рея страстными поцелуями. Юноша забился в этом сладостном плене сильных рук и крепкого тела, выгнулся, ощущая, как от этого член Дэрека еще глубже вошел в него, как голова ткнулась в простату, вызывая бурю эмоций в душе… Мальчик задыхался – подобная поза казалась ему одной из самых неудобных прежде, однако теперь он за мгновение влюбился в нее. Власть мужчины, который удерживал его от падения и заполнял собой, постепенно начиная двигаться в узком горячем теле, пальцы, ласкавшие его плоть и соски, теребившие их и прижимающие спину мальчика к крепкой лишенной волос груди – все это словно наркотик овладевало сознанием Рея, заставляло его отдаться, раскрыться, перестать сопротивляться и думать вообще. Тонкая серебряная слюнка побежала с уголка его губы, замирая на подбородке. – Ты не представляешь, насколько красив сейчас, - жаркий шепот обжег вновь губы юноши, движения Дэрека стали еще настойчивее и быстрее, его плоть врывалась в тонкое возбужденное тело так глубоко и резко, что казалось, будто мужчина вознамерился проткнуть своего любовника насквозь…
Рей сдался первым. Громкий возбужденный крик сорвался с его губ в тот же миг, когда тело забилось в оргазме, по силе своей в несколько раз превосходящем все предыдущие, а белесые струи спермы попали на кровать и руку мужчины. Дэрек не останавливался, все быстрее врываясь в своего юного саба и еще больше продлевая его оргазм… И лишь в тот миг, когда мальчик уже готов был потерять сознание от усталости и удовольствия, сперма мужчины резко ударила в его тело, и на его губах потерялся довольный хриплый стон блондина. Запах пота и семени смешивался с легким ароматом одеколона Дэрека, даря странное ощущение покоя и счастья. Они оба дрожали, судорожно целуя друг друга и пытаясь вновь втянуть в легкие воздух, оба находились во власти этого удовольствия, слишком сильного, чтобы испытав его однажды, потом отказаться… Наконец, мужчина покинул тело своего саба, позволяя мальчику обессиленно упасть на кровать. Пальцы его ласково стянули повязку, а затем Рей ощутил, как его подхватили на руки и куда-то понесли. Глаза он открыл лишь в душе, когда ощутил теплые струи воды на своем теле.
- Кажется, я испачкал вам постель… - пробормотал мальчик, пребывая на грани сознания и сна. – Простите…
- Тише, детка. Все хорошо, - Дэрек принялся мягко скользить губкой по телу своего саба, смывая с того пот и белесые следы спермы.
- Вы… так заботливы. Спасибо… Но разве дом должен?...
- Сколько вопросов. Я был уверен, что ты спишь, - улыбнулся мужчина, запечатлев на алых губах мальчика легкий, почти невесомый поцелуй. – Мне ли тебе рассказывать, что доминант должен заботиться о своем сабе?
- Я думал, речь только о сексе…
- Именно поэтому мальчишка в восемнадцать не может быть полноценным домом, - наигранно-строго проговорил мужчина, прижав к себе юное красивое тело своего любовника и отдав мальчику мочалку. – Можешь вымыть и меня?
Рей впервые видел своего дома обнаженным. Его взгляд жадно переходил от широких плеч к крепкой груди, розовым ореолам сосков, напряженным от контраста воздуха и воды горошинам, гладкому животу без какого-либо намека на жир, узким бедрам, какие обычно бывают у пловцов, длинным ногам… Затем все внимание юноши обратилось к паху его любовника.
- Вы большой… даже так, - Рей сам не понял, сказал ли он это, или же только подумал, но на всякий случай отвернулся, чтобы скрыть смущение. Свой первый раз в качестве саба он не забыл бы, даже если бы ему кирпич упал на голову. Такое просто невозможно было забыть.

***

Навряд ли в жизни Элиота было утро, более приятное, чем это. Мужчина проснулся от ощущения легких нежных поцелуев на своем теле - сперва они ложились лишь на лицо, затем опустились на шею, и с каждым из них возбуждение, и без того легко проявлявшееся утром, лишь возрастало.
- Что ты делаешь, Джас? – хриплым ото сна и от возбуждения голосом спросил мужчина, невольно выгнувшись, когда ловкие пальчики расправились с его брюками – Элиот лишь теперь сообразил, что спал одетым – и принялись за его напрягшуюся даже от таких невинных ласк плоть.
- Утро должно быть приятным, иначе день не выдастся удачным, - уверенно проговорил мальчик, обхватывая губами головку члена своего спасителя. Проснуться от утреннего минета – кто из мужчин не мечтал бы о подобном?
- Ты вовсе не должен… аааах… делать это, малыш…
- Господин, вам не нравится? – хитрые черные глазки прямо смотрели на Элиота, а влажный язык Джаса уже скользил по стволу, лаская его и рисуя узоры самым своим кончиком.
- Аааах… о чем ты – это восхитительно… - простонал мужчина, искренне наслаждаясь этими умелыми ласками. – Просто ты не обязан делать это.
- Я впервые в жизни делаю то, что мне нравится и хочется, господин. Но я прекращу, если вы…
- Не смей. Я сойду с ума, если ты остановишься, - мальчик счастливо заулыбался, вновь принимаясь старательно ласкать губами и языком член Элиота. Джас все еще был обнажен, но совершенно не стеснялся этого, лишь то и дело ежился от прохладного воздуха, что проникал в комнату через открытое окно. Он был еще сонным, длинные реснички явно только-только смогли разлепиться, а пухлые ото сна влажные губы чем-то напомнили мужчине губки младенца, когда тот едва проснется. Это придавало какую-то особую нотку происходящему, дурманило и возбуждало все сильнее. Элиот кончил быстро – не имея ни желания, ни возможности сдерживаться, он излился в рот своего юного любовника, задохнувшись в очередном сладостном стоне. Джас умело проглотил все, слизнул слюнку с уголков губ и подполз чуть выше, оставив мягкий поцелуй на животе своего любовника.
- Вы вкусный… - прошептал он, прижавшись щекой к животу и свернувшись калачиком. – Простите, я наверное должен был приготовить завтрак… я так заспался, мне очень стыдно, - виновато проговорил мальчик, повернувшись затылком к Элиоту.
- За такое пробуждение я должен тебя не только завтраком накормить, но еще и на руках носить весь день, - улыбнулся мужчина, запустив пальцы в мягкий шелк волос юноши. – Ты выспался? Можешь еще поваляться, пока я готовлю завтрак.
- Вы слишком добры, господин.
- Элиот. Я просил называть меня просто по имени, - намеренно строго проговорил мужчина, коснувшись плеча Джаса. – Иди сюда, маленький.
Мальчик сжался, но послушно поднялся выше. Он так мило втягивал голову в плечи, с трудом сдерживая желание закрыть грудь руками, что Элиот невольно задумался – можно ли вообще с этим ребенком быть грубым? И каким чудовищем надо быть, чтобы сделать из него раба?
- Чего ты боишься, малыш? – мягко спросил мужчина, оставив легкий поцелуй на губах мальчика. Тот покраснел, попытался отвернуться, но когда это не удалось, просто замер щекой на груди своего спасителя.
- Раб не должен смотреть прямо в глаза господина, если ему этого не приказали. И не должен просить его о ласке или внимании. Господа целуют рабов во время секса, но не утром, когда у того грязный после минета рот… - шептал Джас, подрагивая от страха. – Я не знаю ваших правил, господин. Но я все запомню и буду стараться не расстраивать вас, обещаю.
- Послушай меня, малыш. Твой хозяин очень дурно с тобой обращался. Он тебе лгал. Поэтому ты должен забыть его указы и слушать меня. Хорошо? – как можно более вкрадчиво говорил мужчина, будто в подтверждение своих слов принимаясь настойчиво целовать юношу, лаская его губы своими.
- Да, господин… Элиот… Я буду послушным, обещаю, - шептал мальчик, крупно дрожа, но теперь еще сильнее прижимаясь к груди своего спасителя.

URL
2012-06-03 в 15:13 

Сандра Байрон
- Вот и умница. А теперь я хочу, чтобы ты принял ванну, пока я готовлю нам завтрак. Можешь заниматься собой столько, сколько нужно, не торопись.
- Как скажете, Элиот, - прошептал Джас, решившись и теперь уже сам поцеловав мужчину, от чего краска мило залила его щечки.
Еще несколько минут они просто лежали вместе и целовались, но затем Элиот все же отправил мальчика в душ, поправив одежду и направившись на кухню. Мысли его всецело были заняты Джасом – как помочь мальчику снова начать жить нормальной жизнью и насколько сильно сломал его мистер Брэйберг. Из задумчивости мужчину вывел звонок телефона – неприятный для утренней тишины звук прозвучал как раз в тот момент, когда Элиот выкладывал на тарелку тосты и яичницу.
- Мистер Стоун, кажется, между нами возникло некое недопонимание… - Брэйберг был уже не столь самоуверен, в голосе его звучала настороженность, и Эл мысленно поздравил себя с первой победой.
- О, я не до конца понял всю широту вашего замысла набрать компромата на меня? Как мило с вашей стороны. Должно быть, во второй сережке была маленькая камера? Как жаль, что и она не засняла ничего интересного для вас, - язвительно проговорил мужчина, наливая сок в стаканы.
- Мистер Стоун, думаю, это не телефонный разговор. Я бы хотел встретиться с вами и все спокойно обсудить…
- Да, я с радостью встречусь с вами, мистер Брэйберг, вот только не для пустых разговоров. Мне нужны все документы Джаса – паспорт, страховка, все его личные вещи – надеюсь, они у мальчика были?
- Вы не имеете права требовать от меня этого. Джаспер – мой воспитанник…
- Ему уже есть восемнадцать, и мальчик в праве сам решать, где и как ему жить. Думаю, он захочет вернуться к своей сестре – вы ведь знаете о том, что у него есть семья? И если вы намерены приплести полицию – поверьте, Ким предстанет в их глазах в куда лучшем свете, чем гей, который использовал мальчишку для своих целей.
- Вам не кажется, что мы в одной лодке, мистер Стоун? – в голосе собеседника возникли опасные нотки, но Элиот лишь усмехнулся, проверяя, не забыл ли он чего поставить на стол.
- О нет, мистер Брэйберг. Я не удерживаю мальчика силой, и даже не спал с ним, если вы помните. Я лишь вытащил его из ваших лап, - голос мужчины стал жестким и холодным. – Сегодня в два, в парке. И не совершайте глупостей, если не хотите следующие пару лет таскаться по судам и краснеть от подробностей вашей личной жизни.
- Господин?.. – робкий голос за спиной Элиота прозвучал как раз в тот миг, когда он положил трубку. Мужчина обернулся, не удержавшись от теплой улыбки - мальчик перед ним мило покраснел, кутаясь в большой для него халат и снизу вверх смотря на своего спасителя. – Простите, я случайно услышал… вы хотите встретиться с моим хозяином?
- Джас, послушай меня, - Элиот опустился на колено перед напуганным юношей, положив руки тому на плечи. – Он – всего лишь твой опекун. Он тебе не хозяин, ты не принадлежишь ему. Он поступал с тобой дурно, и больше ты не будешь с ним жить. Ты понимаешь меня?
- Да, сэр, - кивнул Джас, прикусив нижнюю губу. – Но зачем вы хотите тогда его увидеть?
- Я хочу, чтобы он отдал твои документы и вещи. Ты можешь остаться дома, я отъеду не на долго, и потом вернусь к тебе.
- Вы… позволите мне жить у вас? – смущенно спросил мальчик, сглотнув при последних словах Элиота. – Нет-нет, можно мне с вами, пожалуйста? Я буду хорошо себя вести… Вы просто назначили встречу в парке… - черные глазки устремились в пол, а сам юноша отчаянно покраснел, лишь теперь понимая, что все же подслушал разговор. – Я редко выхожу на улицу, сэр. Только если хозяин хотел сходить со мной в клуб или ресторан, но не думаю, что путь до машины можно назвать прогулкой.
- Ты можешь жить там, где захочешь, малыш. Никто не имеет права указывать тебе, как и где жить, - проговорил Элиот, поднимаясь на ноги и жестом предлагая юноше сесть за стол. – Поешь, я не знаю, что еще ты любишь, но, надеюсь, тебе понравится завтрак.
- Спасибо, сэр… - мальчик растерянно скользнул взглядом по стулу, но все же сел, вновь отчаянно покраснев. – Простите. От меня столько проблем… Я не умею жить не так, как жил раньше. Я даже вилкой и ножом пользуюсь, как ребенок, - признался Джас, тщетно пытаясь нарезать омлет и бекон на своей тарелке.
- Прекрати извиняться и смущаться, малыш, - строгий, почти приказной тон, явно сделал ситуацию понятнее для юноши, и тот кивнул, послушно отдавая мужчине свои приборы. Элиот показал, как надо держать нож и как отрезать кусочки, и теперь процесс борьбы с омлетом пошел куда легче. – Ты всегда ел что-то другое на завтрак?
- Нет, просто я никогда не ел за столом в доме хозяина, - мужчина всерьез задумался о том, что мальчика стоит сводить к психологу. Слишком сильно травмировали его нежную психику годы, проведенные в доме мистера Брэйберга. – Он говорил, что заботится обо мне. Что оберегает, потому что я не выживу в этом мире без его наставлений и напутствий. Это… на самом деле так страшно – жить самому?
- Тебе понравится, Джас, я уверен. Но пока я буду тебе помогать, хорошо?
- Вы очень добры ко мне, сэр. Я не заслуживаю подобного обращения.
- Ты заслуживаешь большего, - усмехнулся Элиот, наблюдая за тем, как постепенно осваивается мальчик в его доме. Это было на самом деле странно – Джас был на два года старше Рея, однако на вид юноше едва можно было дать пятнадцать, а во многих вопросах он и вовсе едва дотягивал до десятилетнего. – У нас остались кое-какие вещи моего младшего брата - думаю, они тебе подойдут. Завтра займемся твоей одеждой, а сегодня ограничимся парком, идет?
- Да, сэр, - мальчик улыбнулся, поражая собеседника тем, насколько милым и невинным было сейчас его личико. – Простите… Элиот?
- Ты привыкнешь, - мужчина растрепал волосы Джаса, вопросительно посмотрев на него.
- Вы… можете купить мне сережку? Вы не подумайте, я отработаю, правда! Просто… вы вытащили ту, и я боюсь, что сосок зарастет.
- Тебе нравится ходить с сережками в сосках?
- Честно говоря, я их ненавижу, - осмелел юноша, снова опустив взгляд. – Но они там так давно… Останутся уродливые шрамы. Вам будет неприятно.
- Если ты их не любишь, то давай вытащим и вторую сережку. Поверь, даже если шрамик и будет, то он вовсе не будет тебя портить, - мужчина поднялся из-за стола, притянув мальчика к себе и мягко коснувшись губами его губ. – Я куплю тебе сережки, но ты не должен ничего отрабатывать.
- Я… я не могу так, я не хочу быть нахлебником!
- Хорошо. Тогда в благодарность ты сегодня моешь посуду, идет? – улыбнулся Элиот, радуясь, что у мальчика все же осталось хоть какое-то понятие гордости. – Думаю, нам пора собираться – не хотелось бы, чтобы мистер Брэйберг сбежал с твоим паспортом. И послушай меня. Что бы он ни говорил, ты должен помнить главное – у тебя есть я. И я не дам тебя в обиду.
- Спасибо вам, Элиот, - прошептал Джас, смаргивая серебристые капельки слез. Мужчина лишь мягко улыбнулся, гладя юношу по волосам. Сможет ли он в полной мере дать этому ребенку то, что ему нужно? Сможет ли отказаться от своих пристрастий, чтобы не пугать его еще больше? Эти мысли приходили и исчезали, оставляя на душе Элиота лишь полную уверенность в том, что он хоть раз в жизни сделал что-то на самом деле достойное настоящего мужчины.

URL
2012-06-08 в 21:44 

Ledi-Yaoi
Есть на свете три пути : Верь, Надейся и Люби. Есть ещё четвертый путь : Хуй забей и все забудь.
Восхитительный оридж мне безумно нравится
Вы талантливо и восхитительно прекрасно пишите за что-бы
не взялись)))
Спасибо вам огромное за прекрасную идею са
мого ориджа)))

P.S

Я понимаю что не по темке пишу,но всё-же уважаемая Сандра Байрон
Я так-же очень жду продолжение фанфика В плену обязательств, на фикбуке после 11 главы всё застопорилось((((
Скажите прода будет? а то уже три месяца прошло(((

   

Сказки

главная